Фальсификаторы истории «состарили» Россию почти на 500 лет

31

Вопросы «фальсификации истории в ущерб интересам России» привычно затрагивают в кремлевской пропаганде период Великой отечественной войны.

Антон Суриковдиректор Центра исследования конфликтов Института проблем глобализации, бывший помощник — пресс-секретарь первого заместителя председателя Правительства РФ.

Между тем, не менее актуальны эти вопросы и для более ранних периодов истории государства с центром в Москве. Так, выступая на радио «Эхо Москвы», политолог Станислав Белковский утверждает: «Мы из истории знаем закономерности зарождения, становления, развития, упадка и угасания государств. И также мы знаем, что у цивилизации существует критический возраст, который, если усреднять данные крупнейших исследователей этого вопроса, составляют примерно 1200 лет. Если отсчитывать возраст российской цивилизации от прихода, воцарения Рюрика в Новгороде, когда, собственно, были заложены основные принципы построения российской власти. Важнейший принцип — это трансцендентность власти по отношению к обществу, да? Нами правят оккупанты. Не важно, внутренние оккупанты или внешние, добрые или злые, но эта власть отчуждена от народа полностью, она не формируется народом. И народ говорит о власти «Они» — это основное, что. Это не мы власть, да? Это они. Это началось, собственно, с призвания варягов, которые на нашу великую обильную землю приходят, где мы сами не способны установить свой порядок». То, что говорит Белковский — это типичный пример фальсификации истории. По нескольким причинам.

