Итоги года. События

18

Весь 2009 год в Украине прошел под знаком приближающихся президентских выборов. Но подготовкой к гонке пятилетки воспоминания об "отчетном периоде" не ограничиваются. Политическая неразбериха, экономические сложности, спортивные победы — есть, что вспомнить к концу декабря…

Проблема года

Новый 2009-й начался для Украины почти традиционно — "газовым" конфликтом с Россией. В силу, в том числе, разночтений между пониманием о выгодных условиях президента и правительства, на начало года контракты с "Газпромом" так и не были подписаны. Дальнейшие события знакомы не только корпорациям-партнерам, но и заметному числу европейских стран: ограничение, а затем и прекращение поставок; реверсное использование части украинских труб, чтобы обеспечить покрытие "голубым топливом" из газохранилищ по всей территории страны; замерзающий Старый свет и подписание десятилетних договоров за счет премьерских сверхусилий. Мечта Юлии Тимошенко — избавиться от посредников — была исполнена, пожелание президента — полностью перейти на европейское рыночное ценообразование — тоже.

Но вместе с подписанными контрактами, в которых фигурировали немалые объемы обязательного для выкупа газа и принцип "бери или плати", Киев получил "головную боль" на весь год. Уже к лету конец каждого месяца знаменовался настойчивым пессимизмом российской стороны: а вот теперь партнеры точно не заплатят. Использованный газ Украина оплачивала в срок, но правило "покупайте все" систематически не выполняла, что позволило "Газпрому" месяц от месяца вспоминать о включении счетчика. Разговоры о непременных штрафах прекратились только осенью, когда после нескольких "твердых слов" Владимира Путина в контракты были внесены коррективы: закупочные объемы на 2010 год были уменьшены, а мечта россиян стребовать неустойку осталась в прошлом, что хоть как-то облегчит плачевное состояние "Нафтогаза", недавно гордо отчитавшегося в реструктуризации части внешней задолженности. Что же легло в основу межпремьерской дружбы пока доподлинно неизвестно (разве что уже ясно, что подорожание транзита будет происходить не теми темпами, которые анонсировал президент). Не исключено, что в ходе переговоров обсуждалось другое знаковое  околоэнергетическое событие года — подписание в марте газотранспортной декларации о намерениях между Украиной и ЕС. У Кремля этот документ, который предполагает полную адаптацию украинских норм под европейские правила игры "в обмен" на посильную помощь в модернизации украинской ГТС, в свое время восторгов не вызвал вплоть до полного отторжения. В Москве заподозрили коварный сговор, по которому весь российский газ Европа будет выкупать на границе с Украиной, а Киев его будет прокачивать на свое усмотрение… Возможно, в рамках смягчения договоренностей с "Газпромом" украинская сторона успела убедить российских поставщиков если не в обратном, то в чем-то другом.

Победа года

На фоне экономических и политических затруднений, украинцев стабильно радовал спорт. И одним из наиболее запоминающихся событий 2009 года заслужено стал успех донецкого "Шахтера" в Кубке УЕФА. По дороге к вершинам донеччане переиграли британцев, россиян и французов. А встреча с "Динамо" в полуфинале Кубка в очередной раз "поляризовала" украинских болельщиков. После победы над извечными соперниками перед "Шахтером" оставалась только одна ступенька. И 20 мая в Стамбуле украинская команда смогла на нее подняться.

"Шахтер" против "Вердера", 2:1 — и последний в истории кубок УЕФА уехал в Донецк. Команда получила заслуженную славу, а Ринат Ахметов —  хороший подарок к августовскому открытию "Донбасс-Арены". И пусть затем выступление "Шахтера" в Лиге чемпионов было уже весьма скромным, после "переезда" в Лигу Европы, которая и заменила собой Кубок УЕФА, команда принялась наверстывать упущенное.

