Самый грандиозный позор путинского режима за все 18 лет

1 336

Произошедшее около понравившегося кому-то из путинских друзей химзавода – самый грандиозный позор путинского режима за все 18 лет.

Мы, конечно, знаем не все. И есть два главных вопроса: количество жертв среди российских граждан и что это за граждане. Относительно второго вопроса есть две версии. Первая – наемники. Вторая – спецназ, прикрывающийся легендой наемничества. Если смотреть на это с колокольни позора, то разницы никакой. В обоих случая шли отбивать чужую собственность в чужую зону ответственности. В обоих случаях это не имело никакого отношения ни к борьбе с терроризмом, ни к помощи братскому сирийскому народу. В обоих случаях власть предала своих граждан, предала беспрецедентно.

Что касается первого вопроса, то для меня главным доказательством того, что их число – число убитых российских граждан – исчисляется сотнями, служит упорное молчание американских военных по этому поводу. Их молчание – часть неформального сговора с российскими военными и другими представителями власти, которые утверждают, что это не комбатанты, а вольные стрелки, наемники, и что их крохотная горстка.

Одни молчат, а другие врут по понятной причине. Правда может дестабилизировать ситуацию не только в России, но и привести к гигантской военной катастрофе. Сейчас ядерную кнопку контролирует робкий Путин. А что будет, если разъяренные военные его сместят, не известно даже Всевышнему. Поэтому мы с Вами должны молиться на молчание одних и вранье других. Время суда над лжецами и ворами еще не пришло. Надо терпеть. И не хотелось бы, чтобы этому неизбежному суду помешала ядерная война.

И в заключении о позоре. Это не наш позор. Мы их не выбирали, мы никого не уполномочивали начинать войны за пределами России или ввязываться в них. Это их позор. Позор бездарности, подлости, непрофессионализма и гопничества. Это их позор. А с нас хватает нашего собственного. Наш позор – это то, что они все еще у власти.

P.S. 

У соцмережах опубліковано список імен і прізвищ російських найманців із ПВК «Вагнера», яких не дорахувалися 7 лютого в районі селища Хішам

Про це пише російський пропагандист із Санкт-Петербурга Анатолій Несміян, який відомий у ЖЖ під своїм ніком el_murid.

Загалом це 74 людини. Наводяться їхні особисті номери, ПІБ та посада.

«Зниклі безвісти» в цій ситуації — ті, кого не дорахувалися після вивезення тіл і поранених. Кількість вражає», — зазначив він.

P.P.S. Оказалось, что хулиган российский был бумажный

Произошло впервые за много лет прямое военное столкновение России и США, кончившееся нашим тотальным и сокрушительным поражением. История, которая очень поучительна по многим параметрам.

Во-первых, как известно, война в Афганистане стала одним из важных факторов крушения советского режима. И одним из этих факторов было как раз недовольство населения, паника матерей: «А вдруг моего пошлют в Афган?» Причем солдаты многие не хотели ехать в Афган, а как раз многие офицеры хотели, потому что для них это было продвижение.

Похожим, менее важным фактором была Чечня, потому что опять же «Комитет солдатских матерей» родился из Чечни. Вот мы видим, что в отличие от Афганистана и Чечни, сирийские потери не являются фактором раздражения для населения, кроме как для той узкой прослойки, которая и так любит Путина. И причина очень простая: потому что там гибнут добровольцы. Точка.

Это может быть военные, которые подписали контракт, в том числе, и офицеры, для которых, как я уже сказала, как и в Афганистане, эта война, прежде всего, способ продвижения по службе. Это, может быть, какая-то гопота, которая увидела возможность грабить, как на Донбассе. Это могут быть несчастные люди, которые не нашли себя в жизни, работали на автомойке – и пошли на войну, чтобы заработать. Это могут быть люди, которые ищут самоутверждения, потому что в гражданской жизни, как я уже сказала, они автомойщики или переобувают машины, а тут вот он берет… у него на груди такой могучий фаллический символ – автомат, всё вместе… Это может быть неважно. Эти люди попали туда сами. Война у нас приватизирована.

