Приднестровье – «геморрой» Великой Румынии и Украины

20

Украина в очередной раз выступила за восстановление территориальной целостности Молдовы…Жест, бесспорно, благородный, однако выгодно ли это самой Украине. На этот счет имеются некоторые сомнения.

revisor.od.ua

Внешнеполитическая «Гаврилиада»

Честно говоря, сомнения вызывает вся внешняя политика Украины. Потому что не много можно найти в мире государств, у которых она настолько нелепая и провальная. Ведь чего мы добились на этом поприще за два десятка лет титанических усилий? Только признания голодомора Эквадором и нескольких кредитных подачек. Зато потеряли очень многое.

Сначала внешняя политика была направлена на то, чтобы заявить о своем существовании. Мол, мы есть, мы независимые, и мы – не Россия! Стремление получить как можно больше членств в любых, каких угодно международных организациях, даже самых бессмысленных. Апофеозом этого мартышкиного труда стали выставочные уголки сельской Украины в наших посольствах по всему миру: с плетеным тыном, горшками и подсолнухами. Оставалось только поставить рядом изнуренных недоеданием босоногих девчат в сермяжных рубахах. А ведь это было как бы лицо державы! У Японии, например, оно представлено разными электронными диковинками.

Не намного результативней был и «прозападный курс», который свелся к тому, что Украина очень старалась понравиться сначала Вашингтону (отрабатывая покровительство), а потом Брюсселю (выпрашивая членство в ЕС). Причем не сразу осознав, что эти два центра западного мира начали конкурировать между собой. И вовсе не бедность, не коррупция, не ветер в голове украинской власти и даже не пресловутое «влияние Москвы» стали причиной того, что нэньку, в конце концов, вежливо и настойчиво попросили отовсюду. Ведь в ЕС и НАТО есть и убогие, и воровитые, и дурные. Но никто не хочет связываться с абсолютно ненадежными новыми Мазепами, у которых вектор меняется по три раза на день. И ладно бы это была самодостаточная держава, которая сама ведет свою игру и меняет сателлитов как портянки, но ведь Украина изначально поставила себя в униженное положение расходного материала мировой политики.

Итог этих метаний печален: Украина осталась совершенно одинокой и в обозримом будущем может претендовать разве что на союз с Грузией.

Кстати, о Грузии. Всё, что нас связывало с этой страной победившей розовой демократии – это одинаковая схема прихода к власти проамериканских ставленников. Образно выражаясь, Ющенко и Саакашвили были клерками из одной конторы, одного назначили в Киев, другого в Тбилиси. Теперь, с уходом Виктора Андреевича, сразу и завяла и украино-грузинская «дружба». Видимо, нет больше указаний её продолжать, да и нет пока охочих эти указания выполнять.

Самым катастрофическим для Украины стало антироссийское направление её внешней политики. От мелких капризов и проделок 90-х, которые сходили с рук, в президентство Ющенко она перешла к крупномасштабным пакостям. Устраивая их с азартом, от души, потому что это не только было выгодно вашингтонскому «партнеру», но и потому что на этом зиждилась идея украинского национализма. А какие грандиозные строились планы! Перекрыть России путь в Европу, выгнать её из Севастополя (а то и даже с Кавказа и Кубани), поставить Москву на колени перед Киевом. Дурни богатели думкой, а потом терпели одно поражение за другим. Теперь Украина почти потеряла российский рынок и вынуждена покупать газ по заоблачным ценам. Да вдобавок, полностью оскандалившись в Туркменистане, лишилась еще и тамошних углеводородов.

В общем, трудно сказать, на каком направлении украинская внешняя политика не привела к конфузу. И румынский вектор не стал исключением. Потеря значительного куска черноморского шельфа – лишь малый эпизод сложных отношений Киева и Бухареста.

Великая Румыния или незалежная Молдова?

Честно говоря, ничего личного к Украине румыны не имеют. Их претензии гораздо старше, чем незалежность нэньки, и возникли еще во времена СССР. Дело в том, что в Румынии тоже есть националисты. Пожалуй, еще более радикальные и решительные, чем у нас. И они считают, что Советский Союз несправедливо обрезал «исконно румынские земли» – Буковину, Бессарабию, Молдавию, юго-западную часть Одесской области, ну и, соответственно, значительный кусок морской территории вместе с устьем Дуная.

