Растущая глобальная роль Китая

14

Недавние визиты президента Обамы и премьер-министра Путина в Китай еще раз продемонстрировали, что неуклонное утверждение Китая в качестве сверхдержавы, является, пожалуй, самым значительным геополитическим событием последних десятилетий.

Photo: EPA, ruvr.ru

В настоящее время, двусторонние отношения Китая с Соединенными Штатами и Вашингтоном лучше, чем отношения между Россией и США.

Содержание отношений между Пекином и Москвой, и его отношений с Вашингтоном носит явно ассиметричный характер, который отражает разницу в подходах этих стран к глобальной повестке дня.

На мой взгляд, эти различия настолько глубоки, что любые шансы на создание некоего авторитарного альянса между Китаем и Россией, которого кое-кто в США опасается, являются призрачными. Президент Китая Ху Цзиньтао высоко оценил итоги своих переговоров с премьером Владимиром Путиным в октябре, особо отметив расширение сотрудничества в таких отраслях, как энергетика и высокие технологии.

В свою очередь, Путин в интервью для СМИ назвал российско-китайское сотрудничество краеугольным камнем глобальной стабильности. Из этого вытекает, что китайско-российские отношения являются скорее как бы «браком по интересам». Китай получает от своего северного соседа нефть и вооружения, и Россия от Китая – словесные заверения в стратегическом партнерстве.

Не следует забывать, что эти две страны разделяют глубокие культурные предрассудки, давняя история взаимного недоверия и подчас весьма противоречивые интересы, и расхождения между ними, скорее всего, будут нарастать. Более того, в некоторых ключевых областях сотрудничества Китай и Россия никак нельзя назвать стратегическими партнерами. Хотя экономические связи между Москвой и Пекином расширяются, главным торговым партнером Китая являются Соединенные Штаты, а России – Европейский Союз.

Россия также выбрала для себя гораздо более автаркическую модель развития, чем Китай, который практически полностью интегрировался в глобальную экономику. Россию не может не беспокоить, что население ее богатых природных ресурсами регионом Сибири и Дальнего Востока постоянно сокращается, а тем временем по другую сторону её юго-восточных границ складывается совсем другая демографическая ситуация.

Китай согласился с ролью младшего партнера США, а вот Россия, по мнению политолога Юрия Федорова, как бы «обречена быть младшим партнером для всех». В отличие от России, Китай не считает необходимым оспаривать влияние Запада и его интереса везде, где это только возможно. Хотя российское руководство пытается использовать Китай в качестве стратегического противовеса США, сами китайцы признают, что США остаются единственной сверхдержавой, по крайней мере – на ближайшее будущее.

Однако пойдя на такую констатацию, Пекин отстаивает свои национальные интересы практически без препятствий. А вот Россия, в отличие от Китая, как считает Стивен Коткин, пока так и не сумела определить для себя, каким образом можно извлечь выгоду из, как он выразился – «неопровержимого факта американского могущества и богатства».

Результатом нажатия Администрацией Обамы так называемой «кнопки перезагрузки» в отношениях с Россией пока что вызвало смягчение риторики с обеих сторон. И в Вашингтоне, и в Москве пока идет крайне необходимое переосмысливание проблем, разделяющих стороны.

Однако главной проблемой, как пишет тот же Стивен Коткин, является то, что американо-российские отношения, в отличие от американо-китайских, не подкреплены прочными коммерческими связями, которые связывают Вашингтон и Пекин. Надо также признать, что Администрация Обамы, похоже, рассматривает Россию лишь в качестве инструмента , который поможет добиться других внешнеполитических целей, таких например, как соглашение по иранской ядерной программе.

Если Иран все же будет продолжать программу создания ядерного оружия, а Россия откажется поддержать жесткую линию Запада по этому вопросу, или если возникнут проблемы по другим направлениям (договор по СНВ) – отношения между США и Россией могут вновь ухудшиться.

Дональд Дженсен

Поделиться:
Загрузка...