Турция превращается в супердержаву региона

18

В последние дни одной из наиболее обсуждаемых тем в мировых медиа являются коренные реформы во внешней и внутренней политике Турции и шаги, предпринимаемые ею по решению имеющихся проблем.

Руфиз Хафизоглу

Одна из этих реформ заключалась в том, что в мае 2009 года на пост главы МИД Турции после Али Бабаджана заступил более опытный и более близкий с идеологический точки зрения турецкому движению "Милли геруш" ("Национальный взгляд"), воспитанник экс-премьера Наджмеддина Эрбакана Ахмет Давудоглу.

Политика "ноль проблем с соседями", которую пытается проводить сегодня турецкая власть, подготовлена именно Давудоглу. После перехода министерства в ведение Давудоглу во внешней политике Турции начало ощущаться еще большее оживление. Анкара, в первую очередь, приступила к восстановлению отношений с приоритетными соседними государствами, и в особенности с арабскими, вновь обратилась к пересмотру политики со странами Балтии, Ближнего Востока и Кавказа.

Наряду с этим, Турция приступила к более активному выполнению обязательств, взятых в связи с переговорами по вступлению страны в Европейский Союз. Одним из требований, выдвинутых перед Анкарой, было проведение в стране демократических реформ. До прихода к власти Партии справедливости и развития (ПСР) в Турции коренные демократические реформы не проводились, и страна, в истинном смысле слова, в них нуждалась. Однако предполагается, что эти реформы осуществляются не в целях вступления страны в ЕС, а для того, чтобы превратиться в регионе в супердержаву и показать, что ПСР действительно всегда была и будет с народом. Несмотря на то, что Турция, можно сказать, выполнила все обязательства, взятые перед ЕС, Евросоюз применял в отношении страны двойные стандарты. Невзирая на большой потенциал Турции, руководители некоторый европейских стран не хотели видеть ее в качестве полноправного члена этой структуры. Президент Франции Николя Саркози и канцлер Германии Ангела Меркель указывали на то, что большинство стран-членов ЕС против принятия Турции в эту структуру. В ответ на эти выступления премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган, жестко раскритиковав ЕС за позицию, занятую в отношении своей страны, сказал, что ЕС без Турции — это "Клуб христиан". Несмотря на все это, Турция продолжила реформы, направленные на вступление в ЕС. Однако в своем выступлении в ходе визита во Францию президент страны Абдулла Гюль также дал понять, что, возможно, в будущем Турция откажется от идеи членства в Евросоюзе и изберет путь, по которому следует Норвегия. Все это может быть расценено как начало того, что рано или поздно Турция создаст новую, альтернативную ЕС, структуру. Однако создание Турцией союза, альтернативного ЕС, будет для Анкары не столь выгодным предприятием. Турция намерена превратиться в регионе, в истинном смысле слова, в супердержаву, в результате чего она сможет избавиться от двойных стандартов, применяемых в ее отношении ЕС. Для этого Анкара обладает достаточным потенциалом, и внешняя политика страны дает основания говорить о его реализации в ближайшее время.

Основные изменения в политике Турции в регионе, и в особенности в отношении Ближнего Востока, начались после военной операции, проведенной в Секторе Газа супердержавой региона Израилем в конце 2008 года. Жесткая позиция, занятая Турцией в связи с событиями в Газе на основе принципа "хороший друг указывает на ошибки в лицо", имела результатом охлаждение отношений между странами.

А то, что официальная Анкара, по желанию народа, отложила проведение в городе Конья трехсторонних военных учений Израиль-США-Турция, завершилось еще большим отдалением Израиля от Турции, бывшей более близким, нежели США, "союзником" этой страны в регионе, и тем, что Израиль остался на арене в одиночестве.
То, что отношения между Израилем и Турцией, хотя и неофициально, но испортились, стало толчком к восстановлению турецко-арабских отношений.

Анкара отменила визовый режим с Сирией, официально нормализовав свои отношения с этой страной, которую верный союзник Турции Израиль постоянно обвинял в поддержке террора. Естественно, официальный Дамаск, в свою очередь, дал понять, что окажет помощь в решении проблемы с Курдской рабочей партией (КРП), представляющей угрозу для Турции, и, можно сказать, всех государств региона.

Что касается отношений Анкары с Багдадом, они для Анкары жизненно важны. Потому что улучшение отношений между странами и проводящаяся в Турции политика "демократического решения" очень важны для предотвращения террора, осуществляемого КРП.

Наряду со всем этим, с переходом взаимоотношений Анкары и Багдада в новую плоскость, Турцией была предотвращена новая гражданская война, которая могла вспыхнуть в Ираке после вывода войск США. Естественно, в связи с предотвращением возможной войны нельзя отрицать и факт наличия у Анкары хороших связей со всеми политическими силами в Ираке.

Помимо всего этого, наличествует фактор большего тяготения иракских курдов к Турции, нежели к арабскому миру. Курдская администрация Ирака, в свое время демонстрировавшая по отношению к Турции непримиримую позицию, впоследствии изменила ее. Так, в своем выступлении один из помощников лидера курдской администрации Масуда Барзани Фуад Хусейни сказал, что иракские шииты больше тяготеют к Ирану, сунниты — к арабскому миру, а курды вынуждены вступить в союз с Турцией. Выступив после этого с похожим заявлением, официальный представитель курдской администрации, не пожелавший назвать свое имя, сказал, что иракские курды располагают правом на независимость, однако, если этого не произойдет, в качестве единственного выхода он видит присоединение провинции Мосул к Турции, в результате чего курды смогут выйти посредством Турции на ЕС.

Естественно, хоть официальная Анкара и располагает возможностью использовать этот факт, Турция не поставит под угрозу территориальную целостность Ирака.

Наиболее реальный выход из положения, в случае согласия со стороны Багдада, создание в этом регионе свободной экономической зоны. Это, в свою очередь, волей-неволей позволит Турции получить контроль над нефтегазовыми запасами на севере Ирака, включая громадные запасы в Керкуке.

Проведение Анкарой сбалансированной внешней политики в отношении западного и исламского мира и желание максимально использовать все возможности дают основания говорить о том, что рано или поздно Турция превратится в супердержаву региона.

Руфиз Хафизоглу, руководитель Ближневосточной редакции Trend News

Поделиться:
Загрузка...