Те же яйца или Правительство безысходности

132

Ну вот, правительство в России появилось. Давайте проведём игру в вопросы и ответы про наше правительство.

1. Почему правительством руководит Медведев, за какие успехи? Ответ: никаких успехов нет, он назначен как безвольная подставка под монарха, бессловесный исполнитель монарших капризов

2. А может монарх даст Медведеву решительно повернуть страну к развитию? Ответ: именно Путин должен был сформулировать стратегию развития перед президентскими выборами. Он ничего не сформулировал, никакой программы развития провозглашено не было, его выбрали просто так. Потом он пробубнил якобы программу развития до 2024-го года, которая была просто переписана с его же программы 2012 года. Соответственно, правительство собрано по принципу «те же яйца – только в профиль» — те же импотенты, которые способствовали загниванию страны, теперь переназначены снова этому же способствовать. Возможно, глубоко в душе, они и талантливы, но поскольку у монарха по жизни только три задачи – бороться с Трампом, гнобить Украину и уничтожить Навального, то правительство для этого вообще не нужно. И практически переназначенный состав правительства говорит о том, что дальше будет так, как было.

3. Но может в правительстве есть хоть какой-то реформатор? Ответ: нет, реформаторов нет, потому что не нужны. Силуанов поставлен контролировать деньги, а последнюю либеральную надежду Кудрина запихнули в Счётную палату. И он этим умылся и даже написал жалкое оправдание, где поясняет, что «денежки счёт любят» и если смотреть за расходами, то это способствует реформам. Он так прекрасен, этот Кудрин! Я хочу посмотреть, как он сейчас начнёт задавать вопросы про Крымский мост – почему забрали деньги со строительства других мостов, почему его строил именно Ротенберг и почему мост стоит четыре миллиарда долларов – может можно было и дешевле построить? Но Кудрину на голову упадёт кирпич и вопросов больше не будет.

4. Какова же роль нового-старого правительства в жизни государства? Ответ: роль правительства будет сводиться к финансовому обеспечению прихотей монарха – каким то гигантским строениям, созданию бомб с непредсказуемой траекторией, каких-то фестивалей, чемпионатов мира – то есть, всё, что своими размерами будет заставлять россиян открывать рот от удивления.

5. Как будут подбираться члены нового правительства в будущем? Ответ: по сословному принципу, ибо после назначения сына Патрушева на должность Министра (!) сельского хозяйства, последние барьеры стыда пали. Однако, россиянам отныне будет легче, ибо ими будут руководить одни и те же фамилии; важно будет лишь разобраться, где чей сын, сват и брат.

6. Сейчас стоимость нефти дошла до 80$ — куда пойдут эти деньги. Ответ: а это не наше собачье дело, они пойдут туда же, куда пошли миллиарды Стабилизационного фонда и Фонда национального развития – по-моему, был такой, а может не был. Главное, что денег нет.

7. Так что от нового правительства будут иметь россияне? Ответ – то же, что имели, то есть, ничего. Но иметь их будут по полной программе.

Матвей Ганапольский

P.S. Правительство безысходности

О чем говорит состав «нового» правительства? О том, что лучше не будет. Внешне все будет как было, а по сути — хуже. Объективная причина — экономика в кризисе. Субъективная — ни Медведев, ни его замы никакого представления о том, что надо было бы делать в сложившихся условиях, не имеют. Да и не хотят иметь. Ни к чему это им.

«НОВОГО» ПУТИНА НЕ БУДЕТ

Суть происходящего в связи с формированием правительства — в отсутствии перемен к лучшему в стране. Отказ от любых изменений — подчеркнутый, гипертрофированный, в квадрате. Произошедшие мелкие передвижки только усиливают впечатление постылой безысходности: Мутко на строительстве, Патрушев-младший в Минсельхозе, Кудрин в Счетной палате. Даже писать обо всем этом — скука.

Но иначе и быть не может. Поскольку нет и не будет никакого другого, «нового» Путина. Ни Путина 4.0, ни Путина 5.0. У переутвержденного президента не наблюдается никаких новых идей и предложений, нет программы модернизации страны, нет образа будущего, нет даже программы действий. Обнародован лишь набор непросчитанных деклараций — «добрых пожеланий».

Суть выступлений Путина последнего времени — и до президентской кампании, и во время кампании, в том числе декабрьской «прямой линии» и мартовского послания Федеральному собранию, — принципиальный отказ от смены политического курса и проведения каких-либо разумных и необходимых реформ. Поэтому порядок рассадки крыловского «квартета» значения не имеет.

«Прорывы», о которых говорит новый-старый президент, при сохранении нынешнего политического курса возможны только в раскручивании репрессивной составляющей режима. И премьер Медведев для этого вполне подходит. Он верно служил системе на своем месте и до, и после 2012 года. Прикрывая Путина, он публично озвучил ключевой слоган текущего момента: «Денег нет, но вы держитесь». Медведев заслужил.

