Дмитрий Орешкин: Как напугать Кремль Кишиневом

17

Политолог Дмитрий Орешкин рассказал о выводах, которые может сделать российская власть из недавних событий в Молдавии.

Дмитрий Орешкин

— Есть выводы объективные, и есть те выводы, которые способно воспринять наше российское руководство. Первый объективный вывод заключается в том, что коммунистическое управление никуда не годится; это понятно. В Молдавии средний уровень пенсии — до десяти долларов на душу населения. Народ разбежался по городам и весям сопредельных государств в поисках работы. То есть, господин Воронин свою страну до края довел.

Второй объективный вывод — в том, что при контроле над силовыми структурами выборы можно спокойно и смело фальсифицировать. Большинство людей — тех, кто остался и не уехал, то есть достаточно пассивных, особенно в провинции — проглотит любые результаты. В том, что результаты сфальсифицированы, мне, как специалисту по выборам, сомневаться трудно. Косвенным признаком этого служит то, что власть отказывается контролировать списки избирателей. Самый простой способ фальсификации — внесение "мертвых душ" и голосование от их имени за партию власти. Это у нас в России используется часто: бюллетени-то все правильные, а вот списки избирателей сфальсифицированы. Поэтому победители-воронинцы так боятся пересчета по спискам.

Что касается собственно социальных протестов — вывод очевиден: негодует прежде всего городская образованная молодежь. При этом очень важны тактические соображения — и, наверное, именно они субъективно станут наиболее важными для наших органов управления: если ты готовишься к "оранжевому сценарию", то ты легко его можешь одолеть. Выглядеть победителем: по народу не стрелял, парламент уступил, оппозиционеров разоблачил, показал их связь с зарубежными разведками, — и таким образом укрепил свои политические позиции в краткосрочном тактическом плане.

Надо сказать, что Воронин очень умно себя повел — именно политически. Не в смысле заботы о стране, повышении уровня жизни сограждан, а в плане сохранения своей власти. Теперь он изолирован от Румынии, которая ему угрожает — и в то же время сохранил приличные отношения и с ЕС, и с Россией. Евросоюз искренне верит, что с выборами все более-менее нормально — наблюдатели могли контролировать процесс голосования и подсчета бюллетеней, но они не могли контролировать процесс составления списков избирателей. Вроде как ЕС результаты выборов принимает; вроде как Воронин действовал в рамках законности и не чрезмерно применял силу; вроде как налицо доказательства того, что румынские спецслужбы, румынские граждане и, по-видимому, люди из румынского посольства приняли участие в кишиневских событиях… И при этом Воронин не испортил отношений с Россией — сохранил вид вменяемого, легального политика, с которым можно вести переговоры. Скорее всего, именно этому будут учиться наши власти.

Если же говорить о серьезных проблемах, которые власти вряд ли осознают, то первая и главная из них — то, что выборы в любой форме становятся все более и более опасными для действующего режима. Накапливается разочарование, и именно в выборах оно прорывается — особенно если эти выборы всерьез контролировать. Второй урок, который власти извлекут: необходимо укреплять силовую составляющую. Демократическим путем, за счет честных выборов, власть в руках они удержать не могут. Значит, придется все больше и больше ресурсов вкладывать в силовиков, чтобы обеспечить их лояльность в нужный момент.

Еще один вывод — больше инвестировать в молодежь, которая может выйти на улицу?

— С молодежью в России и в Молдавии — разная ситуация. Молдавская молодежь — в значительной степени вчерашние селяне. Сама Молдавия — страна с преобладанием сельского населения, поэтому молодежи там много. В отличие от нас: в России молодежи относительно общего числа населения значительно меньше, чем в Молдавии. У нас молодежи технически мало: три поколения живут в городах, а города — это зона, где детей не слишком много. Я не думаю, что в России молодежь является серьезным активным классом, способным нанести ущерб ныне действующей власти. Молдавия, Ингушетия, Чечня, где много молодежи — это одно; Россия – совсем другое.

Наверняка какие-то деньги будут бросать, чтобы приподнять "Наших"; кто-то из тех, кто обслуживает подобные политические проекты, получит для себя коммерческую выгоду. Но, если быть просто рациональным, то следует понять: угроза молодежных выступлений применительно к России явно раздута. Однако это экспертная точка зрения. А есть интересы людей, которые реализуют очень большие проекты. Вот они будут старательно пугать вышестоящих начальников именно молдавским опытом.

Михаил Соколов

Поделиться:
Загрузка...