Эксперт об аннексии Севастополя и оккупации Тузлы

41

Недавно официальный представитель НАТО Джеймс Аппатурай завил, что Альянс якобы не станет предоставлять военную помощь Украине для обеспечении ее безопасности. О том, насколько далеко готова пойти Россия в своих притязаниях, мы беседуем с руководителем международных программ центра “Номос”, расположенного в Севастополе, Дмитрием Штыбликовым.

 

 

Д. Штыбликов

 

 Дмитрий Анатольевич, вероятность военного конфликта на Крымском полуострове и реальная ситуация в Крыму соответствуют, скажем так, ожиданиям российских элит?

 

— Когда смотришь публикации российских СМИ, создается впечатление, что граждан России просто целенаправленно готовят к войне с Украиной. В Интернете появилась масса сценариев возврата Украины в «братскую семью».

 

В некоторых из них даже не исключается применение ядерного оружия. И не думаю, что интересно обсуждать плоды воспаленного сознания, равно, как и не допускаю полномасштабную войну России с Украиной. Но истоки подобного интереса понятны, после российско-грузинской войны в Севастополе побывали журналисты практически всех западных стран. Я общался со многими из них, они приезжали с вопросом о возможности «югоосетинского сценария в Крыму».

 

 Некоторые из них, начитавшись российской прессы, были уверены, что в Крыму уже вот-вот что-то должно произойти и даже собирались сидеть и ждать этого «чего-то». Трудно переоценить силу вбрасываемых сценариев.

 

— Отдельные российские СМИ описывают гипотетический сценарий «блиц-крига» с аннексией Севастополя и оккупацией Тузлы…

 

— Авторы этих сценариев призабыли, что Севастополь сегодня база двух флотов: ВМС Украины и ЧФ России. И присоединение большого, более тысячи квадратных километров, города, где стоят части ВМС и ВС Украины, не может быть «молниеносным», как это «планируют» авторы такого сценария. Если бы даже российский генштаб и захотел воплотить в жизнь этот сценарий, то это привело бы к значительным жертвам среди мирного населения, ведь в Севастополе военные объекты часто соседствуют с жилыми домами.

 

При этом сильно сомневаюсь, что у жителей Севастополя сохранились бы «пророссийские настроения», если бы их родной город был разрушен. «Пророссийские» настроения сильно меняются под свист пуль и разрыв снарядов.

 

Что касается Тузлы… Так называемая «оккупация» Тузлы – это если не авантюра, то глупость. Контролировать Керченский пролив с нее невозможно, зато войска, которые гипотетически ее «оккупируют», окажутся под прямым огнем береговой артиллерии.

 

Вы не допускаете возможность, что Москва может направить в Крым десант. И морская пехота попытается занять ключевые инфраструктурные объекты…

 

— Я детально изучал этот вопрос. Общая численность российской морской пехоты на Черном море – 2900 человек. Максимальная десантовместимость кораблей Черноморского флота 2100 пехотинцев. В вооруженных силах Российской Федерации транспортно-десантных самолетов хватает только, чтобы поднять в воздух одну дивизию, да и то без тяжелой техники. В общем, при мобилизации всех ресурсов российская армия смогла бы перебросить до восьми с половиной тысяч человек.

 

А в операции в Южной Осетии, по официальным данным, принимало участие пятнадцать с половиной тысяч человек личного состава, да и у самой Южной Осетии были свои вооруженные формирования. Общая численность группировки там могла составлять 25–30 тысяч военнослужащих. У России нет средств для создания численного и огневого превосходства и проведения операции в Крыму.

 

И потом, давайте не забывать о наших вооруженных силах. Какими бы скромными ни были наши ресурсы, но поставить мины на десантноопасных участках побережья наша армия сможет, как сможет противодействовать огнем береговой артиллерии. Уже не говорю о возможности перебросить части украинской армии с западного и юго-западного направления для усиления группировки в Крыму.

 

— Оптимистические у вас оценки…

 

— Последние события в российской власти вносят некоторые коррективы. Я имею в виду поправку Медведева к закону об обороне, которую он подал 10 августа. Согласно этой поправке, РФ имеет право защищать права соотечественников на территории других государств. Если Госдума примет изменения к закону, то мы получаем неоднозначную ситуацию в Крыму. Поскольку она реально меняет соотношение сил. Например, состоялся суд и пришли судебные приставы к маяку. Так, по новой статье закона, это может трактоваться как «нападение», препятствование действию российских военнослужащих и может стать причиной для объявления войны.

 

Сейчас проходит реформирование вооруженных сил России, их переход на новое исчисление. И если общая численность военнослужащих ЧФ не увеличилась, то в связи с переходом на новые штаты она меняется таким образом, что там, где был полк морской пехоты, сейчас будет присутствовать бригада морской пехоты. А ее численность увеличилась существенно. Пусть в Крыму она увеличилась за счет расформирования других частей, находящихся на территории Крыма. Но, тем не менее, структура меняется.