И то, что у всех современных государств является частным, а у нас является почему-то государственной монополией, и то, что у всякого нормального государства, кроме феодального, является монополией, у нас вдруг отдается в руки каких-то якобы частных военных компаний. Понятно, что это просто способ отрицания: Нас там нет.

Второй очень интересный момент, мы к нему еще вернемся – что вся внутренняя политика Путина строилась на том, что мы тут противостоим пиндосам, мы вот им везде противостояли. Вот на Олимпиаде мы сейчас не соревнуемся, а боремся с пиндосами. Мы не праздновали День Победы, а кричали, что можем повторить. Акция «Бессмертный полк» ходила и летала над американскими какими-то городами. В общем, всячески мы каждый день, можно сказать, вот перманентная победа над пиндосами – главное состояние России.

Они такие-сякие, они устроили переворот в России. Это мы с ними воевали в Грузии. Это они финансируют боевиков на Кавказе и вообще, всячески нас гнобят.

И при этом вышеупомянутые пиндосы не устраивали революции в Украине, не воевали с нами в Грузии, не финансировали боевиков на Кавказе и так далее. И, казалось бы, логика НРЗБ мы были такие грозные, даже когда американцы нам ничего не делали и каждый день рвали на груди рубашку и бесстрашно с ними боролись аж на Олимпиаде, — то теперь, извините, когда покрошили несколько, извините, десятков россиян вставших с колен, минимум должна быть ядерная война. Вдруг власти говорят: «Да чего вы? Да нас там не было».

Но я возвращаюсь к тому, потому что я всю неделю пыталась разобраться, что там, собственно, произошло. И начну с того, что в Сирии после поражения ИГИЛ* начался второй этап сирийской войны, потому что первый этап сирийской войны характеризовался необходимостью воевать против ИГИЛ*. Это не значит, что силы, воевавшие в Сирии, воевали против ИГИЛ*. На самом деле, каждый интересант войны в Сирии надеялся, что с ИГИЛ* будет воевать его союзник или противник, а после разгрома ИГИЛ* он разгромит того, кто вынес на себе тяжесть войны с ИГИЛ*.

Это, кстати, очень типичная военная история. Например, скажем, Гоминьдан и китайские войска Мао во время китайской войны точно так же воевали с японцами. Каждый из них ожидал, что другой будет воевать с японцами, а потом он нахлобучит того, кто воевал с японцами.

Но, тем не менее, ИГИЛ* разгромлен, час настал, и первый шаг в шахматной партии, я напоминаю, сделал турецкий диктатор Эрдоган, который после разгрома ИГИЛ* объявил о начале операции против курдского Африна. Напомню, что сирийские курды вынесли на себе главную тяжесть войны с ИГИЛ*. Они там, действительно, сражались. В немалой степени они это сделали при прямой поддержке американцев. Они были самым надежным и боеспособным союзником США в этой войне. Они вполне заслужили за это создание собственного государства. И хотя этого в какой-то ближайший обозримый момент не произойдет, я очень надеюсь, что когда-нибудь это произойдет. Это будет создание светского государства, светского плацдарма на территориях воинствующего ислама. Курды это заслужили. И в противном случае они просто будут истреблены, мы должны это понимать, как были, скажем, истреблены в Турции армяне.

Вообще, не будем забывать, что в начале XX века на этот самом Ближнем Востоке один из четырех его жителей был христианин. Сейчас может сами посчитать, сколько осталось. Я напоминаю, что христианство – самая преследуемая в мире религия, и что сейчас гибнут десятки тысяч христиан именно на Ближнем Востоке, в основном именно за свою веру.

Итак, Африн. Эрдоган заявил, что курдов в Африне никогда не было, что они ублюдки, враги. Заявил, что кроме Африна он сейчас будет бомбить Маджиб, где вообще стоят американцы. То есть, в принципе, он заявил о прямом столкновении между войсками Турции и США, которые обе входят в НАТО. И в этом смысле Эрдоган повел себя как Гитлер, то есть он громко заявлял о своей агрессии, хотя он, естественно, точно так же, как и Гитлер, называл ее обороной.

