Вооружения для ВС Украины: хроника деградации

49

В конце февраля 2010 года в Киеве Минобороны Украины провело презентацию очередного – уже пятого – ежегодного издания «Белая книга. Вооруженные Силы Украины», освещающего основные направления оборонной политики и развития ВС Украины за прошедший год.

В «Белой книге» определены приоритеты для Вооруженных сил на 2010 год, который объявлен военным ведомством Годом развития системы управления и восстановления процесса наращивания боеспособности Вооруженных Сил Украины. В этой связи хотелось бы выделить среди приоритетов те, которые непосредственно определяют это самое «наращивание боеспособности Вооруженных Сил Украины». Вполне очевидно, что это, прежде всего, такой из шести названных приоритетов, как «сохранение готовности определенных военных частей и подразделений Объединенных сил быстрого реагирования к выполнению задач по назначению, обеспечение способности дежурных сил противовоздушной обороны к прикрытию важных объектов, наращивание боеспособности Сил специальных операций и восстановление боевых возможностей высокотехнологических видов Вооруженных Сил – Воздушных Сил и Военно-морских Сил».

Понятно, что вместе с иными факторами, боеготовность войск, «наращивание боеспособности» и «восстановление боевых возможностей» видов Вооруженных сил (и в первую очередь – упомянутых высокотехнологических Воздушных Сил и Военно-морских Сил) определяет оснащенность армии и флота образцами ВВТ (вооружения и военной техники), отвечающими современным требованиям и позволяющими эффективно выполнять возложенные задачи. Здесь при всей лаконичности «Белой книги» по теме, данная в ней информация относительно нынешнего состояния дел в этой сфере все же позволяет проанализировать и ответить на вопрос: в каком состоянии находятся Вооруженные силы сегодня, и каковы их перспективы в плане технической оснащенности в обозримой перспективе?

Здесь стоит сделать одно уточнение. Как справедливо отмечают эксперты, «Белая книга» готовится специалистами Министерства обороны, и в силу ведомственной принадлежности они едва ли могут объективно и достаточно критично анализировать актуальные проблемы Вооруженных сил, — к каковым, вне всякого сомнения, относится и вопрос состояния ВВТ. А потому делать заключения на основании лишь постулатов этого издания, как мы увидим чуть ниже, было бы неразумно.

Итак, характеризуя процесс обновления ВВТ в Вооруженных силах Украины в целом, «Белая книга» указывает: «Принятие на вооружение новых образцов ВВТ на протяжении 2006 – 2009 гг. позволило повысить боевой потенциал, полевую обученность и мастерство личного состава войск». И далее – по состоянию в Сухопутных войсках (внимание к этому виду Вооруженных сил обусловлено тем, что 2009 год был определен Минобороны как Год Сухопутных войск): «За счет закупки и модернизации обновлен парк основных типов ВВТ военных частей Сухопутных войск почти на 350 единиц».

Уже с этих первых фраз мы наблюдаем лукавство. Издание называется «Белая книга-2009», а нам со старта начинают рассказывать о том, что случилось сразу за четыре (!) года – с 2006 по 2009 гг. Вопрос: зачем? Если нам нужно узнать данные за 2008 год, мы и посмотрим «Белую книгу-2008», за 2007 год – соответствующее издание. Зачем их пихать сейчас вместе?

Ответ напрашивается лишь один: для приукрашения действительности. Потому как в 2009 году «за счет закупки и модернизации» этот самый «парк основных типов ВВТ военных частей Сухопутных войск» обновлен аж… на 2 (две) единицы. Из них закуплено 0 (ноль) единиц вооружения и военной техники. Согласимся, для армии, в которой более 80% ВВТ устарели морально и исчерпали все ресурсы эксплуатации – цифры, скажем так, не радующие. Хвастаться ими трудно. А потому и дается статистика сразу за 4 года, включая самые «успешные» для ВС Украины в плане бюджета – чтобы сгладить неприятные впечатления. И получаем в итоге вроде и не такую уж и пугающую цифру в «почти 350 единиц» (если быть более точным – 342).

В целом, согласно данных Минобороны, обновление парка ВВТ Сухопутных войск происходило в следующей динамике.

Закуплено образцов ВВТ, ед.:

2006 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г.
   80       176         71         —

Модернизировано и продолжен ресурс, ед.:

2006 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г.
    6           2           5           2                 

Кстати, для понимания того, чем за прошлый год пополнилась армия, уточним. Из 2 модернизированных образцов – один танк Т-64Б (видео здесь) и боевая машина пехоты БМП-1У. При том, что на сегодня в Сухопутных войсках насчитывается 735 танков (еще 39 танков в Военно-морских силах, где модернизация бронетанковой техники вообще не проходила) и 2 155 боевых бронированных машин (плюс 177 в ВМС). При таких темпах и ученик младшего класса легко ответит, сколько понадобится лет, чтобы модернизировать весь танковый парк и парк ББМ Вооруженных сил Украины. Счет даже не на десятилетия – на века идет, а в случае с ББМ – и на тысячелетия. Что же касается закупки новых ВВТ, то с темпами 2009 года обновления не произойдет никогда.

