«Le Figaro»: Странная ситуация в послевоенной Чечне

37

"Рамзан, спасибо за Грозный". Такой плакат висит на фасаде дома на главной площади чеченской столицы, на углу модного проспекта Путина — единственной во всей России улице, носящей такое название.

В нескольких шагах от него, на фронтоне дворца в неоклассическом стиле, в котором располагается мэрия, висит большой портрет "Рамзана". Лицо "Рамзана", бородача с маленькими голубыми глазами с прищуром, сопровождает вас повсюду: на жилых домах, в учреждениях, на местном телевидении; это, разумеется, лицо Рамзана Кадырова, самого влиятельного человека в Чечне. Сын Ахмада — бывшего боевика, ставшего союзником Кремля, а затем президентом и убитого в 2004 году, — Рамзан, возглавивший местные вооруженные отряды, в свою очередь, в 2007 году (достигнув необходимого 30-летнего возраста), стал главой этой маленькой кавказской республики.

16 апреля этого года Москва завершила "контртеррористическую операцию" (КТО), начатую в Чечне в 1999 году. По заявлениям чеченских властей, в ходе обоих конфликтов погибло 300 000 человек (население Чечни в настоящее время составляет примерно 1,3 миллиона человек). Российские источники чаще называют цифру в 100 000 человек. В Грозном этот "день победы" был отмечен музыкальными концертами и гудками клаксонов на улицах.

В городе исчезли блокпосты, хотя работники автоинспекции пока еще ходят с "Калашниковыми". Когда прилетаешь в Грозный, в новом аэропорту имени Ахмада Кадырова, милиция больше не проверяет твой паспорт. Все теперь с нетерпением ждут присвоения этому аэропорту статуса международного, что должно подстегнуть развитие торговли.

Уроки которые мы забыли

Новый парламент, театр и мечеть

 Выходя в этот день из здания мэрии после встречи с обездоленными детьми, Рамзан, одетый в куртку светло-голубого цвета, с темно-синей мусульманской шапочкой на голове, дал краткое интервью Figaro. "Я иду в мечеть молиться, следуйте за мной!". Передвигаясь быстрым шагом, в окружении толпы охранников — одни в пиджаках, другие в черных, голубых или цвета хаки спортивных костюмах — харизматичный президент отвечает по-чеченски. "Я уже давно хотел завершить контртеррористическую операцию; стабильность достигнута, и мы восстановили наши города".

Мечеть "Сердце Чечни" имени Ахмата Кадырова

Темпы восстановления Грозного, разрушенного до основания, как в свое время Сталинград, впечатляют. Восстановлен не только центр города. Теперь действительно нужно постараться, чтобы найти изрешеченный снарядами фасад. Стены, покрытые цветным листовым железом, чтобы замаскировать повреждения, чередуются с новыми жилыми домами. На проспекте Путина Pizza House соседствует с Sushi House и магазином готовой одежды Elite Fashion. Рамзан только что открыл новое здание парламента и новый театр. Строится даже аквапарк. Один из символов возрождения — "сердце Чечни" — большая мечеть, открытая в ноябре прошлого года и названная в честь Кадырова-отца. Она выстроена из мрамора по образцу собора Святой Софии и может принять до десяти тысяч верующих, которые должны входить туда безоружными, о чем напоминает табличка, прикрепленная над рамкой металлоискателя.

В свои 32 года экстравагантный президент, коллекционирующий автомобили, хищных зверей и, как говорят, женщин, на самом деле пользуется большой популярностью, причем даже среди защитников прав человека. Он действует как "суперпрезидент, который всегда рядом". Он решает все вопросы: сегодня увольняет в присутствии телекамер какого-то коррумпированного министра, а завтра дарит квартиру сиротам. Но Рамзан зависит от финансирования из Москвы и связан "личным пактом" с Путиным, резюмирует один из юристов. "Эти отношения могут в один прекрасный день закончиться; вертикаль власти — вещь опасная и хрупкая". Тем не менее, в обмен на "возврат к стабильности", Рамзан пользуется большой политической автономией. Так, он безнаказанно может пропагандировать полигамию и делать обязательным для женщин ношение платка в университете. Там можно иногда встретить студенток в хиджабах, но большинство из них повязывают на голову простую косынку — "по традиции".

В Грозном очень сложно затрагивать вопросы, связанные с "темной стороной" Кадырова. Произошедшее в январе этого года в Вене убийство его бывшего охранника Умара Израилова, который, как показало долгое расследование, проведенное New York Times, обвинял Кадырова в применении жестоких пыток, — табуированная тема. Многие умолкают также, когда речь заходит об убийстве чеченского военного Сулима Ямадаева (ставшего врагом клана Кадырова), которое было совершено 28 марта в Дубае. Дубайская полиция вскоре обвинила в организации этого убийства двоюродного брата президента, Адама Делимханова, депутата Государственной Думы. На соответствующий вопрос Рамзан Кадыров отвечает: "Ямадаев был преступником, находящимся в розыске", виновным в совершении вымогательств, которыми он занимался, когда командовал российским батальоном "Восток". Он отвергает "бездоказательные" обвинения, выдвигаемые одним из братьев Ямадаевых. "Я думаю, что это — кровная месть", заявляет, со своей стороны, Магомед Хамбиев, чеченский депутат и бывший министр обороны. Кавказская вендетта — это устойчивая традиция. "И если бы я знал того, кто убил Ямадаева, я сказал бы ему спасибо", — продолжает чеченский депутат.