При этом помимо того, что у Эрдогана есть своя армия, не забываем еще, что у него есть Джабхат-ан-Нусра* и другие военизированные формирования, де-факто Аль-Каида*. Вообще, не забудем, что все экстремисты, воевавшие на территории Сирии, 90% из них прошли через Турцию. И не рассказывайте мне, что турки не могли этому помешать. Туркам это было выгодно. Так что Джабахт-ан-Нусра* – это такая турецкая ЧВК Вагнера. Я не я и лошадь не моя.

Случилась удивительная вещь: турки не взяли еще Африна. они получили серьезное предупреждение от американцев. Но, скорее всего, факт заключается просто в том, что курды — военные. Вот поскольку их уничтожают последние несколько десятилетий – их и до этого уничтожали, но последние несколько десятилетий особо, последние несколько лет ИГИЛ* тем более – вот им ничего не остается, кроме того, что воевать. Это те самые знаменитые женские батальоны. Воюют и мужчины и женщины. И диктатор Эрдоган после того, как он зачистил армию, которая была единственной западной силой в Турции, судя по всему, военный дух в турецкой армии накрылся медным тазом.

Кстати, после этого, насколько я понимаю, отчасти наступление Эрдогана потянулось в сторону и турецкая ЧВК Вагнера, грубо говоря, начали захватывать ту территорию Сирии, которую до этого контролировало шиитское ополчение, которое формально подчиняется отчасти Асаду, а на самом деле Ирану. То есть вместо того, чтобы воевать с курдами, американцами Эрдоган в реальности начал подвоевывать с Ираном, Асадом и Путиным. Путина при этом, очевидно, кинули. Это была первая серия Марлезонского балета.

Вторым сезоном, я бы сказала, этого сирийского сериала было наступление якобы ЧВК якобы Вагнера, которое случилось 7 февраля. Очень сложно разобраться, что происходит. Я разбиралась и, как мне кажется, почти разобралась. Помимо того, что наш МИД врет, врут, причем намеренно и все участники этой истории.

Вот, например, Пентагон на брифингах тоже врет. Вот генерал Джеффри Харригиан, который командует военно-воздушными силами на Ближнем Востоке, 8 февраля объяснял, что случилось. Он тоже, я не скажу, что врал, но он сказал, что куда-то выдвинулась колонна, начался артобстрел, и они по этой колонне долбанули. Куда она выдвинулась, чего она выдвинулась? Мы сейчас увидим, что там есть большая разница.

Что надо понимать в произошедшем? В Сирии существует неформальная договоренность, согласно которой между американской и российской зоной влияния лежит речка Евфрат. На восточном берегу – курды и американцы, на западном – русские, шииты и Асад. И по обеим берегам сидит Дейр-эз-Зор, и на рядом на восточном берегу – крупнейшие нефтяные поля. Еще в сентябре Асада или там… плюс русские, шииты переправляются в районе Дейр-эз-Зор через Евфрат, то есть переправляются на сторону, контролируемую курдами, и начинают наступление на этот самый нефтеносный район, которым в это время владеет ИГИЛ*.

Курды в ответ ускоряют свое наступление и захватывают этот район быстрее. И, видимо, Асад, шииты, русские чувствуют себя обделенными, а американцы просто в шоке по факту этого наступления. Есть очень много статей в американской военной прессе по поводу того, что вот русские нарушили договоренности, оказывается, что Евфрат не может сыграть роль Эльбы и так далее.

Все это время американский Генштаб переговаривается с русскими. Причем понятно, что речка Евфрат в этом районе немаленькая и, соответственно, правительственные силы Асада пытаются продолжать наступление. Они проходят по понтонному мосту, наведенному российской армией еще в сентябре. И в январе этого года этот мост сносит поднявшейся водой. Причем Генштаб официально заявляет, что это произошло, что увеличилось количество воды в Евфрате: кто-то там пустил – проклятые американцы… Напомню, что в это время жуткие дожди, и понтонный мост могло снести само собой.