Интересно, что, не смотря на отсутствие возможностей у армии и флота закупать ВВТ, они достаточно активно принимаются на вооружение. Динамика здесь следующая:

Принято на вооружение образцов ВВТ, ед.:

2006 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г.
    3          5            4           7

Интересная картина, не правда ли? За весь год не закупили ни одного образца, ни одной единицы ВВТ, а приняли на вооружение сразу 7 новых наименований (это только в Сухопутных войсках, всего в ВС Украины – 19 наименований, и это на треть меньше, чем в 2008 году!). В Минобороны принятие новых ВВТ на вооружение называют «заделом на будущее». Мол, сейчас правительство новое оружие на вооружение приняло (ВВТ принимаются на вооружение ВС Украины постановлениями Кабмина), а денег закупать нет. Но вот только средства появятся, и сразу начнем перевооружаться. Это действует успокаивающе, поскольку создается впечатление, что власть очень беспокоится о перевооружении армии и флота, и все только и ждут возможности дать Минобороны денег на закупку новых образцов, уже находящихся официально на вооружении.

Но на самом деле причины такого активного перевооружения ВС на бумаге – забота вовсе не об армейских нуждах. Совершенно очевидно, что здесь идет речь об интересах оборонно-промышленного комплекса, производящего ВВТ в основном на экспорт. Ведь один из основных критериев при выборе на мировом оружейном рынке товара клиентом – опыт и эффективность его эксплуатации. Если речь идет о новых, неизвестных в мире ВВТ, то тут обращаются к опыту армии страны производителя. И трудно кому-то объяснить, что оружие действительно эффективное, а собственная армия его не имеет. Это абсурд.

Ибо понятно, что любая страна, мало-мальски заботящаяся о собственной обороноспособности, о своей безопасности, будет давать армии лучшее, что может произвести из оружия – это ясно и дураку. Но украинская действительность, увы, никакой логике не поддается. А потому и приходится вот таким нехитрым образом в виде туфтового принятия на вооружение ВС Украины новых ВВТ обманывать потенциальных покупателей. А заодно и себя.

Кстати, лоббирование интересов ОПК таким образом доходит до маразма. Пример: в этом году мы будем праздновать десятилетие (!) принятия постановлением Кабмина на вооружение ВС Украины украинского военно-транспортного самолета Ан-70.Того самого, который никак не дойдет до серийного производства. И вот до сих пор, как известно, совершенно туманны перспективы производства этого самолета, а на вооружении он находится с 2000 года…

Испытания Ан-70

Так что принимать новые ВВТ на вооружение много ума не надо. А вот закупать и модернизировать – другое дело, тут нужны реальные средства, а не лишь расходы на бумагу и чернила. И потому здесь и начинаются проблемы. В целом по Вооруженным силам в плане закупки и модернизации вооружений сложилась печальная картина, здесь Сухопутные войска никак не исключение. «Белая книга» указывает, что «по темпам поставок ВВТ в войска (силы) наблюдается значительное отставание от принятых в мире нормативов их планового обновления», при этом «в 2009 г. фактическое финансирование по бюджетным программам создания, закупки и модернизации ВВТ составило 483,3 млн. грн».

Здесь стоит сделать пояснение по поводу мировых нормативов и «украинской цифры» в 483,3 млн грн. Мировой опыт указывает (и на эти нормативы ориентируются не только западные, но и все «цивилизованные» государства), что так называемый «бюджет развития» армии любой страны является таковым, только если имеет четкие процентные показатели. А именно – если на содержание личного состава выделяется не более 50% от всего оборонного бюджета (критической границей называется 75%). Остальное должно идти на боевую подготовку, развитие ВВТ и инфраструктуры. Если идет меньше – то это уже «бюджет проедания», грозящий резким сокращением боеспособности и деградацией армии. Исходя из этих нормативов, на развитие ВВТ и инфраструктуры в соседней Польше уходит 25,3% военного бюджета, в Германии – также порядка 25%, во Франции – 46,1%, а в также соседней Турции – 32,4%.

Украинский военный бюджет в 2009 году составил 8,3 млрд грн. Таким образом, на развитие ВВТ было затрачено 5,8% от военного бюджета…

Но и это – сплошной оптимизм, поскольку мы считаем проценты от самого убогого военного бюджета за всю историю независимости Украины. Стоит посчитать, сколько на ВВТ было выделено в 2009 году от «нормального» бюджета Вооруженных сил Украины, который (то есть нормативная потребность) был определен в 32, 4 млрд грн. Путем несложных подсчетов мы получаем результат: на ВВТ Украина затратила в 2009 году 1,5% от «нормального» военного бюджета. При минимальной норме в 20-25%. Это даже не деградация – это просто завал и позор.