‘Для нас война еще не закончена’

Из-за этих сведений счетов население остается по большей части безразличной к другим проблемам Чечни, которые еще не решены. Каждый из руководителей НПО вперемешку перечисляет их: катастрофическая экологическая ситуация, ухудшающееся здоровье травмированного народа, повсеместная коррупция, массовая безработица, нехватка жилья. По словам Магомеда Хамбиева, Москва объявила о завершении КТО в том числе и по финансовым причинам, поскольку размер денежного содержания тысяч милиционеров и солдат, занятых в спецоперации, превышает обычное в девять в раз. ‘Вот уже пятнадцать лет, как мы находимся в кризисе! — восклицает Ахмед Итуев, руководитель ассоциации ‘Стабильность’, оказывающей юридическую помощь населению. — Экономики не существует, безработица достигла 80%’.

г.Грозный Фонтан у драмтеатра chechen-republic.com

‘Для нас война еще не закончилась’, — заявляет Тамара Кадырова (однофамилица президента), глава организации, занимающейся поиском пропавших людей. Землихан, сын Тамары, был арестован в 2003 году. В Чечне называют ‘похищениями’ эти многочисленные беззаконные аресты, производимые вооруженными людьми, чьи лица чаще всего скрыты под масками. Землихан был отправлен в тюрьму, без суда и следствия, в далекую Республику Коми. Жив ли он еще? НПО, которое возглавляет Тамара, насчитало 2 400 случаев исчезновения людей, однако поговаривают, что их было больше, от 5000 до 18 000. ‘Война не закончится, пока каждый исчезнувший не будет идентифицирован, а военные преступники не предстанут перед судом’, — говорит Тамара.

г. Грозный Супермаркет (Минутка)chechen-republic.com

Война вновь напоминает о себе, когда в получасе езды от Грозного на повороте мы замечаем российский танк и пулеметную огневую точку. Чуть выше, на горной дороге стоят еще танки и грузовики, накрытые брезентом. ‘Около 20 000 российских солдат и милиционеров должны быть выведены с территории Чечни’, — объясняет депутат Хамбиев. Останутся 40 000 военнослужащих органов ФСБ. ‘Остающиеся войска нужны, чтобы защищать наши границы’, — говорит Рамзан Кадыров.

chechen-republic.com

В своем селе в горах, окутанных туманом, крестьянин Саит пытается заново отстроить свою жизнь. В 2003 году крыша его скромного дома была разрушена осколками бомб, сброшенных с самолета. Он до сих пор не вставил все стекла в окна. Подобно тысячам своих соотечественников, несмотря на должным образом заполненную декларацию, он не получил ни копейки из причитающейся ему компенсации. ‘Все очень просто, — жалуется один чиновник. — Чтобы тебе возместили ущерб, нужно половину суммы отдать на взятки’. Здесь люди выживают в основном благодаря выращиваемым фруктам и овощам, и коровам, если, конечно они уцелели. ‘Когда мы отправляемся в горы собирать черемшу, нас подозревают в том, что мы относим еду боевикам’. Саит утверждает, что чеченские милиционеры недавно задерживали и грубо обходились со многими из его соседей. В селе три-четыре года назад вновь появилось электричество и мобильные телефоны. Однако воду приходится носить из реки или от колонки.

Проспект Путина chechen-republic.com

В тот день Саит узнал из новостей российского телеканала ‘НТВ’, что неподалеку от его села были убиты трое солдат. ‘Мы объявили о завершении КТО, но это не означает, что мы покончили с преступностью, — поясняет Рамзан Кадыров. — Преступления совершаются везде — и в Лондоне, и в Германии, и в Америке, и в России’. По оценкам Кадырова исламистских террористов осталось не более нескольких десятков. Десять дней назад Саит слышал отголоски боя в горах. В частности звуки выстрелов из российских пушек, раздававшихся с расстояния в много десятков километров. Режим КТО был отменен на территории Чечни в целом, однако десять горных районов, в том числе Шатой, Шали и Ведено, снова были объявлены ‘зонами антитеррористической операции’, сообщила в пятницу радиостанция ‘Эхо Москвы’. Были обнаружены десять ‘баз’ боевиков. В субботу исламистский сайт ‘Кавказцентр’ объявил о проведении теракта, унесшего жизни двух ‘неверных’. Живущему в горах Саиту надоело насилие. Его самые заветные желания — женить детей и мирно заниматься пчеловодством.

Фабрис Ноде-Ланглуа

Поделиться:
Загрузка...