В общем, там остается плацдарм на восточном берегу Евфрата, который контролируют курды. И вот почти сразу после того, как турки начинают наступление на курдов, к этому наступлению присоединяется Россия, потому что мы решаем, что это правильное время, чтобы выбить курдов с этого нефтяного поля, потому что они заняты в Африне. Это такая достаточно типичная манера поведения как России, так и всех абсолютно участников истории в Сирии, потому что все пытаются нарушать черту где только можно и соблюдают договоренность только когда выгодно.

Самое главное в этой ситуации следующее. Вот нам говорят, что разгромили некую колонну. Чтобы представлять себе это вживую, повторяю: есть речка Евфрат, это среднее течение Евфрата и, как я уже сказала, на востоке – курды, на западе – русские, шииты. Асад в игре не участвует. У него просто нет войск. У него не более 10 тысяч бойцов.

И вот в Дейр-эз-Зоре речку пересекает два моста. Оба взорваны были. Один – в 2013-м, другой – в 2014-м. Тот, который взорвали в 2013, его построили англичане в 1927. Чтобы была понятна ширина речки: когда этот мост стоял, это был четырехпролетный мост длиной 500 метров, высотой 36 метров, и самый длинный пролет – 105 метров. Так, чтобы было понятно, это два Дворцовых моста через Неву, это на 100 метров длиннее Литейного моста через Неву, это на 150 метров длиннее Благовещенского моста через Неву.

И естественно, технический вопрос, когда мы слышим все это про ЧВК Вагнера и так далее: Ребята, а кто наводил понтонный мост? Речка Евфрат в этом месте шире Невы. Там надо строить переправу размером в два Дворцовых моста. Эту понтонную переправу кто строит: трактористы, казаки? Но, простите меня, пожалуйста, господа, я сомневаюсь, что в героических боях за Донбасс эти доблестные герои внезапно овладели доселе незнакомым им навыком наведения под огнем понтонных переправ по всем правилам инженерного военного искусства.

Впрочем, тут даже и моих догадок не надо, потому что есть совершенно официальное объяснение Минобороны, что переброска войск осуществлялась по понтонному мосту, который сооружен российским инженерно-саперным подразделением еще в сентябре 2017 года. И нам сейчас рассказывают, что это была ЧВК Вагнера, приводят имена и фамилии погибших — вот люди, которые воевали в Украине … Еще раз: мост в сентябре стоили подразделения Минобороны. Их не могли нацболы из Донбасса. Это российские профессиональные саперные части.

Это, знаете, как с «Буком». На Украине мог воевать кто угодно, но вот расчет «Бука», который сидел, — это были профессиональные российские военные. Точно так же люди, которые наводили в сентябре понтонный мост, это были профессиональные российские военные. После этого всю осень шли переговоры – я не знаю, кто там: Россия, Пригожин, Асад… — в общем, эти ребята хотели эти месторождения, которые контролировались курдами. Опять же понятно, что переговоры вели не трактористы из Донбасса, потому что это был ключевой для России вопрос войны.

И после этого в начале января сирийцы начинают перебрасывать через этот мост технику, а 6 января мост сносит. Не важно, почему, сейчас замнем для ясности. И ровно после того, как курды оказываются отвлечены на Африн, из оставшегося плацдарма им сбоку наносят удар.

То есть расчета было два. Первое: занять нефтяные поля. Эти самые нефтяные поля, понятно, не являются мотивацией для американцев, потому что вся продукция этих полей стоит так, как «Хеллфаер». Они являются серьезной мотивацией для курдов, они помогают им себя кормить. Конечно, они являются серьезной или, точнее, возможной мотивацией для ЧВК Вагнера и Пригожина. Вот уже Гольц говорил, что летом было поразительное сообщение о том, что структуры Евгения Пригожина, так называемого «кремлевского повара» должны были получить до четверти добычи освобожденной сирийской нефти.