Табу года

Уходящий год стал временем изменения существующих правил. Практически в одночасье сомнительный, с точки зрения многочисленных моралистов, но абсолютно легальный бизнес оказался вне закона. Результатом майского пожара в днепропетровском зале игровых автоматов стали не только девять смертей, но и полный запрет игорного бизнеса на территории Украины. Сначала деятельность "злачных мест" была приостановлена постановлением Кабинета министров. Затем 15 мая свое веское слово сказали парламентарии. Президент поначалу отнесся к инициативе правительства отрицательно, памятуя о возможном появлении порядка 200 тысяч новых безработных. Но после того, как ВРУ преодолела вето, "смилостивился" и глава государства. С июня 2009 года азартные игры в Украине вне закона.

В кратчайшие сроки власть имущие обещают заняться вопросом создания специальных игровых зон, но пример соседней России показывает, что такие проблемы быстро не решаются. Запрещенный бизнес тем временем ушел в подполье, прикрываясь вывесками "Интерактивный клуб", а Кабмин, лишившись такого источника дохода как лицензии, пытается пополнять закрома родины за счет многочисленных штрафов, выписываемых злостным нарушителям. А борьба за чистоту облика украинского гражданина вновь вернулась в парламент, настойчиво предлагающий "высокодуховные" инициативы, и стены офисов "моральной инквизиции" — Национальной экспертной комиссии по вопросам морали, получившей в 2009 году широкую известность в не таких уж и узких кругах.

"Герои" года

Многие из событий 2009 года были, если и не ожидаемыми, но вполне прогнозированными. Но отдельные деяния (или обвинения в оных) парламентариев заставили вздрогнуть многих среди закаленных украинских избирателей. Сезон депутатских "шалостей" открылся с заявления кировоградской организации ВО "Свобода" — представитель фракции БЮТ убил человека. Соратники в парламенте и правительстве стали за нардепа Виктора Лозинского горой: мужественный депутат и его спутники — районные прокурор и начальник милиции задержали опасного браконьера. Но чем больше становилось известно об обстоятельствах голованевского сафари и смерти Валерия Олийныка, тем быстрее уменьшались сомнения в степени вины "феодала" Лозинского. В начале июля неблагонадежный парламентарий был лишен мандата и пустился в бега.

Но на этом проблемы премьерской фракции не закончились. В октябре 2009 года страна вновь вздрогнула — с легкой руки нескольких депутатов на всеобщее рассмотрение выплыло дело "артемовских педофилов". В страшном преступлении изначально обвинялся приемный отец детей (за раскрытие тайны усыновления против министра МВД заслуженно ополчились правозащитники) и сотрудники международного детского центра. Но со временем перечень подозреваемых "пополнился" именами трех народных избранников. После этого "педофилгейт" вышел на новый информационный уровень: сторонники премьера заговорили о заказном черном пиаре, а подробности расследования ушли в тень. Тем временем "героизм" депутататов привел к нескольким интересным решениям их коллег. Парламент накрыла волна инициатив, препятствующих распространению детской порнографии — включая и получивший широкую известность проект "404", существенно ущемляющий права Интернет-пользователей. А против "феномена Лозинского" парламентарии решили бороться путем отмены собственной неприкосновенности. Но большинству фракций этого показалась мало, так что дело затянулось. Проигнорировав несколько законопроектов, ждущих второго чтения, в октябре законодатели решили заново "оптом" не отменить, но сузить свою и чужую (например, президента) неприкасаемость. Чем снова отложили решение вопроса по существу в долгий конституционный ящик.

Арест года

Летом 2009 года с мертвой точки активных "оперативно-розыскных мероприятий" сдвинулось одно из самых резонансных расследований в новейшей истории Украины. Вечером 22 июля телеэкраны страны обошел эпизод оперативной съемки: в селе Житомирской области буднично арестовывали одного из самых разыскиваемых беглецов последних лет — генерала Алексея Пукача. Как выяснилось, главный подозреваемый в организации  убийства Георгия Гонгадзе за годы пребывания в розыске так и не выезжал за пределы территории Украины, сравнительно комфортно обретаясь на родине. А спокойствие, с которым фигурант многолетнего расследования воспринимал свое задержание, тут же позволило заинтересованной общественности вспомнить, что выборы уже не за горами.