Да и система к сегодняшнему дню стала такой, что уже нет ни «технического» правительства, ни даже декоративного парламента: и министры, и депутаты (причем абсолютно все, включая так называемую «парламентскую оппозицию») — органическая часть единой авторитарно-бюрократической системы. Это называется «номенклатура». Хоть в депутаты, хоть в губернаторы, хоть в министры — везде сгодятся. Универсальные солдаты Путина. Кадровые изменения, конечно, будут случаться. Увольнения — это эффективный ресурс: ненавистных «бояр» и «дьяков» с кремлевского крыльца будут бросать, когда повысится социальное напряжение.

Каков же критерий отбора кадров в правительство и в чем логика таких назначений? Единственный критерий отбора кадров для правительства — личная лояльность, а логика назначений — в обеспечении бесконечного удержания власти.

КОНТРОЛЬ И РАСПИЛ

Что касается российской экономики, то экономическая политика (а это именно то, чем должно заниматься правительство) сузилась до предела. Теперь под экономической политикой в России подразумеваются только цены на нефть, налоги и сборы с населения, финансирование гонки вооружений и различных военных авантюр (вроде Сирии и Донбасса), а также лукавые социальные подачки на фоне падающих доходов. То есть современная экономическая политика — это как отжать деньги у населения и как их распределить на цели режима. Ну и, по возможности, как «распилить» что удастся.

Кадровое обеспечение этого нехитрого перечня задач и является смыслом «перерассадки» вице-премьеров в «новом» правительстве. Основная функция замов — распределение бюджетных средств в условиях экономической стагнации и санкций. Поскольку ни на цены на нефть, ни на санкции российское правительство повлиять не может, смысл его работы — увеличение финансового давления на население. Идея повышения подоходного налога уже вброшена и тестируется. Падение рубля, снижающиеся реальные доходы людей — все это трактуется как источник пополнения казны. Решение о повышении пенсионного возраста уже практически принято. Налоги на интернет-торговлю, на шины, обувь, недвижимость, сараи, бани, туалеты, повышение тарифов на ЖКХ и так далее до бесконечности… Впереди нас еще ждет передел в ресурсной сфере.

Формирование правительства — это борьба за контроль над бюджетными потоками. Примером такой подковерной интриги стал вброс информации об отдыхе ныне уже бывшего вице-премьера Приходько на яхте Дерипаски.

ЗНАКИ И ПОСЛАНИЯ

В правительстве-2018 есть и знаковые идеологические назначения. Демонстративное сохранение Мединского в должности министра культуры — послание гуманитарной общественности и интеллигенции. А назначение министром науки и высшего образования руководителя Федерального агентства научных организаций (органа федеральной власти, самым активным образом участвовавшего в разрушении Российской академии наук) — послание всем нашим ученым и каждому академику РАН персонально.

Знаковый характер имеет и сохранение в кабинете министров Лаврова и Шойгу, чьи ведомства стали символами изоляционистской агрессивной внешней политики и милитаризации жизни страны и общественного сознания. Лавров, наряду с Мединским, — один из главных пропагандистов в стране. Дипломат в роли пропагандиста — важный элемент системы. Но если это и возвращение к советской эпохе, то не к «Мистеру Нет» Громыко, а скорее, к «Каменной заднице» Молотову.

На месте остался и Шойгу, несмотря на все очевидные провалы, такие как февральский инцидент под Дейр-эз-Зором в Сирии, когда погибли российские наемники. Система, сделавшая ставку на войну, попадает во все большую зависимость от тех, кто воюет. И здесь речь идет не только о Минобороны, но и о тех, кто реально руководит теми самыми наемниками. На международной арене, кстати, с Асадом и иранцами та же история: Россия оказывается в зависимости от своих ближневосточных «союзников», и перспективы развития этой зависимости для нашей страны очень недобрые. Поэтому если политика не меняется, то и пространства для кадрового маневра нет ни в Минобороны, ни в правительстве вообще, и на исправления положения дел в стране шансов тоже нет.

ГОЛОСОВАНИЕ ПРОТИВ УЛУЧШЕНИЙ

В целом формирование правительства — это завершение мартовского плебисцита. Не выборов, которые все же предполагают некоторое обновление с учетом результатов голосования, даже в случае победы действующей власти. А именно плебисцита, триумфально поддержавшего неизменность всей системы власти, политики последних десяти лет и Путина лично. Плебисцит о любви к вождю не предполагает изменений. Все останется как было: бедность, коррупция, отсталость, война, ложь, неуважение… Поэтому, по существу, проиграли все, в том числе и те, кто голосовал за Путина, и те, кто сидел дома, а выиграло абсолютное меньшинство, которое все эти годы паразитирует на путинской системе. И теперь власть в интересах этого абсолютного меньшинства сформировала правительство, которое будет выжимать из страны и проигравших граждан все соки. Это жесткая реальность, с которой придется иметь дело всем. Это результат победы Путина 18 марта этого года.

Сопротивляться этому нужно было, борясь за превращение плебисцита в выборы, цепляясь за все возможности, предоставленные Конституцией и намерением системы хотя бы формально и отчасти ее соблюдать. Было мало шансов? Наверное. Но проигнорировать выборы, а потом обсуждать возможность перемен — это абсурд, полностью соответствующий тому, что навязывает обществу Путин. Выборы прошли. Откуда надежда на перемены в опросах социологов? Кого 59% населения, ожидающие перемен, хотят видеть во главе правительства? Сечина?

Григорий Явлинский

Поделиться:
Загрузка...