Второй расчет был на то, что курды, на которых жмут в Африне, не смогут ответить. Это правда, потому что уже после этой истории стало известно, что YPG отводит войска из Дейр-эз-Зора в Африн. Что произошло дальше? Очень просто: началась артподготовка, пошла танковая колонна. И дальше – это говорит Дэвид Игнациус, американский очень известный журналист, ему рассказал это курдский генерал, которого звали Хасан – что они позвонили российским офицерам, спросили, что происходит. В ответ получили классический ответ: «Нас там нет. Ничего не происходит. Россия ничего не нарушает».

Мы знаем, что при президенте Обаме этот ответ немедленно бы вызывал немедленные решительные меры со стороны президента Обамы. Было бы созвано совещание по поводу вероломных действий русских. Президент Обама громко бы заявил о своей приверженности идее мира. Может быть, он бы даже нанес визит, скажем, в соседнюю республику Ливан, чтобы твердо заявить, что если Ливан подвергнется русской агрессии, то это не окажется безнаказанным. «Ливан, мы с тобой!» — заявил бы президент Обама в то время, как «ихтамнеты» громили бы танками и артиллерией позиции курдов.

Президент Обама, возможно, даже принял бы санкции, чем вызвал приступ благородного гнева у Пескова и Лаврова, которые тут же бы уличили проклятых пиндосов в двойных стандартах. Вот тут-то бы имели бескомпромиссную борьбу Кремля против проклятых американцев.

Но, к сожалению для Кремля, мудрый и благородный президент Обама остался в прошлом, а президента США зовут Трамп. « Ах, вас там нет?» — сказали американцы – и нанесли по плацдарму сокрушительный удар. Через два часа все было кончено. Там погибло 90% техники, 80% или около того живой силы.

После чего генералу Хасану звонит один из русских офицеров, координировавших наступление и просит позволение забрать трупы. На что генерал Хасана – это опять же со слова Дэвида Игнациуса – Вас там нет?» — говорит… В общем, оказалось, что изобретен универсальный способ борьбы с «ихтамнетами». Их же там нет, стало быть, их никто не убивал.

Россия поначалу всё отрицала, поэтому было непонятно, что происходит. Сведения поступали от людей типа Гиркина-Стрелкова, которого тоже трудно называть незаинтересованным свидетелем, потому что он спит и видит, как поссорить Россию и США. Но поскольку у нас течет как дырявое решето, и все-таки это, действительно, добровольцы, и там своя среда, она очень говорливая. Начали писать Гиркин-Стрелков, интерационалистические ресурсы. Поэтому была избрана другая тактика: стали говорить о Вагнерах. Вот там сказали: да, погиб казак Владимир Логинов. он воевал в Донбассе с 2015 года, а вот погиб нацбол Кирилл Аланьев… Я не я и лошадь не моя.

Еще раз: эти люди погибли, они, несомненно, там были. Но эта история идет с сентября, с того момента, как профессиональные русские инженеры навели понтонный мост через речку Евфрат, которая в этом месте шириной в полторы Невы. Просто не поленитесь, найдите карту речки Евфрат под Дейр-эз-Зором. Это мост наводил не казак Владимир Логинов и не нацбол Кирилл Ананьев. Они не могли пересечь ее вплавь.

После этого курды вперед русских захватили месторождение. После этого начались долгие переговоры, во время которых все участники находились на связи между собой. За плацдармом наблюдали. В начале января перебросили по этому мосту войска на плацдарм. Потом 6 января мост снесло. И как минимум это было предупреждение.

И как мы видим, ни о какой самодеятельности трактористов просто не может идти речи. Речь идет о том, что в тот момент, когда они наступали, американцы позвонили и американцам сказали: «Нас там нет». Это колоссальное, неимоверное предательство своей же живой силы. Вот такого вообще не бывает. Мы, конечно, взяли новые высоты.

Да, была когда-то феодальная война, когда Ричард Львиное Сердце ходил в атаку со своими войсками. Потом был Жуков, который бросал русских на минные поля, естественно, с ними сам не ходил. Теперь бросают и говорят: «Это не наши». То есть пройдут – не пройдут… Пройдут – будет хорошо. Взорвутся – так нас там нет.