«Белая книга» детально расписывает, что делалось в сфере обновления парка ВВТ Вооруженных сил Украины в 2009 году:
«На протяжении года удалось завершить государственные испытания и принять на вооружение боевой танк БМ “Оплот”, информационно-аналитическую систему планирования мобилизационного развертывания Вооруженных Сил, изготовить опытный образец автоматизированного мобильного командного пункта подразделения радиотехнических войск. Продолжалось проведение научно-исследовательских работ по модернизации радиолокационных станций, зенитных ракетных комплексов, в том числе переносных, и других ВВТ Воздушных Сил, в частности, военно-транспортного самолета Ан-70 (это анекдот: Ан-70 еще в войсках никто не видел, а его уже модернизируют – прим. Авт.) и самолетов Миг-29, Су-25 ,Л-39. В 2009 г. получены первые образцы модернизированных самолетов. Благодаря улучшению характеристик двигателей, новому навигационному, прицельному оборудованию и средствам регистрации полетной информации, модернизированные самолеты позволяют с большей эффективностью выполнять боевые задачи. Начато восстановление технического состояния вооружения войск противовоздушной обороны Сухопутных войск, проведение работ по продлению сроков технической пригодности зенитных управляемых ракет, модернизации двигателей вертолетов. Уточнены оперативно-технические требования к отечественному оперативно-тактическому ракетному комплексу. Завершена разработка технического проекта корабля класса “корвет”. Исполнителем государственного оборонного заказа по строительству кораблей определена Государственная акционерная холдинговая компания “Черноморский судостроительный завод”, г. Николаев. Продолжается ремонт подводной лодки “Запорожье”».

Танк ОПЛОТ

Деклараций много, но радоваться особо нечему. Модернизация и продление ресурса в большинстве случаев не решает вопроса переоснащения армии и флота, — любой модернизации (на которую, кстати, также нет средств, на что мы указали выше) есть предел, и никакими модернизациями образцы вооружения не довести до следующего «полновесного» поколения. Иногда НИОКР по модернизации просто вызывают сомнения, — например, «проведение научно-исследовательских работ по модернизации радиолокационных станций». В условиях, когда в мире элементная база меняется каждые 2-3 года, эффективность проведения НИОКР по модернизации РЛС тридцатилетней давности поневоле вызывает сомнения.

Понятно, делается это не от хорошей жизни – при отсутствии средств на закупку новых ВВТ, остается думать лишь о проведении гораздо менее затратных модернизаций имеющихся вооружений – благо, образцов еще советского производства в ВС предостаточно. Как говорил в бытность начальником Генштаба генерал армии Украины Сергей Кириченко, «за деньги, которые нужно затратить на покупку одного нового танка «Оплот», мы можем модернизировать пять танков Т-64 по схеме «Булат». Но формула эта, хоть и логична, но применима, увы, не всегда, — то, что приемлемо с танками, едва ли подходит для тех же РЛС.

Понятно, что с предлагаемым на 2010 год военным бюджетом (а в виду отсутствия принятого госбюджета ВС Украины уже третий месяц получат финансирование по показателям прошлого года – в месяц 112 от бюджета-2009) ситуация с развитием ВВТ никак не улучшится.

В качестве выхода из ситуации Минобороны и Генштаб делают самые различные предложения (некоторые из них зафиксированы и в «Белой книге»). Например – проводить «обеспечение расчетов с авиаремонтными предприятиями за выполненные работы излишним авиационным имуществом, агрегатами и самолетами, которые Вооруженным Силам не нужны и находятся на хранении». Или — осуществлять «закупки и модернизацию ВВТ согласно государственного оборонного заказа у национальных производителей за счет средств Стабилизационного фонда».

Но «лишние самолеты», которыми можно рассчитываться за модернизации, рано или поздно закончатся. Да и не везде можно рассчитываться старыми образцами: например, какому заводу нужны те же РЛС или средства радиосвязи разработки 70-х, а то и 60-х гг прошлого века? В боевом составе ВС Украины находятся порой такие образцы техники, которым место разве что в музеях. Да и закупать новые ВВТ за счет Стабилизационного фонда – тоже не решение, у этого фонда в конце концов иное предназначение.

Выход может быть один: принятие нормального оборонного бюджета (с учетом вышеупомянутых мировых нормативов), и обеспечение нормального финансирования Вооруженных сил. Только так можно предотвратить деградацию армии и флота. Все остальное – самообман.

Дмитрий Тымчук

Поделиться:
Загрузка...