О приватизации ГТС России придется забыть

22

Украинские элиты, кажется, достигли компромисса по ключевым вопросам развития страны. Не решив ни одного из них, политики договорились об этом забыть. Глава комитета Верховной Рады по ТЭКу Николай Мартыненко заявил «Росбалту», что проблемы приватизации ГТС, русского языка и НАТО уйдут из общественной дискуссии на два-три года.

— 19 ноября в Ялте в рамках заседания экономического комитета СНГ Владимира Путин и Юлия Тимошенко обсудят условия газовых контрактов. Получим ли мы реальные гарантии, что Россия не оштрафует Украину за недобор газа в 2009 году?

— Главный недостаток январского газового контракта с Россией – формула цены на газ «бери или плати», когда за недобор газа нужно платить штрафы. Когда мы подписывали его прошлой зимой у нас, по сути, не было выбора. Но эта формула нам не выгодна и, надеюсь, мы найдем компромисс с российскими коллегами. Однако наш газовый рынок специфичен. У нас нет альтернативных поставщиков газа, от которого наша  экономика очень зависима. Он, к огромному сожалению, течет только по одной трубе. Мы не имеем спотового рынка. Поэтому нужны квалифицированные переговоры с Россией и энергосберегающие технологии внутри страны. И в обязательном порядке нужна общая позиция с нашими европейскими партнерами. Именно это наша позиция на ближайшее время.

— Россия заявляет о возможном участии в модернизации украинской ГТС. Эксперты усматривают за этим желание «Газпрома» взять трубу под контроль.

— Заявления о том, что Россия может получить право непосредственно управлять трубой – это спекуляции. В первую очередь, с украинской стороны. Сегодня закон запрещает приватизацию ГТС в любой форме. Хотя желание России войти в управление ГТС давно известно. Мы помним предложения о создании консорциума и тому подобное.

— Это не реально?

— В ближайшее время — нет. В ближайшей перспективе все вопросы, которые разъединяют страну, нужно исключать. Это вопросы русского языка, членства в военных альянсах, ГТС. Чтобы не было спекуляций, мы должны забыть, что можем ее приватизировать. На сегодня есть только один ответ – труба находится в собственности государства.

— А после выборов это возможно?

— После президентских выборов нужна будет консолидация. А этот вопрос все равно будет разъединять политиков. Поэтому на ближайшие два-три года кое-кому придется об этом забыть.

— Как специалист в газовом секторе, каким вы видите решение проблемы модернизации ГТС?

— Модернизация ГТС нам нужна. Но для этого не обязательно кому-то эту трубу приватизировать. Нам нужно провести ряд серьезных внутренних реформ газового рынка. Сегодня в руках НАК «Нафтогаз» находится все — и торговля газом, и его транспортировка, и добыча. НАК руководит, по сути, «Укртраснафтой» и другими компаниями. Этот монстр нельзя допускать. Транспортировка должна быть отделена — посмотрите подписанную весной Брюссельскую декларацию, где также предлагается вывести транспортировку из «Нафтогаза». В таком случае к нам придут инвестиции, чтобы реконструировать ГТС. Потому что, когда все находится в руках одного юридического лица, то происходит перекрестное субсидирование. Инвестор не понимает, куда именно идут его деньги.

— Возможно ли создание трехстороннего консорциума по управлению ГТС?

— Если консорциум займется системной реконструкцией, но не будет затрагивать прав собственности — возможно. Почему бы нет? Но модернизацию можно обеспечить и без консорциума. Есть достаточно механизмов привлечения ресурсов на более оптимальных условиях. Ведь транзит газа приносит большие доходы, и все банки умеют считать. В мире хватает и ресурсов, и организаций, заинтересованных в подобных проектах. Поскольку там есть гарантии возвращения вкладов.

— Некоторые аналитики полагают, что на самом деле Россия не заинтересована в модернизации ГТС. И просто тянет время, чтобы проложить альтернативные газопроводы. Что будет с Украиной в случае запуска «Южного потока» и Nord stream? 

— Если просчитать мощности всех потоков — Южного, Северного, в восточном направлении и тому подобное — то в долгосрочной, а возможно, и среднесрочной перспективе, это угроза недозагрузки нашей ГТС. Поэтому мы должны быть понятными партнерами как для Востока, так и для Запада. Тогда подобные вопросы будут ставиться мягче.

— Чем Украина может смягчить позицию России?

— Только одним: вовремя платить за газ. Мы должны выполнять свои контрактные обязательства. Точно также нужно договариваться  по условиям транзита.

Беседовала Анна Стешенко

Поделиться:
Загрузка...