И три вариант, конечно, как это могло произойти. Первый – что Россия просто не знала, что происходит это наступление. Как я уже сказала, этот вариант не рассматривается. Как бы я не относилась к господину Пригожину, ну смешно просто говорить о том, что да, это какие-то частные интересы, и история не была согласована.

Второй вариант, что это был обычный российский модус операнди. Нам звонят: «Ах, что ж вы делаете!» Мы: «Ах, это не мы…». А Васька слушает, да ест.

И третье, которое, не исключая вторую, не менее вероятно. Дело в том, что поговаривают об очень больших трениях между ЧВК Вагнера и Шойгу. И, как ни странно, Министерство обороны, действительно, могло проделать этот фокус вполне осознанно.

Это вот как штрафбаты бросали на минные поля: Пройдут – хорошо, подорвутся – еще лучше. Я думаю, в Минобороны и сейчас есть люди, которые радуются, что ЧВК Вагнера нанесен сокрушающий удар руками американцев. В принципе, действительно, старейшая военная хитрость. Вот царь Давид в свое время таким образом истребил Урию хеттеянин: он послал своим военачальникам письмо: «У меня есть военачальник Урия хеттеянин, которого я не люблю. На жену его я положил глаз. Пожалуйста, поставьте Урию хеттеянина туда, где он загнется».

Напоминаю, что я рассказала про первые две серии. Первая началась с наступления турок на Африн, и вторая – когда русские решили, что курды заняты в Африне, что можно отобрать у них нефтеносные поля.

Но была дальше третья серия. 7 февраля, напомню, было асадовско-российское наступление. Через 3 дня 10 февраля в полпятого утра из Сирии снялся и полетел в сторону Израиля иранский беспилотник. Называется он «Симург». Его скопировали с американского очень продвинутого беспилотника, который несколько лет назад то ли сам сверзился над Ираном, то ли был перехвачен и посажен умными иранцами. Его немедленно сбил вертолет израильский.

Причем в этом инциденте все ясно, потому что израильтяне не делают из него секрета. Даже можно посмотреть видео из кабины пилота «Апач». А, поскольку беспилотник летает не сам, а еще управляется из специальной будочку – вот на эту будочку на территории Сирии израильтяне тоже полетели и заодно, кроме нее, раздолбали еще 12 целей.

А на обратном пути случилась колоссальная для Израиля неприятность, потому что в Израиле самолеты пользуются полной безнаказанностью в сирийском небе: они разбомбили более 100 целей на сирийской земле с 2011 года. И не сбивали ни одного израильского самолета с 80-го года. И на обратном пути они встретили серьезный заградительный огонь. Летчики к этому времени уже расслабились. Это была их вина, потому что заградительный огонь велся из установки «Бук» и из установок С-200, которые, в принципе, не могут сбить F-16.

Но, поскольку летчик в этот момент считал ворон, то ракета взорвалась рядом с самолетом. Летчик катапультировался, с ним катапультировался стрелок. Летчик был ранен еще при разрыве ракеты: она разорвалась рядом с самолетом, а в него не попала, но она так и сконструирована. Стрелок был ранен после катапультирования. Просто он повредился, когда шлепнулся о землю. Тем не менее, они оба остались живы. Самолет упал на территории Галилеи.

А израильтяне так обалдели от случившегося, что уже к 8 утра они подняли в воздух еще самолеты и разбомбили – они говорят осторожно – более 30% военно-воздушной обороны Сирии. На самом деле, судя по всему, они разгромили большую часть этой воздушной обороны. После чего израильский премьер Нетаньяху немедленно принялся звонить Путину. Единственная причина, по которой, мне кажется, он это делал, связан с тем, что у какой-то части этой разгромленной военно-воздушной обороны и, возможно, даже у того С-200, который сбил израильский самолет, были российские расчеты. Во всяком случае, уж больно грамотно, слажено и профессионально действовали эти расчету, лучше, чем сирийские войска.

