Вкус насилия или почему необходимо запретить РПЦ МП в Украине

768

Сейчас мы наблюдаем поножовщину внутри исламского сообщества, которую демонстрируют сунниты и шииты. Делают они это энергично и вдохновенно. Это так напоминает любимое занятие христиан, когда католики резали протестантов, а все вместе – душили православных, и подобные эпизоды.

То есть, ислам сейчас проходит примерно ту же стадию христианства, которая ушла в прошлое несколько сотен лет назад. Западная цивилизация нашла успешный рецепт сосуществования с церковью, отделив ее формально или фактически от государства.

То есть, вопросы религии отданы на совесть граждан, которые могут быть христианами, а могут и не быть, и это – никого не касается. Это – верное решение. Ислам еще не пришел к этой стадии, а потому сущность его отставания от западной парадигмы очевидно и хорошо иллюстрируется следующим примером.

Как-то исламская община одного из городов Швейцарии потребовала от местных властей дать ей разрешение на устройство мечети. При этом аргументация была на уровне тезиса о равенстве религий и прочего. Мусульманские деятели справедливо заметили, что христианских храмов очень много, а вот мечетей – нет совершенно. Нам неизвестно имя чиновника, ответившего мусульманским активистам, но его ответ следовало бы поставить в рамочку и повесить в кабинете любого еврочиновника, начиная от кабинета канцлера Германии. Он ответил примерно так: «нет проблем, вы можете ставить столько мечетей, сколько хотите, но одновременно в Мекке мы будем строить по христианской церкви». На этом эпопея и кончилась.

То есть, ислам идет по той же траектории, по которой двигалось и христианство и вошел в стадию допустимости массового насилия для насаждения своих догматов тем, кто исповедует другую религию или вовсе пребывает в объятиях агностицизма. Как раз с исламом – все понятно и предсказуемо. Все эти проблемы легко решаются правильной постановкой нужных вопросов, о чем мы писали в предыдущей статье. Но мы стали очевидцами несколько необычного явления, которое таит в себе не меньший потенциал опасности, чем исламский радикализм.

Дело в том, что православие не имело ярко выраженного пика насилия, как это было у католиков. Православные не ходили крестовыми походами, не устраивали инквизиции и не делали других кровавых вещей, присущих коллегам из Рима. Скорее всего, это произошло потому, что захватившее власть в Западной Европе христианство пришло не на пустое место и там уже тысячелетие существовали культурные и духовные формы, во всем их феерическом многообразии. Поскольку религия, в основном, отличается от веры механизмом самосохранения и агрессии в отношение иноверцев, то в Западной Европе оказалось очень много работы и уничтожение следов предыдущей цивилизации заняло почти тысячу лет. За это время были максимально уничтожены памятники архитектуры, литературы и тем более – религиозные памятники.

Все это выдиралось с корнем и мясом, и в конце концов, христианство добилось почти полной и безмолвной пустыни, которая стала возрождаться только в Средние Века и то – с подачи мусульман, которые растворили в себе Византию, оставив себе целые пласты знаний в области литературы, математики, астрономии, медицины и прочего. Именно поэтому большая часть звезд нынешнего небосклона, имеет начало «аль» — Альтаир, Альдебаран и прочие, а часть математики называется алгеброй. А само возрождение пришло через Испанию, куда все мы едем наблюдать прекрасную и необычную архитектуру, либо через Италию, чьи генуэзские и венецианские купцы принесли от арабов множество давно забытых и уничтоженных знаний.

В общем, в Западной Европе было что уничтожать, а на Востоке, который попадал в орбиту Византии, и где укрепилось православие, ничего такого делать не пришлось. Сам Константинополь захватили турки и почти мгновенно его исламизировали, а очаги православия вне Византии, банально не требовали разрушения предыдущей цивилизации, ибо она не имела такой глубокой формализации как на Западе, а то, что можно было разрушить – сделала Орда. В Московии православие намертво спаялось с властью и любые поползновения в ее сторону (коих почти не было) пресекались силами светской, а не духовной власти. Посему, оно (православие) миновало свой пик насилия, но это не значит, что он ушел безвозвратно и навсегда.

