Сердюков из Пентагона

26

 Владимир Путин заявил, что решение США об отказе от создания района ПРО в Польше «наводит на хорошие мысли». Он ожидает, что Америка сделает новые шаги, в том числе будет ускорено принятие России, Казахстана и Белоруссии в ВТО и будут отменены ограничения на продажу американских технологий в Россию. Дмитрий Медведев отметил, что США прислушались к российским озабоченностям, отчего и Россия должна внимательно выслушать американских партнеров.

Все перепуталось в нашем доме, и никто точно не знает, кем и как управляется внешняя политика России. По документам это вроде как особая делянка Медведева. Но если огород как-нибудь приоткрывается стороннему взору, то видно, что пашет там лично Путин. Правда, иногда вдруг приоткрывается форточка и оттуда голосом Медведева кричат, что надо бы брать поглубже и поровнее, но пахарь на эти возгласы не обращает внимания.

Статья Роберта М. Гейтса в газете The New York Times подтверждает, что с хорошими мыслями Путин чуть погорячился. Соответственно и России, если следовать логике Медведева, можно, как и прежде, выслушивать американских коллег в обстановке расслабленной неги.

Дело в том, что США не отказывались от «создания района ПРО в Польше». Министр обороны США пишет об этом в своей статье прямо и просто. США отказались от плана, который устарел, в пользу решения более быстрого, более масштабного и даже более затратного. Предполагалось, что система радаров и перехватчиков заработает в Центральной Европе к 2015 году. Два года негаданно ушло на отсрочки с парламентскими ратификациями в Польше и Чехии. То есть система могла бы заработать никак не раньше 2017 года. Её возможности были бы ограничены перехватом пяти ракет дальнего радиуса действия.

По Гейтсу, теперь ПРО для Европы соорудят в две стадии. Перехват ракет с помощью средств водного базирования будет налажен уже в 2011 году. Вместо 10 ракет их будет задействовано, как выражается министр, «множество». С началом второй фазы под огромным зонтом окажется уже не узкий клин в Центральной Европе, но все европейские союзники США по НАТО. Все это предполагается по «примерно прежнему расписанию».

Еще одна важная особенность, на которую упирает министр обороны США. Прежний план создавался исключительно против ракет дальнего радиуса действия. Кто его знает, что взбредет Ирану в голову, подумали американцы и предусмотрели защиту также против ракет малого и среднего радиуса действия. Новые средства обнаружения, новые ракеты-перехватчики SM-3 (с 2007 года — восемь успешных испытаний), более совершенная система управления, которая позволяет включить и существующие радарные комплексы, в том числе «возможно, даже русские» — все это привело Р. Гейтса к выводу, которым он и завершил свою статью: «Мы усиливаем ракетную оборону в Европе, а не избавляемся от неё».

Статья г-на Гейтса содержит ряд деталей, которые могут быть интересны как специалистам, так и продвинутым аматёрам. Однако для суждений об очередном вывихе нашей внешней политики все сказанное выше есть логическая подводка к тому, что для американского министра лишь реплика на ходу, для нас с вами — ключ к пониманию того, в каком пахучем конфитюре увязла наша дипломатия. Отметив, что Россия «неистово сопротивлялась прежнему плану», Р. Гейтс отметил просто и однозначно: «Отношение России и вероятная реакция не играли никакой роли в моей рекомендации президента по этому поводу. Конечно, с учетом прежней российской враждебности к американскому плану ракетной обороны в Европе, если российские лидеры примут данный план, это станет нежданной — и приветствуемой — переменой их политики в данной сфере. Но в любом случае факты ясны: американская ракетная оборона на (европейском) континенте будет продолжаться, и не только в Центральной Европе, наиболее вероятном расположении будущих установок (ракет) SM-3, но, мы надеемся, также и в других странах НАТО».

Подведем промежуточные итоги важного события, которые навели на «хорошие мысли» г-на Путина, реального руководителя внешней политики России. Во-первых, вместо ракет в Польше и радаров в Чехии мы «примерно» к тому же сроку получим более совершенные радары и ракеты по всей Европе. Во-вторых, американский зонт раскроется не в 2017 году, а в 2011-м, хотя опираться будет не на польскую почву, а на космическое обнаружение и ракеты морского базирования. В-третьих, протесты России «не сыграли никакой роли». В-четвертых, уже сейчас ясно, что никакой роли в определении будущей ракетной обороны стран Европы России никто предоставлять не намерен. В-пятых, Россия сможет присоединиться к планируемой системе на тех же условиях, которые ей предлагались и прежде и которые она демонстративно отвергла. В-шестых, у европейских союзников США никак не может возникнуть ощущения, будто Америка их «кинула», поскольку новые планы будут осуществляться по старому графику, а первая фаза предоставит защиту и Польше и Чехии на шесть лет раньше, чем это прежде предполагалось.

