«Нет» новым минаретам в Швейцарии — что стоит за результатами рефрендума?

21

Французские журналы на этой неделе обсуждают последствия прошедшего в Швейцарии референдума, на котором 57,5% населения поддержали запрет на строительство в стране новых минаретов.

Мечеть в Цюрихе, Швейцария Фото islamnews.ru

В течение десятилетий, — пишет "Пуан", — Швейцария усиленно вооружалась, покрывала свои горы укреплениями, устраивала в каждом новом доме противоатомные бомбоубежища, опасаясь советского наступления, которое так и не состоялось.

Результаты референдума о запрещении строительства новых минаретов, похоже, свидетельствует о еще более иррациональных страхах. Как будто в результате неотразимой исламизации в стране могло бы появиться больше минаретов, чем супермаркетов. Хотя сегодня в Швейцарии только 4 минарета, самый высокий из которых ниже 22 метров. Наиболее активно голосовали против минаретов те области страны, в которых никаких минаретов нет, — пишет журнал. Первая мечеть была построена в Швейцарии в 1975 году на деньги Саудовской Аравии. В то время один из швейцарских государственных советников даже считал, что минарет этой мечети слишком низок и должен быть равен по высоте хотя бы соседним зданиям. Во время предшествовавшей референдуму кампании, — рассказывает "Пуан", — многие мусульмане вели себя недостаточно активно. В частности, предпочитали не отвечать на некоторые неудобные вопросы, например, о дискриминации, которой подвергаются христианские меньшинства в мусульманских странах, о положении женщин или о выдаче девушек замуж без их согласия. 400 тысяч швейцарских мусульман, 5% населения страны, не принимали практически никакого участия в кампании. С другой стороны, это, в основном, мусульмане из Турции, Косово, Боснии и Албании, которые не очень религиозны и, прежде всего, стремятся интегрироваться в местное общество. Что же касается швейцарских политиков, экономистов и религиозных деятелей, то они, хотя и призывали не поддерживать запрет, с инициативой которого выступили крайне правые партии, но особо не напрягались, так как считали, что народные массы не выступят против позиции руководящих элит страны.

Журнал рассказывает и о том, что круги, враждебно настроенные по отношению к исламу, получили не намеренную, но мощную поддержку со стороны ливийского лидера полковника Каддафи. В прошлом году женевская полиция ненадолго задержала его сына Ганнибала, который подозревался в избиении слуг в своем дворце на берегу Женевского озера. После этого Каддафи проникся ненавистью к Швейцарии, удерживает в Триполи в заложниках двух швейцарских бизнесменов и называет Швейцарию мировой мафией.

Журнал также сообщает, что женщины голосовали против минаретов активнее, чем мужчины, и пишет, что это связано не столько с самими минаретами, сколько с протестом против ношения чадры преподавательницами на уроках и против освобождения по религиозным мотивам школьников-мусульман от уроков плавания. Традиционного противостояния между французской и немецкой частями Швейцарии этот референдум не выявил, зато проявилась разница между большими городами и маленькими поселками. В больших городах, где проживает большая часть мусульман, население выступало против минаретов гораздо менее активно, чем в небоольших, где мусульман практически нет вообще. Некоторые говорят, что граница здесь прошла между политическим и религиозным истэблишментом и простыми швейцарцами.

Запрет на строительство минаретов может значительно снизить количество туристов из мусульманских стран и вообще осложнить отношения Швейцарии с мусульманским миром. Хотя если новые минареты строить теперь нельзя, то к строительству мечетей референдум никакого отношения не имеет. Социологи говорят, что если бы в некоторых других европейских странах были бы проведены подобные же референдумы, то вполне вероятно, что результаты были бы такими же.

"Пуан" пишет и о положении во Франции, где проживает около 6 миллионов мусульман. В стране всего около10 минаретов. Существует 1800 мест, где мусульмане могут молиться, но, как правило, это не новые, а существовавшие раньше здания. Вместе с тем, сегодня в различных местах Франции строится около 200 мечетей. А настоящая мечеть для мусульманина — это мечеть с минаретом. Во многих областях Франции, — жалуются представители мусульманских организаций, — строительство минарета представляет проблему. Так же, как и место для строительства мечети — городские власти, как правило, выделяют для этого участки на окраинах городов. Если бы французам был задан тот же вопрос, что и швейцарцам, — опасаются мусульмане, — то ответ был бы таким же.

"Фигаро магазин" в статье "В тени минаретов" призывает анализировать швейцарский референдум более объективно и отказаться от слов "популизм", "стыд", "позор" и тому подобных. В референдуме приняло участие больше количество швейцарцев, он, несомненно, был демократическим и, несмотря на всю критику, народное волеизъявление нужно уважать. Выражать негодование и сокрушаться в связи с тем, что мирные швейцарцы неожиданно превратились в орду опасных экстремистов, конечно, можно. Но причин происшедшего это не прояснит. Даже хуже — тогда мы точно ничего не поймем в этих настроениях, которые ширятся в Европе. А дело в том, что европейские народы беспокоятся о своей идентичности. Конечно, часть вины за это оправданно возлагается на мировой кризис. Но только часть. Сталкиваясь с массовой иммиграцией, которую многие воспринимают как вторжение, европейцы опасаются утратить самое дорогое: свой образ жизни, свою культуру, свои традиции. Ислам иногда агрессивен, и у некоторых возникает чувство, что в опасности сами ценности нашей цивилизации. Премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган требует сегодня, чтобы швейцарцы как можно быстрее пересмотрели результаты референдума. Причем, не так уж давно он говорил: мечети — это наши казармы, минареты — это наши штыки, купола — наши каски, а верующие наши солдаты. Так что сегодня он мог бы вести себя поскромнее, — пишет журнал. Что же отвечают на этот вызов политические и религиозные элиты? Уже в течение 30 лет они говорят одно и то же: не беспокойтесь, все будет хорошо. Наша культура, конечно, изменится, но появится новая, более разнообразная и более разноцветная. Но оказывается, что европейские народы не хотят меняться. Они привержены своей цивилизации. Они готовы принимать иностранцев (и принимают их больше, чем какой-либо другой континент), но при условии, что новоприбывшие примут их культуру, а не будут пытаться навязать свою. Поскольку прямо говорить об этом нельзя (тут же будет наклеен ярлык ксенофобии), они молчат. Но когда предоставляется возможность высказаться, например, при тайном голосовании, они не пропускают эту возможность. Во Франции это проявилось в победе в первом туре президентских выборов 2002 года лидера крайне правого Национального фронта Жан-Мари Ле Пена, и также в отказе от общеевропейской конституции. В Швейцарии — в запрете строительства новых минаретов. Формы разные, но народы хотят сказать одно и тоже: что бы вы ни говорили о том, что сосуществование культур готовит нам сияющее будущее, вы нас не убедили, — пишет "Фигаро магазин".

Игорь БЕЛОВ

Поделиться:
Загрузка...