Вскоре генерал-лейтенант заговорил: в указанном месте Киевской области были найдены фрагменты черепа, который, по выводам украинских экспертов, принадлежит погибшему журналисту, а кроме них — части еще нескольких тел. Но главного внимательные слушатели так и не услышали. "Рассекречивание" заказчиков громкого убийства было анонсировано почти сразу, но пока еще не произошло. Что не мешает политикам использовать неожиданный (хотя, по слухам — вполне ожидаемый) козырь для своих нужд. В частности, Александр Мороз, который предпочитает уже не вспоминать имя Леонида Кучмы в таком контексте, не забывает о возможной "задействованности" Владимира Литвина. Причем не забывает весьма убедительно — например, проверить степень причастности кандидата в президенты к убийству, по его мнению, должна Центральная избирательная комиссия.

Турне года

В 2009 году Украину посетило множество высоких гостей, включая и вице-президента США Джозефа Байдена. Но, наверное, ни один из них не путешествовал с таким размахом, как визитер из ближайшего зарубежья. В конце июля — начале августа 2009 года по территории Украины с пасторским "турне" проехал патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Десятидневный визит, как и ожидалось, оказался запоминающимся: триумфальные встречи с паствой как на Востоке, так и на Западе, как в Киеве, так и в Крыму, драки между националистами и поклонниками идеи православного единства, скомканный визит в Ровно, по пути к которому самолет владыки был "завернут" в рамках опасений в связи с возможными провокациями… Новое слово в отношениях между двумя странами и украинскими православными церквами приезд главы РПЦ не сказал. От случаю к случаю блаженнейший Кирилл повторял: на территории Украины уже есть национальная поместная церковь (имея в виду УПЦ (МП)) и другой ей не надобно, да и вырываться из "русского духовного пространства" части "единого" (в культурном смысле) народа не стоит.

Настойчивый православный "москвоцентризм", слегка разбавленный интересом журналистов к очень дорогим часам пастыря, проповедывавшего "антикризисную" скромность, принес свои результаты. Сначала в августе 2009 Украинская автокефальная православная церковь объявила о запуске переговорного процесса со Вселенским патриархатом. А затем и непримиримые "товарищи" — Киевский и Московский патриархат "вдруг" нашли темы для обсуждения. От создания рабочих групп до реальных результатов путь очень неблизкий, но возможно, за тягу украинских иерархов к объединению можно благодарить и настойчивую убежденность патриарха Кирилла в неделимости канонической территории Русской церкви.

(Не) Продажа года

В канун 2009 года правительство обещало блестящие бюджетные будни и, на всякий случай, наполненный стабилизационный фонд. Одним из источников благ должна была стать очередная программа приватизации, а ее "звездой" — продажа Одесского припортового завода. Затянувшееся разгосударствление химического гиганта и в уходящем году не прошло без порции приключений. После того, как летом было объявлено о проведении аукциона, за несколько месяцев в "колеса" инициативы был вставлен комплект вполне убедительных "палок": и запрещающие президентские указы, и судебные решения, и анализ приватизационного намерения в Конституционном суде. И все же 29 сентября, несмотря на все помехи, торг года, от участия в котором отказалось большинство запланированных участников, все-таки был проведен. После недолгой процедуры в прямом эфире собственником предприятия за пять миллиардов гривен (при четырех миллиардах стартовой цены) стало ООО "Нортима", связываемое с именем Игоря Коломойского. Но ненадолго — практически сразу же результаты аукциона были признаны недействительными.

Непоследовательность главы правительства, которая накануне "сделки года" гордилась тем, что для конкурса все-таки нашлись участники, официально была объяснена мизерной итоговой суммой (получить за ОПЗ планировалось от 8 до 10 миллиардов) и коварным сговором участников торгов, которые, очевидно, спали и видели, как бы ущемить интересы украинского государства. Между делом "досталось" и президенту, распугавшему других инвесторов, а премьер, в очередной раз прикрывая "амбразуру", пообещала, что уже в следующем году завод продадут на лучших условиях и по честной цене. Тем же временем, годовая приватизационная программа была провалена, а несостоявшиеся владельцы пытаются стребовать с Фонда госимущества залоговые суммы через суд. Приватизация по-украински вновь показала себя во всей красе.