 

В соглашениях у нас записано, что численность морской пехоты РФ, морской авиации с частями наземного базирования – это 1982 человека. Если ранее полк морской пехоты насчитывал около полутора тысячи человек, то на сегодняшний день около трех тысяч человек.

 

— Представитель НАТО недавно заявил, что Альянс якобы не будет защищать безопасность Украины…

 

— Крым не самое лучшее место для проведения боевых действий со стороны России. Крым – полуостров, тот самый «узкий перешеек» от России достаточно далеко. А перевозить войска по воздуху у нее нет ни сил, ни средств. Я бы не рассматривал возможность боевых действий, пока у России не появится достаточного количества плавсредств и авиации для переброски воинских подразделений. А воевать одной бригадой в Крыму даже не смешно. Да и сильных сепаратистских настроений в Крыму нет, чтобы поднимать восстание, блокировать воинские части, силовые структуры.

 

В России объявили программу переселения соотечественников, и если не считать военнослужащих, которые выслужили в Крыму и получили в России квартиру, то Крым покинули всего семьсот человек за два года. Так что Россию они любят издалека.

 

Но в Крыму очень чувствуется ностальгия по «большой Родине». Активно работают пророссийские организации, повсеместно российская символика…

 

Я когда-то уже писал, что Крым – это осколок советского общества. А просоветские ностальгические настроения – это совсем не пророссийские. Участники митингов в Крыму – это одетые в советскую военную форму отставники и люди преклонного возраста. Рассчитывать на просоветские настроения во время серьезного конфликта несерьезно.

 

Национальная принадлежность русских и украинцев в Крыму определяется не по этническому принципу, а по самоидентификации гражданина Украины. Реальное различие между русскими и украинцами относительное.

 

— За прошлый месяц в Крыму было четыре нарушения со стороны РФ соглашения о статусе и условия пребывания ЧФ на территории Украины.

 

— Было. Но я склонен приписывать эти нарушения к другим военно-политическим событиям России, которые лишь послужили для нагнетания обстановки в Крыму. Я склонен предписывать их действиям командующего ЧФ, которого не очень высоко ценят в Москве. Возможно, эти инциденты проходили не под его руководством, но исходили от него, дабы показать российскому руководству свою значимость.

 

Русский по национальности и пророссийский – это не одно и то же. Сошлюсь на результаты одного опроса, проведенного политическим движением «Мы». В Севастополе только 16% согласны отказаться от гражданства Украины в случае получения российского гражданства…

 

— У России имеются долгосрочные планы насчет полуострова. Насколько далеко они готовы пойти в их реализации?

 

— Мне тяжело отвечать за военно-политическое руководство России и командование Черноморского Флота. Но бывший начальник разведки ЧФ господин Соловьев в интервью телеканалу «Интер» сказал: мы в 2017 году не уйдем. Это мнение широко распространено среди высшего офицерского состава ЧФ. Они говорят, что не уйдут просто потому, что уходить им из Севастополя реально некуда. При этом положения украинской Конституции, не позволяющей дальнейшего пребывания флота, не рассматриваются.

 

Флот – это не «Жигули»: завел и уехал. Это не только корабли, которые можно увести в Новороссийск. Это огромная инфраструктура, это и Ялта, и Севастополь, и Феодосия, и масса объектов, раскиданных по всему полуострову. И если не садится, не договариваться, не составлять графики выводов, чтобы в мае 2017 года ЗАКОНЧИТЬ процесс, то договариваться будет все сложнее.

 

Поэтому, предполагаю, первым серьезным испытанием станет 2017 год. Либо разразится международный скандал, либо придется менять Конституцию.

 

— Что же надо делать, чтобы крымчане не чувствовали себя в Крыму соотечественниками россиян за рубежом…

 

После первой Мировой войны к Италии отошла северная Тиролья –  небольшой немецкий анклав. Так вот, с первой мировой войны по сегодняшний день этот регион двуязычный (точнее – трехъязычный, принимая во внимание тирольский, или ладинский язык. – Авт.) и, никто этого не скрывает, дотационный. Туда целенаправленно вкладываются деньги, и делается все, чтобы итальянские немцы не мечтали вернуться на «историческую родину», и уровень жизни там выше, чем по Италии и лучше, чем в приграничных областях Германии.

 

Возможно, есть другие варианты, Киев забывает, что Крым – проблематичный регион. Курортная инфраструктура изношена, а это безработица. И с этой территорией будет работать все тяжелее, доказывая, что он наш. Вариантов, как поднять экономику полуострова, – масса. Было бы желание.

 

Беседовала Лана Самохвалова

Поделиться:
Загрузка...