Трудно быть Украиной

27

В январе Украину ждут президентские выборы, исход которых, скорее всего, станет эпитафией "оранжевой революции". Давно угасла эйфория 2003-04 годов [так в тексте — прим. пер.], когда, благодаря мощной демонстрации "власти народа", были отменены результаты сфальсифицированных выборов.

Фото: РИА Новости, ruvr.ru

Страна с населением в 46 миллионов оказалась одной из наиболее пострадавших в результате глобального финансового кризиса, пережив резкую девальвацию валюты и снижение ВВП, которое в этом году составит, по прогнозам, 14 процентов.

Рейтинги бывшего оранжевого героя Виктора Ющенко измеряются сегодня однозначными числами. Оторванный от реальной жизни Ющенко, почти как Лех Валенса в Польше поколением ранее, превратился из национального символа перемен во второстепенного политического персонажа.

Январские выборы, скорее всего, закончатся схваткой между действующим премьер-министром, пробивной популисткой Юлией Тимошенко, и бывшим премьером, скучным, но уравновешенным Виктором Януковичем, политическим противником Ющенко. Его Партия регионов отличается наибольшей организованностью.

Оба они прагматичные лидеры. Но победитель, кто бы им ни стал, столкнется с огромными вызовами, главный из которых — возобновление антикризисной программы с участием МВФ, который в ноябре приостановил выделение кредита на 16 млрд. долларов в связи с политическим противостоянием Ющенко и Тимошенко.

Победителю также нужно будет помнить о том, что руководить Украиной значит балансировать между Востоком и Западом. Этот императив отражает как геополитическое давление извне, так и демографическое изнутри.

Россия и Соединенные Штаты склонны рассматривать Украину как ключевое поле боя в грандиозной "войне чужими руками" между Востоком и Западом. Оба государства имеют дурную привычку пытаться предопределить исход выборов в этой стране. Подобное вмешательство, по-своему наивное, дает порой обратный результат, нередко за счет самой Украины.

Вмешательство России спровоцировало волну "оранжевых" протестов против посредственного руководителя Леонида Кучмы и его приспешников и закончилось серией катастрофических отключений газа посреди зимы и воинственными заявлениями по поводу Крыма.

Между тем, США ожидали от Ющенко гораздо больше, чем он мог дать, усугубляя его изоляцию в стране. Проклятие американского внешнеполитического идеализма — неважно, неоконсервативного или либерального — состоит в том, что лучшее делается врагом хорошего.

Делая акцент на символическом значении кампании за вступление Украины в НАТО, закончившейся неудачей, вместо того, чтобы призывать к неблагодарному труду по проведению энергетической реформы, США не способствовали повышению безопасности Украины. Следует понимать, что независимая Украина не должна потреблять российские энергоносители, словно она остается частью Советского Союза.

Между тем, российские намерения в отношении Украины трудно назвать идеалистическими. Утверждается, что на прошлогоднем саммите НАТО Владимир Путин сказал бывшему президенту Джорджу Бушу: "Понимаешь, Джордж, Украина — это даже не страна. Что такое Украина? Одна часть ее территории — это Восточная Европа, а другая часть — и немалая — получена от нас".

В подобных "шпильках" бесцеремонных политиков подчас бывает крупица правды. Национальный состав Украины, как и других европейских стран, смешан, а свои границы она получила не от Бога. Все это складывалось на протяжении веков в результате взаимодействия народностей, этнического смешения и обильного кровопролития.

Западная Украина — Галиция и Буковина — принадлежала Габсбургам и никогда не была частью империи царей. Крымский полуостров был в 1954 г. передан Никитой Хрущевым Советской Украине от РСФСР, когда обе республики входили в состав Советского Союза.

Украина сталкивается с серьезными проблемами идентичности. Русские составляют около 20 процентов населения, и еще больше украинцев говорит по-русски. Их языки близки, как верхненемецкий и баварский или как датский и шведский.

Европа гордится тем, что Фрейд называл "нарциссизмом малых различий". Однако украинским националистам не стоит перегибать палку, как это делал Ющенко, который часто провоцировал конфликты на языковой и исторической почве.

В XXI веке Украина должна идти собственным путем, будучи плюралистической демократией и развивающимся рынком, выдерживая баланс между интеграцией с Западом и уважением к своим древним культурным корням и привязанностям. Несмотря на нынешний экономический кризис и распространенное недовольство политической элитой, перед Украиной открыто светлое будущее. Она обладает плодородной почвой, мощной промышленностью и богатым человеческим капиталом.

Кроме того, само существование Украины объясняется казацким свободолюбием — гордой уверенностью ее многоликого народа в собственных силах. Сегодня на улицах Киева, Львова, Харькова, Днепропетровска и Симферополя (да простится мне русское написание названий этих городов) явно ощущается дух свободы, и они должны его сохранить.

Как Западу помочь им? США следует продолжать уравновешивать свою важную политику "перезагрузки" отношений с Россией заверениями ее соседей — в первую очередь, Украины — в том, что их судьба глубоко волнует Америку.

Судьба постсоветских стран — быть частью того, что Москва называет "ближним зарубежьем". Хотя этим государствам суждено быть ближайшими соседями России, политика США и Европейского Союза должна быть направлена на то, чтобы они оставались "зарубежьем", причем свободным и процветающим.

Несколько месяцев назад одна высокопоставленная украинская чиновница, встревоженная "перезагрузкой", спросила меня, "не променяет ли нас администрация Обамы на что-то вроде содействия России по Ирану". Я сказал ей, что США болели за Украину, даже когда ее избранными лидерами были Леонид Кравчук и Леонид Кучма, далеко не блестящие лидеры. Это останется неизменным.

Однако украинцы помнят о разбитых надеждах на обретение государственности во время двух великих европейских войн XX века. И они помнят прозванную "котлетой по-киевски"* речь президента Джорджа Буша-старшего в Верховном Совете Украины 1 августа 1991 г., всего за несколько месяцев до распада СССР.

"Свобода — не то же, что независимость, — говорил Буш. — Американцы не поддержат тех, кто стремится к независимости для того, чтобы заменить тиранию далекого центра местным деспотизмом". Буш крайне неудачно выбрал время для этого заявления, но мысль о необходимости политической зрелости остается актуальной.

Украинцы и их западные партнеры должны твердо шагать по пути реформ и долгосрочного устойчивого развития, избегая скороспелых решений и широких жестов. Окончание "оранжевой" эпохи не будет концом независимости Украины и ее евроатлантической идентичности.

Марк Медиш ("The New York Times", США)

Марк Медиш приглашенный сотрудник Фонда Карнеги, при президенте Клинтоне был старшим директором Совета по национальной безопасности по делам России, Украины и Евразии

* Английское название котлеты по-киевски — Chicken Kiev, а слово ‘chicken’ в американском слэнге означает ‘трус’ (прим. пер.).

Поделиться:
Загрузка...