С Молдавией (теперь – Молдовой) у них получилось почти очень просто. Влияние румынского национализма на молдаван так велико, что многие из них тоже считают себя румынами и не возражают против объединения двух стран. Возможно, оно бы уже давно состоялась, как слияние ФРГ и ГДР, если бы не проблема под названием Приднестровье.

Наверное, не стоит лишний раз пересказывать историю Приднестровского вопроса, но следует отметить отношение к нему официального Киева. Он всегда выступал на стороне Молдовы, причем в этом его дружно поддерживали почти все национал-патриоты (кроме УНА-УНСО). Как поясняли вислоусые «свидомые украинцы», они понимают, что в Приднестровье живут их «браття», однако считают, что ПМР является «московским проектом», а потому не могут поддержать «спецоперации Кремля». В общем, начхать на соотечественников, главное, чтобы россиянам дулю показать.

Украинские президенты и МИД были куда сдержаннее и просто изрекали витиеватые речи о нерушимости, целостности государств. Не изменилась эта генеральная линия и теперь, когда в Украине в очередной раз сменилась власть.

«Мы будем делать все, чтобы Приднестровье получило особый статус, но оставалось в составе Молдавии, потому что всегда выступаем за неделимость границ», – заявил Виктор Янукович во время своего недавнего визита в Париж. Его соратник по партии, заместитель главы парламентского комитета по иностранным делам Леонид Кожара на днях подтвердил, что Украина будет всячески активизировать «процесс мирного урегулирования», предусматривающий вывод из ПМР российских миротворцев и возвращение региона в единую Молдову (но с какими-то автономными правами).

Таким образом, они как бы напомнили всем о том, что совместное заявление по теме Приднестровья президентов Януковича и Медведева, сделанное ими в мае этого года, остается в силе.

Заодно, возможно, Киев решил еще раз опровергнуть возникшие тогда же слухи о том, что между Януковичем и Медведевым было якобы заключено некое секретное соглашение о разделе Молдовы (о нем заявлял БЮТ). Дескать, Приднестровье заберет себе Украина, а Молдова попадет под полную зависимость от России. Кстати, на днях Дмитрий Медведев тоже поспешил убедить мировое сообщество, что по-прежнему заинтересован в диалоге Тирасполя и Кишинева и даже хочет подключить к нему международные институты.

В общем-то, обе стороны (российская и украинская) вспомнили о ПМР, видимо, в связи с приближающимися выборами в Молдове. И это понятно: там растут прорумынские настроения, не исключено, что к власти придут политические силы, настроенные на слияние двух стран, а в этом случае вполне прогнозируемая реакции Приднестровья может разжечь новый конфликт. Ну что поделаешь, не хотят приднестровцы жить в Великой Румынии!

Именно поэтому уже давно многие эксперты утверждают, что и для Украины, и для России выгоден нейтральный вариант – независимая Молдова. Независимая именно от Румынии, потому что превращение оной в Великую может начаться именно воссоединением с Молдавией. А раз так, то этот нежелательный и для Украины, и для России процесс будет остановлен в самом его начале. Собственно говоря, именно так его уже сдерживают все эти годы.

В этом плане перед выборами целесообразно снизить накал патриотических страстей в Молдове, чтобы не давать лишних шансов прорумынским националистам и, напротив, подыграть местным левым, которые являются противниками Великой Румынии. А значит, необходимо, как минимум, изобразить скорое и положительное для Молдовы решение Приднестровского вопроса.

Насколько скоро он решится и решится ли вообще – сказать трудно. Однако политическая позиция Украины и России по этому вопросу является искренней.

С Украиной всё понятно: она как была против раздела Молдовы еще в 1992 году, так и осталась до сих пор. И на это у неё есть целых три причины. Во-первых, целостность Молдовы поддерживает Запад, а его мнение для наших политиков всегда было определяющим. Во-вторых, своим существованием Приднестровье мешает многим в Украине, и не только национал-патриотам. Ну и в-третьих, Украина почему-то считает, что единая и неделимая Молдова – её важный стратегический партнер.

Что касается России, то хотя ПМР и называют её проектом, сейчас отношение к этой непризнанной республике в Москве изменилось, оно стало очень прохладным. Некоторые российские политики уже называют Приднестровье ненужным балластом, для сохранения которого приходится держать там свои войска. Возможно, потому, что если в начале 90-х создание ПМР помешало торжественному слиянию Молдовы и Румынии, то теперь оно лишь провоцирует его (уже без Приднестровья). А может быть, там просто не считают целесообразным контролировать ненужную полоску земли между Молдовой и Украиной? Кто его знает! Сегодняшняя Россия не только достигает несомненных успехов, но и совершает откровенные глупости.