И в таком случае, получается, что Россия второй раз буквально за две недели оказалась в состоянии прямого военного столкновения сначала с Америкой, потом с Израилем, или, скажем так: коалиция, в составе которой действует Россия, точно оказалась в состоянии столкновения, и оба раза эта коалиция потерпела абсолютное, сокрушительное поражение.

Причем действия израильские войск были молниеносными. Напоминаю, что полпятого полетел беспилотник, где-то к 7 утра начали праздновать сирийские войска, что они, наконец-то, впервые за 30 лет сбили израильский самолет. И празднование, как я уже сказала, происходило до 8 утра, после чего завершилось по независящим от празднующих обстоятельствам.

Третья серия. Потому что, очевидно, то, что сделали иранцы — потому что самолет запустил Иран, даром, что он летел с территории Сирии – это, как я уже сказала, третья сила: Иранская республика решила вмешаться и посмотреть, не может ли она отхватить себе кусок Сирии и пощупать Израиль. И сейчас существует, скажем так, отличная от нуля вероятность войны между Израилем и Хезболлой.

И вот, на что мы можем обратить внимание в этой свалке. Что есть две стороны, которым можно сочувствовать во всей этой истории. Это израильтяне, и это курды. Их позиция проста и понятна, потому что она связана с выживанием. Я бы добавила, конечно, еще и алавитов. Ну, просто их осталось очень мало. Как я уже сказала, у Асада не более 10 тысяч человек войск.

Вот я говорю, две стороны: евреи и курды, которым понятно, чего надо в этой войне. Все остальные участники руководствуются разной степенью придурью, за исключением американцев, у которых были благими намерения, те самые, которыми выложена дорога в ад. У всех остальных – помесь паранойи и мегаломании.

Все они, заметьте, действуют через «ихтамнетов». Турецкие «ихтамнеты» — это Джабхат-ан-Нусра*, Иран– это шиитские ополчения. Российские – это Вагнер. В чем сила «ихтамнетов» — в том, что сейчас называется гибридной войной и позволяет совершенно исключить потери. Вот если победы одержаны – да, это наши победы. А поражения – знаете, вот неизвестно, их там не было. Одни вершки без корешков. Активы нам, пассивы государству. То есть это позволяет ввергнуть население страны в патриотический угар, одновременно совершенно исключив национальный траур по человеческим жертвам.

Я уже говорила, что война в Сирии никогда не вызовет ничего похожего на войну в Афганистане или Чечне, поскольку эти люди, даже профессионалы, все равно добровольцы. Вопрос закрыт.

Она позволяет всегда отпереться: Нас там нет. И под эти энергичные протесты «Нас там нет» захватывать территории и говорить, что это не мы. И вот под Хашимом был продемонстрирован единственный эффективный способ борьбы с «ихтамнетами»: «Ах, вас там нет? Ну, извините, мы всё там сравняли. Вас же там не было».

Как я уже сказала, это важный вопрос. Потому что при Обаме каждое российское заявление о том, что нас там нет, приводило к бесконечным протестом. Вдруг теперь, когда уничтожены были русские военные, русские добровольцы, русские наемники, вместо того, чтобы снова начинать протесты и проклинать американскую военщину, российское государство говорит: «Да нас там не было». Оказалось, что хулиган российский был бумажный.

Если бы мы вели империалистическую войну, захватническую, как я уже сказал, я бы совершенно не возражала. Возражаю я ровно потому, что мы ведем гибридную войну. Гибридная война в российском варианте – это война, которую нельзя выиграть. Можно нанести только вред противнику. Вот в этом минус гибридной войны в ее российском варианте. Она не оборонительная и не наступательная. Она бессмысленная.

Но вот, что касается России, как раз с Россией гибридную войну вести легко, потому что Россия как раз агрессивна. Она посылает «ихтамнетов», говорит: «Их там нет». И оказалось, что достаточно ударить по плацдарму и сказать: «Ну, вас же там не было». Потому что гибридная составляющая может переосмыслить всё, кроме физических результатов. В конце концов, очень сложно сказать российской военной пропаганде, что эти убитые казаки воскресли.

Юлия Латынина

Поделиться:
Загрузка...