Украинизация Украины

19

Согласитесь, словосочетание «украинизация Украины» выглядит сущим абсурдом. Именно потому, что под государственностью любой страны уже само собой подразумевается ее национальная идентичность.

Виктор Ющенко в "вышиванке".

Ведь никому и в голову не пришло бы говорить серьезно, например, об онемечивании Германии. Однако в случае с бывшей советской республикой Украиной это вовсе, как оказалось, не так. Вот уже почти 20 лет ее пока все еще формальной независимости с переменным успехом ломаются копья, как между различными группами политического класса, так и на бытовом уровне, — об этот феномен — украинизация Украины.

С новой силой он стал проявляться во время беспрецедентно жесткой предвыборной президентской кампании, в которую, фактически не имея никаких шансов, вступил и нынешний президент Украины Виктор Ющенко. Разочарование народа результатами его работы очевидно и вполне понятно. Бандиты, которым Ющенко (вместе, замечу, с Тимошенко) обещал на «оранжевом» Майдане тюрьмы, все так же продолжают править бал (и во власти тоже), даже не успев сильно испугаться. Кумовство, сватовство и семейный протекционизм разрослись до небывалых ранее масштабов – страна погрязла в невиданной коррупции. Покупаются, как рогатый скот, не только места в депутатских списках и в структурах власти, но и сами депутаты вкупе с этой властью. А бедный «маленький українець», о котором так любит порассуждать уходящий президент, после того как вознес Ющенко и Тимошенко на политический Олимп, очень быстро снова оказался на задворках властных интересов.

Однако, несмотря на все провалы хоружевского пасечника почти по всем направлениям внешней и внутренней политики, поставившие страну на грань потери независимости, следует сказать, что в одном ему все же удалось добиться некоего прогресса. И это — именно украинизация Украины. Будучи по сути своей малообразованным сельским парубком, не обремененным ни интеллектом, ни эрудицией (костюмы от Бриони в десятки тысяч «зеленых» оказались тут бессильны), Виктор Ющенко за пятилетку своего нечаянного президентства сумел знчительно продвинуть в сознание многих граждан Украины то, что за 15 предыдущих лет не сделал ни один украинский президент, — простую, казалось бы, мысль о том, что они – украинцы. Что у них есть, прежде всего, свой язык, а также — своя история, свои традиции, свои герои.

Ставка в деле украинизации страны была сделана абсолютно точно – пять лет назад всем детским яслям и садам, школам и вузам, не говоря уже про суды и местные администрации, было предписано «говорить» и вести дела исключительно на государственном украинском языке. Даже фильмы в кинотеатрах и по государственным каналам телевидения идут исключительно с дублированием на мову или, на крайний случай, с украинскими титрами. Это и стало контрольным выстрелом в «голову» как русским, оказавшимся отрезанными от своей малой большой Родины, так и всей русскости на Украине вообще. Возмущение таким новым порядком, которое сразу стало высказывать национальное русское меньшинство, постепенно стихало и в центральных областях страны сошло уже фактически на нет.

Бороться за свои права учить детей на родном русском языке продолжают сейчас только кое-где в южных областях Украины и в Крыму. Однако борьба эта не имела и не имеет какого-либо организованного начала – все больше русскоязычных граждан Украины оказываются поставлены перед фактом: чтобы поступить в вуз дома, надо сдать экзамены на украинском языке. А для этого – его надо учить и знать. Значит, ребенка следует отдавать в украинскую школу.

Если в первые годы после распада СССР русские на Украине все еще уповали на матушку-Россию, ее помощь, то со временем становилось все очевиднее – заклинания депутата Государственной думы России Константина Затулина и иже с ним о том, что соотечественников «не оставят», оказались всего лишь политическими ритуальными мантрами. Да и что практически, по здравому размышлению, Россия может предпринять в этом случае? Видимо, предложить русским на Украине выбор. И, похоже, они его уже сделали: несмотря на существование федеральной программы переселения соотечественников, за два десятилетия ни одна семья из Крыма или других украинских «югов» так и не высказала желания перебираться в холодное российское Нечерноземье или даже в «западный» Калининград, где переселенцам предлагались «места» и смешная сумма подъемных в пару тысяч долларов.