Нужно обладать совершенно особым зрением на международные события, чтобы в упор не видеть этих очевидных, бросающихся в глаза шести факторов. Нужно обладать стальными нервами и хорошим пищеварением, чтобы на их основе требовать от США «ускоренного» принятия России, Белоруссии и Казахстана в ВТО и отмены ограничений на продажу американских технологий в Россию. И уж не знаю, кем нужно быть, чтобы придумать для Америки такой пряник за хорошее поведение, как обещание, что Медведев будет её «более внимательно слушать». Ну, прямо как дети!

Если бы не холуйский хор телевизионных подпевал, не было бы особой нужды ни в обильном цитировании американского министра обороны, ни в этой оценке очередной победы нашей миролюбивой внешней политики. Пусть их судачат, какими «ответными шагами» прилично отблагодарить Америку, а какими — больно жирно будет. Что до меня, так я бы выделил совсем не ракетно-лазерный аспект последних событий. Конечно, я тревожусь о благе Бельгии с Португалией, но пусть сами решают, под каким зонтиком им сподручнее прятаться.

Забросив в мировой океан все пусковые установки, я бы сосредоточился на том, кто писал эту статью, где опубликовал её и для чего это сделал.

«В декабре 2006-го, спустя несколько дней после того, как я стал министром обороны, я рекомендовал президенту Джорджу W. Бушу, чтобы Соединенные Штаты разместили перехватчики наземного базирования в Польше и совершенные радары – в Чешской Республике», — пишет Р. Гейтс. И несколько дальше: «На прошлой неделе президент Обама — по моей рекомендации и по совету его группы по национальной безопасности, при единогласной поддержке высшего военного руководства (страны) — решил отказаться от прежнего плана в пользу немного более пригодного подхода». И уже под конец: «Я был твердым сторонником ракетной обороны с той поры, когда президент Рональд Рейган впервые предложил её в 1883 году. Но я хочу получить истинные возможности как можно скорее и получить наибольшее преимущество от новых технологий, чтобы противостоять грядущим угрозам».

Все это сообщается не на закрытом собрании, куда иным генералам и вход воспрещен, а в самой что ни на есть «открытой печати». Перед каждым читателем — и не обязательно гражданином США — открывается полная картина того, как, кем и в какой обстановке принимаются важнейшие для страны решения.

Чтобы мысль моя была предельно понятна, я хочу сравнить информационное наполнение статьи «Лучшая ракетная оборона для более безопасной Европы» с тем, в какой глубокой тайне от общества осуществляется глубокая военная реформа в России. Пусть оно и очевидно, но все же подчеркну: для нас, россиян, проводимая реформа Вооруженных сил неизмеримо важнее, чем для США — защита пусть родственного по духу, но все же заокеанского континента.

Что знаем мы о нашей реформе кроме того, что полки и дивизии будет отныне называться батальонами и бригадами? Какими методами реформа осуществляется и сколько она будет нам стоить? Когда она завершится, и что мы будем иметь на выходе? Кто ею руководит — Путин или Медведев? Каковы взгляды министра обороны РФ Сердюкова? Какого типа армии он является «твердым сторонником»? Когда обнаружил в себе желание и способности её реформировать? Что он лично рекомендовал своим боссам: прежде — Путину, а теперь — Медведеву? Или: прежде — Путину, а теперь — опять Путину?

Да хоть голову вы себе разбейте об эту стену — она все равно останется непроницаемой. По вполне понятным причинам. Если бы газета The New York Times была ручной, как «Российская газета»… Если бы автором статьи был г-н Сердюков, только не из Пентагона, а с Арбата… Если бы Польша умела вилять хвостом, как Южная Осетия… Тогда мы все пришли бы в дикий восторг от дипломатии Медведева и вместе с еще одним нашим национальным лидером размышляли, чего еще потребовать от Америки — половину Аляски или, на первый раз, можно ограничиться ускоренным приемом нашей Беларуси в ихнее ВТО?

ВЛАДИМИР НАДЕИН

Поделиться:
Загрузка...