Юлия Латынина: Если Путина два дня нет в телевизоре, значит, в стране случился теракт

54

Уже который день новости в России начинаются с трагедии. На этот раз пожар в Перми. Президент Медведев очень резко среагировал и послал первым делом в Пермь Нургалиева, Шойгу и Голикову, в связи чем, как мне рассказывали, была поднята ночью вся пермская полиция.

Юлия Латынина, кандидат филологических наук, известный журналист и писатель

Разумеется, чтобы охранять Нургалиева. А зачем еще она могла быть поднята? Самое главное, что президент Медведев сказал «ни стыда, ни совести, полнейшее безразличие» по поводу владельцев клуба «Хромая лошадь», которых тут же арестовали, не дожидаясь окончательного вывода о том, кто виноват в пожаре.

Должна сказать, что я исключительно поддерживаю президента Медведева в его идее, что если клуб сгорел, то виноваты именно хозяева. Не чиновник, который что-то не подписал, не светотехник, который чего-то неправильно нажал, виноваты хозяева, спрос с хозяина. И в этой связи у меня вопрос. В стране бардак: стреляют милиционеры в кого угодно, стреляют в милиционеров, горят клубы, рушатся экспрессы, в камерах убивают людей. Можно узнать, кто виноват: хозяин или исполнители? У меня, если честно, есть такое подспудное ощущение, что, когда президент Медведев обрушился на владельцев клуба, с чувством говорил: «Ни стыда, ни совести», у меня было ощущение, что он имеет в виду каких-то других владельцев, каких-то других хозяев. Но некоторые эдиповские комплексы не позволяют президенту сказать, кого он все-таки имеет в виду и где у нас бардак и ни стыда, ни совести.

Продолжение истории с «Невским экспрессом». Неделю назад он взорвался. Можно ожидать, что преступники будут найдены. Я даже готова с большой вероятностью предсказать, что вследствие того, что у нас террористы не ума палата, то когда за дело берутся по-настоящему, их находят. Я так думаю, что в течение месяца товарищей арестуют и, судя по всему, товарищи будут, действительно, с Кавказа. Я даже думаю, что они, как и предыдущие, будут из Ингушетии. В связи с чем встает вопрос. Дагестанский взрыв поезда, который нам показывали заодно – вот видите, в Дагестане, слава богу, не сошел поезд с рельс, а «Невский экспресс» чего-то сошел – не имеет никакого отношения к этой истории. В Дагестане это каждую неделю происходит, Дагестан нам никогда не показывают. Но тут почему-то в связи с «Невским экспрессом» нам сочли нужным показать Дагестан, что вот в Дагестане всё хорошо, а с «Невским экспрессом» чуть-чуть не получилось. И даже премьер Путин, впервые выступая на эту тему, почему-то сказал, что вот в Дагестане, а потом по Октябрьской железной дороге – так, через запятую.

Что меня больше всего потрясает в истории с «Невским экспрессом»? Во-первых, конечно, молчание премьера. У нас премьер всячески демонстрирует свою мужественность: то с голым торсом на отдыхе, то в кабине истребителя. Каждый раз, когда происходит теракт, несколько дней премьера нет в телевизоре. Это уже примета такая.

Второе – это, конечно, история с оказанием помощи. Потому что я лично, как простой человек, не понимаю одного: всех легко- и даже среднераненых вывезли поездом, который, естественно, подошел к месту катастрофы, к самому месту катастрофы. Поезд и идет до самого места катастрофы, так железная дорога устроена. Тяжелораненых вывозили медицинскими машинами, которые четыре часа ехали по непролазной грязи до места катастрофы, потом четыре часа по той же грязи обратно. Такая поездка здорового человека убьет, не то что тяжелораненого. Когда я над этим размышляла… Может быть, я чего-то не понимаю в медицине, я не профессионал. Может быть, гораздо правильнее вывезти тяжелораненого через восемь часов в уездную больницу, в которой нет ничего, включая мыла, чем отвезти его через три часа по самой удобной для раненого дороге – по железной дороге – в Москву или Санкт-Петербург. Но у меня было ощущение, что этот бардак с организацией был связан с полным параличом власти.