Параллельно с тотальной языковой украинизацией образования и адинистративной жизни страны насаждалась (и насаждается) и новая украинская история. Зачастую это были (и есть) сказки новых придворных «историков» о том, что государство Украина существовало еще в дошумерские времена, только называлось оно тогда Аратта (видимо, в переводе с «араттского» это и значит «Украина»), что даже древняя Римская империя боялась идти войной на «Велику Україну», такими сильными и непобедимыми в те времена были ее воины. Все это и много подобного засевается в детские головы. (Нетрудно представить, какой гомерический хохот вызвали бы эти «открытия» в международном научном мире, будь они переведены на иностранные языки.) Нечто подобное, уловив конъюнктуру и запах бюджетных денег, пытаются привить новым поколениям и местные художники — изобразительными средствами. В перманентной галерее картин в Украинском доме (бывшем музее Ленина) даже древнерусские князья сплошь и рядом с «оселедцями» на бритых головах. (Скоро, видимо, следует ожидать «украинских неандертальцев» в шароварах и вышиванках.)

В более поздней истории новой страны никто иной как Виктор Ющенко, по сути, устроил полный переворот представлений о ней, присвоив звание Героя Украины Роману Шухевичу, капитану вермахта в годы Второй мировой войны, и пытаясь примирить непримиримое – советских ветеранов войны с немецким фашизмом и воинами Украинской повстанческой армии (УПА), боровшимися против «красных», зачастую вместе с немцами. Несмотря на резкое неприятие их героизации (известно, что еще и в 1953 году членов УПА вылавливали по лесам советская милиция и НКВД) в восточной и южной части Украины, уже только одна открытая постановка такого вопроса в обществе транзитного периода дает импульс для неоднозначных размышлений историкам, политикам и просто гражданам страны.

Сюда же – лыком в строку — вписывается, видимо, и история с исследованиями Голодомора, которую первыми начали осваивать и озвучивать (по понятным причинам) американские политики и ученые – выходцы из украинской диаспоры. Несмотря на полную политизацию и даже порой фальсификацию (СБУ в своих выставках использовала фото изможденных голодом людей за пределами Украины и была поймана за руку), тема украинского Голодомора, безусловно, способствовала некоему обособлению, дистанцированию от общей с СССР истории, приданию России дополнительных черт образа врага.

И даже безобидная любовь Виктора Ющенко к украинской старине – глечикам (сосудам), вышиванкам и брилям (соломенным шляпам), а также к старинным обрядам по образцу перепрыгивания через костер в ночь на Ивана Купалы, — все это подсознательно «работает» на идентификацию и украинизацию Украины. Не говоря уже о разбивке с подачи президента калинового гаю (рощи) на склонах Днепра как символа романтизма украинской ментальности, где каждый прибывший из-за рубежа официальный гость непременно должен посадить и свой куст. Или строительстве в Киеве огромной галереи искусств — так называемого «мистецького «Арсенала».

Вряд ли все эти идентификационные мероприятия имели под собой какую-нибудь стройную плановую почву – за исключением строгого введения в жизнь государственного украинского языка. Скорее всего, этому способствовали личные моменты семейной биографии (имею в виду героизацию Шухевича). А также некое внутреннее наитие самого Виктора Ющенко, по натуре своей тихого, незлобливого сельского парубка (его мама рассказывала мне, как Витя плакал, когда друзья отрывали крылышко его пчеле), случайно попавшего пять лет назад не в свою тарелку.

Однако, как бы там ни было, анализируя новую украинскую жизнь спустя пять лет после «оранжевого» Майдана, вдруг с удивлением обнаруживаю такой парадокс: именно Виктор Ющенко, который оглушительно профукал свое президентство, стал первым украинским президентом страны. Не в смысле национальности, естественно, а в смысле ментальности и продвижения национальной идеи украинскости на Украине.

Однако – и это уже не парадокс, а историческая закономерность (или рок?) для Украины, – недостаточный общий интеллектуальный и образовательный уровень самого президента, его окружения и плачевные результаты деятельности – прежде всего, полный развал в сфере экономики и тотальная коррупция, — грозят похоронить не только украинизацию Украины, но и саму страну. Видимо, поэтому кто-то из московских политиков заявил, что Ющенко – российский президент.

Алла Ярошинская

Поделиться:
Загрузка...