Действительно, создание государства Русь большинство историков связывает с так называемым призванием варягов во главе с Рюриком. Но кто такие варяги, они же викинги (витязи), они же норманны, как их называли в Западной Европе. Это — древние жители Скандинавии и Ютландии, предки современных норвежцев, шведов и датчан. С VII по X век норманны терроризировали Европу и Средиземноморье, совершая на них грабительские набеги. Со временем норманны стали переходить от грабежа к завоеванию отдельных земель. Так, во второй половине IX века они оккупировали северную землю Франции, называемую сейчас Нормандия. В 911 году их вождь Хрольф принял франкское имя Роллон и присягнул королю франков Карлу III, став первым герцогом Нормандским. Через полтора века герцог Нормандии Вильгельм Завоеватель основал (в 1066 году) норманнскую династию английских королей. В Англию, норманны пришли уже как носители французского языка, французской культуры и французского феодального государственного устройства. В этот же исторический период группы викингов, призванные на службы феодалами Южной Италии, постепенно завоевали острова Сицилия и Мальта у арабов. Области, которыми правили норманны, включали Неаполитанское королевство и Королевство Сицилию в Италии, и Салоники в Греции.
Следует отметить, что ни в Англии, ни во Франции, ни в Италии, норманны никакой особой «трансцендентности власти по отношению к обществу», о чем говорит Белковский, не проявили. С какой же стати им было вдруг проявлять ее на восточнославянских землях — в Новгороде и Киеве. Наоборот, придя на озеро Ильмень и Днепр, основав там государство Русь (по названию одного из скандинавских племен), норманны-варяги очень быстро смешались со славянским населением (точно также как в Нормандии с французским населением, и в остальной Европе), восприняли его язык и культуру. Правда, к Москве этот процесс никакого отношения не имел. В то время никакой Москвы не существовало, а страна Москель не входила в славянское государство Русь и была населена представителями угро-финского этноса — мери, муромы, мещеры, веси, печоры, перми, мокши, мордвы и т. д. В состав Руси страна Москель вошла значительно позже, когда никаких варягов уже не было, они к тому моменту ассимилировались и растворились в славянской массе.
Таким образом, винить призвание варягов в «трансцендентности власти» нет никаких оснований, точно также, как нет оснований исчислять историю России 1200 годами.
Нет оснований бросать камень и в крещение Руси по византийскому обряду, утверждать, что, дескать, в виду этого Россия стала некой альтернативной Западу. Действительно, Византия вбирала в себя не только греко-римскую культурную традицию, но и культурное влияние деспотического доисламского Востока: Древнего Египта, Древнего Вавилона, Древней Ассирии, Древней Персии. Тем не менее, православные народы не перестали от этого оставаться европейцами, что доказали своим вполне органичным пребыванием в Евросоюзе православные Греция и Кипр, к которым присоединились Болгария и Румыния и готовы присоединиться в видимой перспективе Сербия и Черногория. С какой стати Россия или Украина должны являться культурной альтернативой Западу, если другие православные страны являются частью этого самого Запада?
Впрочем, это имеет отношение к культуре, но не к возрасту государства с центром в Москве, ныне именуемого Российской Федерацией. Весьма парадоксально, но в годы правления Екатерины II и в последующие времена с «фальсификациями истории в ущерб интересам России» боролись еще более ожесточенно, чем теперь. Поэтому многие периоды истории России покрыты мраком, обросли мифами, сочиненными по заказу государства. Тем не менее, сейчас уже периодически появляются исторические работы, на основе анализа всех дошедших до нас источников, а не выборочно, проливающие свет на рождение Московского княжества. Например, это роман-исследование Владимира Белинского «Страна Москель» и некоторые другие научные труды. Чтобы не ходить вокруг да около, отмечу, что Москва и Московия являются продуктом не варягов, как утверждает Белковский, а государственной деятельности монгольской империи и личным достоянием выдающегося государственного деятеля своего времени, хана Золотой Орды Менгу-Тимура. Именно при нем впервые появилась Москва как поселение, зафиксированное в 1272 году, то есть при третьей монгольской подушной переписи, а первый Московский улус (княжество) появился в составе Золотой Орды в 1277 году, когда хан Менгу-Тимур вручил ярлык «на княжение» младшему сыну Александра Невского — Даниилу, достигшему к тому времени, по монгольским законам, совершеннолетия (16 лет). В дальнейшем благодаря помощи Золотой Орды, Московия станет на путь «собирания земли русской». Правда, само по себе это понятие «собирание» появится значительно позже, когда возникнет Российская империя и ей понадобится «великое далекое прошлое». Тогда российская имперская элита и примется «заимствовать» чужое, дабы выдать за свое. Она даже откажется от прародителей своей государственности — монголов Золотой Орды, не говоря уже об отказе от своего коренного угро-финского этноса — мери, муромы, мещеры, веси, печоры, перми, мокши, мордвы. Другими словами, с появлением на российском престоле Екатерины II правящей элите удалось загнать сюжет Московской истории в заданное имперское русло: — «позаимствовать» у Киевской Руси (то есть по-современному — у Украины) название «Русь», приписав это имя финно-тюркскому этносу Московского улуса;
сочинить миф о Москве, попытавшись скрыть правду о ее монгольских прародителях, хотя, спрашивается, чего здесь стыдиться? Ведь еще при Иване Грозном этим гордились. Сам царь Иван называл себя потомком Ченгиз-хана, хотя в действительности являлся лишь потомком известного хана Золотой Орды Мамая. На эту тему и про этот период истории, когда Московский улус, подменив собой свою родительницу — Золотую Орду, стал империей, подробнее можно прочитать, в частности, в Правде-инфо.
В целом же, концепция Станислава Белковского о том, что Россия якобы достигла критического возраста 1200 лет — это типичная фальсификация истории. На самом деле возраст России составляет всего 830 лет. То есть до опасной черты по-Белковскому в 1200 лет ей еще далеко — целых 470 лет. Правда, сама эта черта антинаучна, высосана из пальца Гумилевым и рядом других мыслителей. Да и будь даже она высоко научна, она ничего не говорит о трансформации формы государственности.
Так, последние 500 лет своей истории Россия была империей. Но до этого Московское княжество было лишь частью другой империи. Ее князья исправно ездили в Орду, получали от ханов ярлык на правление, платили дань. Ее попы, предшественники сергианцев, возносили молитвы за золотоордынского царя (хана), за что освобождались от налогов и получали другие преференции. Наподобие тех, что еще недавно имел наш современник Гундяев, торговавший без пошлин спиртом и табаком. Так что критичен возраст России или нет — это вещь сомнительная, ведомая лишь Белковскому. А вот в какой форме предстоит существовать Москве в обозримой перспективе — это предмет куда более актуальный.

Антон Суриков

Поделиться:
Загрузка...