Однако в любом случае от Приднестровья до России несколько сот километров, и не она граничит с Румынией, а Украина. Поэтому и отношение к этому вопросу Украине следовало бы формировать исходя из собственных прагматических интересов державы, а не чьих-то указаний или желания скрутить кому-то кукиш. Впрочем, для украинской внешней политики такой подход к делу пока еще в диковинку.

Приднестровье как подушка безопасности

Основная беда наших политиков в том, что они очень мало знают о реальной жизни своих избирателей. Да и не очень-то хотят о ней знать. Они хотят другое, чтобы «пипл хавал» то, что ему дают – и куда он денется! Но иногда такая высокомерная спесь приводит к большим заблуждениям и, как следствие, ошибкам.

Молдаване – очень небогатый народ. Можно даже сказать, что самый бедный в Европе. При этом лишенный каких-то высокоидейных обоснований независимости своей Молдовы. Даже молдавский национализм, который имел место в начале 90-х, был чисто «колбасным», бытовым, основанным на убеждениях, что с выходом из Союза жить станет сытнее и веселее. Вышло совсем наоборот – в связи с чем молдавский национализм благополучно умер, и сегодня его тщетно пытаются воскресить власти Молдовы.

Назад в Союз дороги не было, единственной альтернативой полуголодному существованию Молдовы стал проект Великой Румынии. Вот он-то как раз и увлек многих молдаван, которые теперь считают себя румынами и требуют воссоединения. Базируясь на всё той же «колбасной» основе, он резко увеличил ряды своих приверженцев после того, как в 2007 году Румыния стала членом ЕС (хоть и самым отсталым), а после этого прием в Евросоюз новых членов прекратился. Молдаване сокрушенно качали головами: мол, если бы мы присоединились к Румынии, то уже бы жили в Европе! И большинству молдаван совершенно всё равно, войдут ли они туда с Приднестровьем или без. Философия урчащего желудка отвергает эфемерные лозунги ура-патриотизма.

Но за Приднестровье продолжает цепляться политическая элита Молдовы, которая нужды отнюдь не испытывает. Кому-то чисто обидно за державу, а кто-то мечтает наложить лапу на этот экономически привлекательный регион. К тому же даже та молдавская элита, которая разделяет взгляды румынского национализма, не стремится распрощаться со своей самостийностью и превратиться в провинциалов Великой Румынии. Это как раз и сдерживает Молдову от того, чтобы броситься в объятия своей западной сестры, пожертвовав Приднестровьем. Да и в самой Румынии хотели бы присоединить к себе всю Молдову, включая и земли за Днестром, как малую (пока что) часть Бессарабии.

Пока сохраняется такая ситуация, такая «стабильность», волноваться вроде бы не о чем. А политики Украины, которые вообще не умеют (и не хотят) заглядывать в будущее, вообще считают, что так будет продолжаться вечно. Но вечного в этом мире нет ничего.

Неизвестно, сколько еще молдавским политическим силам удастся морочить головы своим избирателям обещаниями реформ и «интеграции в Европу». Ситуация там невеселая, и последствия мирового кризиса чувствуются всё сильнее. А значит, есть тенденция к росту числа сторонников слияния с Румынией. Дело, собственно, за малым – за приходом к власти соответствующих политических сил. И, возможно, Бухарест прилагает для этого все усилия. Во всяком случае, масса т.н. «неправительственных организаций» ведет среди молодежи активную прорумынскую пропаганду. Власть в Молдове уже получила альянс партий, выступающих за превращение республики во второе румынское государство, а от этого недалеко и до воссоединения румынских земель.

Таким образом, Великая Румыния из романтической идеи превращается в прагматическую цель, и её достижение становится все более реальным. И последним, что встанет на этом пути, является ПМР.

До тех пор, пока отношения Тирасполя и Кишинева имеют формат притушенного конфликта, объединение Молдовы и Румынии невозможно. Не только потому, что приднестровцы будут выражать своё несогласие очень бурно, но и потому, что будет возражать Евросоюз, которому не нужны конфликты в своих границах. ЕС еще может согласиться с расширением одного из своих членов на три с половиной миллиона голодных ртов, если это будет добровольно и демократически, с фейерверками и всеобщим ликованием. Но зачем ему несколько тысяч вооруженных приднестровских гвардейцев, грозящих из-за баррикад автоматами и выкрикивающих ругательства?

