Закон о военной экспансии

13

У некоторых законов привкус смерти. Обычно их принимают испуганным большинством без голосования (или единогласно, что, в сущности, одно и то же), а авторы закона клянутся в своем миролюбии, гуманности и самых благих намерениях. Тех самых, которыми устлана дорога в ад. Эти законы похожи на спусковой крючок снайперской винтовки – цель уже намечена, скоро раздастся выстрел. Мы пока еще не знаем в кого, но снайпер уже все рассчитал.

 

Принятый 9 сентября в первом чтении президентский законопроект о поправках в закон «Об обороне» уместно назвать законом о военной экспансии. Закон «Об обороне» дополняется двумя статьями. В одной говорится о том, что «в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности формирования Вооруженных сил Российской Федерации могут оперативно использоваться за пределами территории Российской Федерации».

Определяются четыре возможных ситуации для такого использования:

«1) отражение нападения на Вооруженные силы Российской Федерации или другие войска, дислоцированные за пределами территории Российской Федерации;

2) отражение или предотвращение агрессии против другого государства;

3) защита граждан Российской Федерации за рубежом;

4) борьба с пиратством и обеспечение безопасности судоходства».

Загадочно выглядит в первом пункте фраза о «других войсках». Имеются ввиду российские войска, не относящиеся к Вооруженным силам (например, железнодорожные, пограничные и т.п.) или войска другой страны? Судя по второму пункту, наверное, все-таки войска другой страны.

Второй пункт законопроекта – «отражение или предотвращение агрессии против другого государства» – свидетельствует о качественном изменении российской военной доктрины. Если закон примут, то это будет означать, что Россия готова к военному вмешательству за рубежом даже в тех случаях, когда отсутствует прямая военная угроза Российской Федерации. Достаточно будет предположить, что какой-то стране угрожает агрессия, чтобы ввести туда войска и защищать ее от предполагаемого агрессора. Причем речь не идет исключительно о военных союзниках России или дружественных ей странах – законодатель не конкретизирует, кого Россия может защищать от агрессии. Кого захочет! Ничего не говорится и о согласии такой страны на «братскую помощь».

Вторая статья законопроекта расписывает, кто именно принимает решение о вооруженном российском вмешательстве за границей. Тут никакого разнообразия – все решения принимает президент. Решение об оперативном использовании Вооруженных сил за пределами территории Российской Федерации президент принимает на основании соответствующего постановления Совета Федерации. И уже самолично принимает решения об общей численности формирований, районе их действий, стоящих перед ними задачах, сроках их использования и досрочном отзыве. Министерству обороны оставлены заботы о комплектовании этих формирований и их материально-техническом обеспечении.

Закон о военной экспансии формализует агрессивный характер российской военной доктрины, но все это – бумажные усилия. Фактически, в прошлом году агрессия против Грузии обошлась без всяких законов. Да и к чему они? Разве что противопоставить собственные законы международным, чтобы потом можно было сослаться хоть на что-то законное? Это как если бы серийный убийца написал собственные правила для выбора жертвы и способа ее умерщвления, чтобы в случае чего ссылаться на эти правила, а не на неудобный для него Уголовный кодекс.

Сегодняшняя новация президента Медведева – не новая в этом ряду. Законодательная база для разнообразного вмешательства во внутренние дела других государств создается уже несколько лет. В феврале 2006 года Госдума приняла закон, позволяющий использовать российские Вооруженные силы заграницей в целях борьбы с терроризмом. Тогда, по скромности, поводом для вмешательства оставили только терроризм.

В июле того же года Госдума при единогласном голосовании внесла изменения в закон «О федеральной службе безопасности». Новый закон разрешал «использовать подразделения специального назначения органов федеральной службы безопасности и применять боевую технику, оружие, специальные средства… а также физическую силу против находящихся за пределами территории Российской Федерации террористов и (или) их баз для устранения угрозы безопасности Российской Федерации».

У этого закона тоже был привкус смерти. Последствия не заставили себя ждать. Через четыре месяца после принятия закона в Лондоне был убит Александр Литвиненко. Конечно, ничто не мешало им убивать за границей и раньше. Например, в 2004 году в Саудовской Аравии – бывшего президента Чечни Зелимхана Яндарбиева. Но в наше фарисейское время политическим извращенцам доставляет странное удовольствие обставлять законоподобными нормами творимое ими беззаконие.

Вот и нынешний закон об использовании Вооруженных сил за границей принимается под какую-то конкретную цель. Эту цель видит пока только снайпер, а мы можем лишь догадываться и строить предположения. До той поры, пока не грянет выстрел.

Фотография РИА Новости

АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК

Поделиться:
Загрузка...