Подарок года

Практика показывает, что во многом одним из главных событий 2009 года оказалось ожидание. Политики ждали президентских выборов. Правительство ждало очередные транши кредита МВФ. А болельщики и инвесторы настойчиво ожидали решения исполнительного комитета УЕФА по поводу того, в каком же формате пройдет чемпионат Европы в 2012 году. Весной 2009 года оснований лучиться оптимизмом у будущих хозяев было не слишком много. Утвердив польских "участников", УЕФА сходу "приземлил" ожидания Одессы и Днепропетровска. А оставшимся четырем городам под угрозой лишиться статуса принимающей стороны был дан наказ исправиться до ноября. Неопределенность сыграла свою роль — за полгода "европроцесс" действительно нашел в себе силы для того, чтобы взбодриться. Одиннадцатого декабря Украина получила возможность вздохнуть с облегчением — пронесло. Право на проведение матчей "Евро-2012" осталось у всех — и у Донецка с Харьковом, щеголяющими новым и обновленным соответственно стадионами, и у Киева, где НСК "Олимпийский" стал уже своего рода легендой, и у Львова, которому пока еще трудно чем-то похвастаться, — а за столицей, как и собирались, закрепили финал.

Но расслабляться по-прежнему рано. Во многом решение УЕФА — это очередной подарок "на вырост". Если Украина будет продолжать активно выбиваться из установленного европейцами графика — она может быть наказана. На презентации логотипа грядущего первенства Мишель Платини пообещал посетить Донецк, Львов и Харьков уже в феврале 2010 года, чтобы "проверить темпы". Но правительство, планирующее выделить в следующем году на нужды чемпионата 6 миллиардов гривен, заверяет, что "подарок" зазря не пропадет.

Паника года

Некоторые сезонные события, как известно, в Украине начинаются незаметно. Среди них — посевная, уборочная, приход зимы. Но главной "сенсацией" года оказалась, пожалуй, эпидемия гриппа — вернее, героическая борьба с ней. Ко второй половине октября по стране расползлись слухи о том, что всколыхнувшаяся статистика смертности от осложнений после ОРВИ в западных областях имеет подозрительную природу. И уже 30 октября после нескольких дней молчания официальные источники "прорвала". Сначала министр здравоохранения Василий Князевич признал на всю страну: Украина вошла в зону пандемического "свиного" гриппа. Затем последовало соло премьера а ля "Берегитесь, дорогие мои, мы вас непременно спасем!". Дальнейшие события еще свежи в памяти. Страну захлестнула волна паники, на борьбу с которой с переменным успехом выступили поначалу немногочисленные медики. Политики резво ударились в "нациеспасательные" действия: развозили гуманитарную помощь в виде защитных масок, дежурили в аптеках, а премьер лично встречала в аэропорту груз "Тамифлю" из Швейцарии.

"Под шумок" эпидемии в Украину вновь вернулся призрак введения чрезвычайного положения, аптеки попали под угрозу государственного ценообразования, а правительство пыталось экстренно залатать все возникающие на протяжении многих лет "дыры" системы здравоохранения выделением "антигриппозного" миллиарда. Спустя полтора месяца парламент и президент сделали несколько шагов навстречу этой инициативе и решили, что Нацбанк поделиться с Кабмином 608 миллионами гривен, "освоить" которые едва ли удастся. За прошедшее время украинцы убедились, что грипп все же чуть менее страшен, чем его малюют (хотя его жертвами стали уже более 600 человек, а перенесли болезнь — свыше трех с половиной миллионов), а отечественных политиков — хлебом не корми, дай только народ перед камерами от напасти спасти. Что перед выборами — совсем не удивительно. Но оное событие принадлежит уже приближающемуся году.

Ксения Сокульская

Поделиться:
Загрузка...