Поэтому перед процессом объединения Молдове придется решить Приднестровский вопрос. А это можно сделать двумя способами: либо отпустить ПМР с Богом на все четыре стороны, либо уговорить Приднестровье остаться в составе Молдовы (на особых условиях), а потом и войти в состав Румынии. Кстати, сделав первое, нетрудно будет проделать и второе – вряд ли для приднестровцев будет большая разница между прорумынской Молдовой и румынской Румынией. Ведь и там, и там будет господствовать сплошное «румынство». Зато будучи в составе Великой Румынии как члена ЕС, они смогут рассчитывать на защиту своих прав со стороны Евросоюза. Во всяком случае, им это наверняка пообещают.

А уговаривать приднестровцев, похоже, собираются настойчиво. И если раньше у них был союзник в лице России, то теперь, похоже, и она выступает за «урегулирование конфликта». Знают ли в Кремле, чем это может закончиться, и волнует ли их судьба десятков тысяч этнических русских, живущих в этом регионе? Будем честными: Россия бросала и куда большее число своих «соотечественников», даже когда их избивали в своих домах обезумевшие туземцы. А тут вроде бы всё будет происходить культурно, по-европейски и под присмотром «мирового сообщества».

Единственный, кто получит в этом случае действительно большие проблемы, – это Украина. Потому что если Великая Румыния станет реальностью, то её дальнейшее расширение возможно только за счет украинских территорий. Да и вообще её амбиции резко возрастут, успех вскружит румынам голову. В то же время уже сейчас Украина не может достойно противостоять их претензиям. В ответ на претензии Румынии украинские власти или устраивали дурацкую клоунаду с заселением Змеиного (вместо того, чтобы поставить на нем ракетную батарею), или сливали потомкам даков через международный суд Черноморский шельф. Да и чем вообще чахнущая нэнька может ответить на выпады? Жалобой в ООН, выплясыванием гопака перед посольством?

Спасти несостоявшуюся «вторую Францию» могло бы только Приднестровье, которое будет играть в столкновении интересов Украины и Румынии роль эдакой подушки безопасности, чтобы наша нэнька не расшиблась. И только в его нынешнем статусе неопределенного, очень конфликтного региона. Конечно, оно вроде бы как бы не по-христиански предлагать такое, не соответствует это этикету международных отношений. Но давайте будет цинично-прагматичными и руководствоваться холодным безжалостным расчетом. Кого-то из вас волнует судьба Молдовы или Великой Румынии? Наверное, пусть об этом беспокоятся сами молдаване и румыны. А украинцам пора бы уж подумать и о благополучии собственной страны.

Единственное, за что действительно стыдно, так это за то,что Украина опустилась до такого уровня, что ей придется прятаться за спину крошечного Приднестровья. И от кого!

Вот почему Киеву стоило бы не способствовать решению Приднестровского вопроса, а приложить усилия для того, чтобы он оставался подвешенным как можно дольше. Не открыто, разумеется, а просто заваливая и это дело так, как это всегда хорошо во всём получалось у Украины. Собственно говоря, для этого и делать-то ничего не надо.

Впрочем, бесконечно держать Молдову за Приднестровье, разумеется, нельзя. Рано или поздно она решит этот вопрос одним из двух вышеперечисленных способов. Рано или поздно Великая Румыния появится на карте мира. И Украине никуда не деться от серьезного выяснения отношений со своей юго-западной соседкой. Просто пока что у неё есть возможность отсрочить этот неприятный для себя момент.

Однако бедой, куда более страшной, чем немощность и неуклюжесть украинской державы, является её власть имущая элита, которая, как уже было замечено, живет сегодняшним днем, не утруждая себе прогнозированием будущего, и интересуется исключительно личной выгодой, с легкостью жертвуя интересами государства (и тем более его населения). Ведь, вспомним, Черноморский шельф уступили Румынии не просто так – кое-кто получил за это хорошие «откаты» в виде акций нефтедобывающих компаний. И почему-то думается, что если бы появилась возможность, то за хорошую долю наша элита так же раздарила бы по кускам всю страну…

Леонид Янкелевич

Поделиться:
Загрузка...