Киево Печерская Лавра, оккупированная московским патриархатом

Такое впечатление могло сложиться после восьми десятков лет власти атеистического совка, а уж тем более, пика насилия можно было вряд ли ожидать в 21 веке, когда любые знания доступны и любой вменяемый человек легко может найти любую информацию, и как минимум – усомниться в том, что ему рассказывают бородатые мошенники. По крайней мере, любой человек, у которого не выключен мозг, должен бы понять, что Ветхий завет адресован вполне определенному народу, а Иисус тоже обращал свои пламенные речи к тому же народу и кстати, нашел свою смерть за то, что призывал священников религии, известной сейчас как иудаизм, неуклонно исполнять нормы и правила именно этой религии. Каким боком ко всему этому оказались мокша, весь, меря, эрзя и прочие – неизвестно. Но в конце концов, каждый может податься хоть в христиане, хоть в мусульмане, хоть в буддисты, если он это делает без принуждения и сам никого не принуждает следовать за ним. Фокус в том, что принцип любой религии – увеличение своей базы, то есть – обладателей кошельков, а потому – любая религия будет работать на вербовку в свои ряды все новых и новых плательщиков.

По этой причине религии борются с верованиями, которые не требуют храмов и отдельно выделенной касты священников. Их трясет от идолопоклонцев, которым ничего не нужно, кроме созерцания духов леса или реки, таких же невидимых и неслышимых, как христианская троица или что-то подобное. А еще больше их расстраивают учения, которые утверждают о том, что Бог – внутри тебя, а ты – его храм. Тут сразу отпадают церкви, попы, свечки и прочая муть.

Крестный ход УПЦ МП

Но практика показывает, что паства церкви и опора тоталитарного режима – идентична. И диктатору и церкви нужна публика, которая не желает самостоятельно мыслить, но желает получить мнение авторитета, который читал все эти книжки и сыплет цитатами. Да. авторитет надо заработать или завоевать. Но как только этот этап пройден, далее – идет восприятие всего, что говорит бородатый мужик или диктатор в галстуке, как истины в последней инстанции.

Собственно говоря, и это – дело каждого. Любой может стать «паствой», подчиняющейся своему «пастырю», в переводе на житейский язык: овцой, гонимой своим пастухом. Но опять же, все это выглядит забавно и весело ровно до того момента, когда этот пастырь не начинает призывать к насилию, а тем более – к уничтожению неугодных.

Период, когда такая практика начинается и еще не приводит к практическим действиям – не слишком велик, а потом начинается это самое насилие. Причем, независимо от религии, несущий насилие во имя веры, обязательно награждается Валгаллой, садами с гуриями или раем. То в котел «паствы» с отключенным мозгом вбрасываются дрожжи с призывами к насилию и процесс нарастает лавинообразно. Публика освобождается от страха наказания или моральных принципов, ибо считает творимое ею насилие делом богоугодным и правильным. А ведь наружу выворачиваются самые низменные и забитые той же религией или общественной моралью, инстинкты. Ведь если снимается табу на отъем жизни, что в основных религиях запрещено прямо, в качестве божественного императива, то одновременно снимаются те же табу и на все то, что можно творить с жертвой перед тем, как ее пустить в расход.

И вот когда широкая публика снимается с тормозов и начинает либо самостоятельно творить прямое насилие, либо оправдывать его – джин выпущен из бутылки. Те, кто единожды признан «недочеловеками», «иноверцами» и прочими, уже будут восприниматься целью или объектом насилия очень долго. Мало того, паства уже самостоятельно будет относить кого-то в категорию жертвы уже исключительно по собственным соображениям. Остановить это будет слишком сложно и первое, что надо делать на этом пути – признавать наличие самой проблемы.

Сейчас мы наблюдаем, что РПЦ МП стала носителем православного экстремизма и по всем правилам, обязана уйти в один ряд с ИГИЛ и прочими террористическими организациями. Другое дело, что православной экстремизм прикрыт государственными флагами РФ, но от этого он не становится чем-то другим. РПЦ запустила тот самый механизм, на котором работает экстремизм исламский.

И вот, собственно, пророчество. Если сейчас не принять экстренных и самых жестких мер по закрытию абсолютно всех подразделений МП в Украине, с обязательной депортацией всех попов, имеющих паспорт РФ и не относиться к этой организации как экстремистской и террористической, то мы еще увидим теракты в исполнении фанатиков этой церкви, подобных испанским, французским или немецким. Московский патриархат уже снял табу на уничтожение Украины, украинцев и всего украинского. Собственно говоря, на оккупированных территориях это происходит прямо сейчас и наше беззубое отношение к этому обязательно приведет к терактам в нашем тылу.

Патриарх Московский Кирилл

Есть мнение, что если провести внезапные и одновременные обыски всех церквей и монастырей МП, там найдется многое из того, что может привести к терактам в любой момент. В общем, если мы не хотим того, что произошло в Барселоне, то уже сегодня следует принимать самые решительные и беспощадные меры к МП и связанным с ними структур.

 Аnti-Сolorados

Поделиться:
Загрузка...