Кто-то обманул нашу власть. Власть, она вообще-то нужна не затем, чтобы пилить оффшоры, делать бабло. Власть нужна, чтобы в момент национальной катастрофы кто-то из властей предержащих – это мог быть Путин, это мог быть Медведев, это мог быть даже губернатор Тверской области, это мог быть начальник железной дороги Якунин, – вот они бы сняли трубку и сказали: «Как у вас там с вывозом тяжелораненых?» – «У нас там едут скорые по тверским болотам». Этот человек бы сказал: «Вы что, с ума сошли?! Какие скорые по тверским болотам?! Там же железная дорога. Там же первый проходящий поезд, который остановился, потому что авария, довозит их через три часа до Санкт-Петербурга». Вот для этого власть нужна, чтобы принимать решения through a red tape, как говорят англичане, через красную ленту, в момент кризиса. А в момент кризиса, как мы видим, наша власть исчезает с телеэкранов.

Много потрясающих размышлений за эту неделю было на тему, отчего случился теракт. Некоторые говорили, что это покушение на высоких чиновников. Некоторые говорили, что это власть сама сделала, чтобы отвести разговоры от бардака в МВД. И ослепительной, алмазной мыслью блеснула идея о том, что никакого теракта не было, а просто у нас пути изношены. И сразу у нас обнаружилось гигантское количество экспертов по тому, как изношены и как устроены железнодорожные пути, включая г-жу Новодворскую.

Я сразу скажу, что я не специалист по усталости металла. Я просто слыхала, что там был второй взрыв. Впрочем, продолжая ту же самую теорию заговора, можно придумать, что, наверное, второй взрыв, специально заметая следы, что не было никакого теракта, повесили прямо над головой Бастрыкина. Или еще и Бастрыкина хотели убить, чтобы занять его место. Если можно, я не буду комментировать все эти гениальные соображения. Потому что я на самом деле не знаю, как на них возражать. Вот представьте себе, что мне предложили обсудить идею, что Путин – это большой голубой кактус, который притворяется маленьким желтым помидором. Не возразишь.

Сначала мне было просто смешно. А потом я подумала, что все эти идеи являются очень важным показателем. Они являются показателем стресса, который испытывает общество. У меня всё время была такая идея, что в тоталитарных, авторитарных и квази-авторитарных обществах опросы общественного мнения на самом деле не выражают реальных результатов. Не потому что люди боятся, а потому что люди боятся признаться даже себе, насколько дискомфортно они себя чувствуют от власти. И этот их стресс, не выражаясь в опросах общественного мнения, он выражается во всякого рода безумных слухах: то о том, что теракта не было (но если бы сказали, что теракта не было, то наверняка эта категория населения сказала бы, что как раз теракт был), то, как в Саратове, какой-то студент распространял, что в городе легочная чума, и все подхватили, то вдруг распространяется слух, что у нас авария на электростанции, и целые города, Махачкала или Ростов, прячутся куда-то, хотя нет никакой аварии на атомной электростанции.

Вот эти слухи, знаете, на что очень похожи? Знаете, как в исторических хрониках читаешь: «А потом начался плохой правитель, и стали рождаться двухголовые телята». Наверное, двухголовые телята рождались всё время, но в тот момент, когда правитель плохой, народ начинает этих двухголовых телят друг другу пересказывать. И этот стресс, который народ испытывает, выражается в увеличении количества знамений, которые народ якобы видит. Сейчас у нас вместо этих знамений такого рода рассказы, что было на самом деле.

Знаете, еще на что это похоже? Читаешь старые подшивки газеты «Грозненский рабочий». Вроде всё замечательно: Грозный, Чечня, обрели люди независимость. И примерно раз в месяц натыкаешься на рассказ типа следующего. Ко дворцу президента пришла большая толпа женщин, которая потребовала выдать ей на расправу известную чеченскую певицу, которая позавчера продала на внутренние органы русским ребенка. Или: позавчера над таким-то районом города Грозного в небе видели НЛО в виде большой светящейся бочки. Мужчины постреляли по нему из автоматов, но НЛО никуда не улетел, а потом как-то растворился. И думаешь, какой же должен быть внутри народа стресс, чтобы всё это происходило: чтобы толпы женщин ходили и несли какую-то ерунду, чтобы люди стреляли из автоматов по НЛО. У нас, видимо, общество испытывает такой же стресс и вырабатывает гормоны вранья, я бы так сказала.

Поделиться:
Загрузка...