Москва и Пекин. Кто же выйдет победителем в этой «схватке титанов»?

18

Китай расширяет влияние в Средней Азии. Не конфликтуя с Россией и США, с помощью «мягкой силы» он притягивает постсоветские республики. Очередным связующим звеном стал трубопровод, соединивший КНР, Казахстан, Узбекистан и Туркмению.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и председатель КНР Ху Цзиньтао запустили газопровод Казахстан-Китай Фото vesti.ru

Очевидно, что «корни трубы» лежат в логике внешней политики Китая. И эта логика основывается на нескольких факторах: это создание привлекательного внешнего облика параллельно с принуждением соседей к экономическому сотрудничеству и противодействием геополитическим конкурентам.

КНР принимает активное участие в финансировании различного рода проектов, прежде всего, касающихся топливно-энергетической сферы. Скажем, на строительство на своей территории газопровода Туркмения получила кредит от Китая, хотя президент Гурбангулы Бердымухамедов назвал упомянутый проект «примером равноправных партнерских отношений». Пекин крайне щедр с развивающимися экономиками, к примеру, являясь главным кредитором Казахстана.

14 декабря центральноазиатские республики (Туркменистан, Узбекистан, Казахстан) освободились от российской опеки в области экспорта своего «голубого золота», narod.ru

Переходя к имиджу КНР, нельзя не признать его заманчивость. Он лаконично вписывается в китайский принцип «Что сказано, то сделано». В подтверждение этих слов заметим, что очень сложно найти примеры совместных проектов, не реализованных по вине китайской стороны. В отличие, кстати, от стран Запада, которые, по мнению Китая, штампуют «дутые векселя». Критикуя западный мир, КНР демонстрирует смелость и независимость в суждениях. И это не может не вызывать уважения у тех, кто, как и официальный Пекин, не вполне разделяет так называемые «традиционные ценности» западного общества.

В результате создается ощущение, что Китай бросает вызов существующему порядку вещей, где сильные, прежде всего — США, доминируя над слабыми, нарушают ими же установленные правила игры. Эту позицию посол КНР в России Ли Хуэй выразил так: «международное сотрудничество должно придерживаться какой-то основополагающей нормы», которая базируется на «общей, но дифференцированной ответственности». Раскрывая свой тезис, посол отметил, что «развивающиеся и развитые страны находятся на различных стадиях своего развития, и нельзя подходить к ним с одинаковыми критериями». Тем самым Китай стремится предстать в образе «Робин Гуда» — защитника слабых и угнетенных.

Однако очевидную проблему для конструирования положительного имиджа Китая создает его закрытость, что логически вытекает из существующего в стране политического строя. Следы авторитаризма видны повсюду: начиная с контроля над СМИ (включая Интернет) и заканчивая тем, что во время проведения Олимпиады таксистам и гидам запрещали есть чеснок.

Сегодня активному продвижению китайских интересов в Средней Азии мешают Россия и США. Правда, в силу географической отдаленности, Соединенным Штатам более сложно контролировать ситуацию. Пока, по мнению некоторых аналитиков, США рассматривают данный регион скорее в качестве зоны для создания военных баз и перевалочных пунктов при внешней лояльности местных властей.

А вот влияние России здесь традиционно сильнее. В последнее время она отметилась и подписанием соглашения о создании Таможенного союза, и совместными учениями (с Казахстаном, Арменией, Киргизией и Таджикистаном) в рамках ОДКБ, и попытками удалить американскую военную базу из Киргизии. Это не может не давать поводов для беспокойства Поднебесной. Ведь, несмотря на то, что китайская сторона всячески декларирует желание сотрудничать с нашей страной, очевидно, что нас стремятся потеснить в этом регионе. Пока это осуществляется через усиление экономического влияния в регионе, так как Китай практически всегда может предложить более дешевый и быстрый по реализации проект, чем кто-либо. Но за экономической экспансией может последовать и политическая, как говорится, «бесплатный сыр бывает только в мышеловке».

Пока у России все же больше «козырей»: общая история со странами Средней Азии, отсутствие серьезных культурных барьеров, определенный кредит доверия, выработанный уже после 1991 г. Тем более, право окончательного выбора, с кем сотрудничать, остается все-таки за странами региона. На данный момент они упражняются в балансировании между политическими «тяжеловесами». Киргизии, например, удается выгодно сотрудничать и с Россией, и с США, оставаясь «надежным» союзником обеих стран, не получая при этом серьезных упреков со стороны Китая. Однако при этой тонкой дипломатической игре легко подпасть под «излишнюю опеку» вчерашнего союзника.

Поэтому балансировать вечно невозможно. Пока Россия может предлагать определенную реинтеграцию, как в военной сфере, так и в экономической, а также оказывать существенную поддержку местным правящим авторитарным режимам, в случае их конфликтов с Западом у среднеазиатских республик есть шанс опираться на ее поддержку и избегать избыточной зависимости от Китая. Но Пекин лучше, чем Москва, умеет «привязывать» к себе «малые» экономики. Так что открытым остается вопрос: кто же выйдет победителем в этой «схватке титанов»?

Василий Осипов

Поделиться:
Загрузка...