Родственник Коломойского

124
Встретился с подружкой в центре Киева. Сидим с ней на террасе и пьем кофе с апельсиновым соком. И тут я боковым зрением фиксирую, как мимо нас проходит «барби» с тюнингованным бюстом и губами, которые незначительно меньше бюста.
При этом на ней мини-топик, который едва прикрывает бюст и оголяет рельеф пресса. Пресс визуально есть. Это не губы, его не надуешь. И на голове у неё «конский хвост». Выглядит забавно. Обращаю внимание подружки на «барби» и на то, как та из своей проходки устраивает шоу. Подружка крутит пальцем у виска и говорит: — Та ладно! Забей!
Забиваю. Продолжаем болтать о жизни. Допиваем кофе и прощаемся. Я решил выпить ещё один холодный кофе. Заказал его и жду там же на терассе. «Барби» идёт обратно. Я дождался кофе. «Барби» садится за соседний столик. Бросает на меня быстрый взгляд и я по лицу вижу, что футболка, шорты и сандали, без броских логотипов или названий брендов, её не впечатлили. Мне приносят кофе и я наслаждаюсь вкусом холодного напитка. Под кафе подъезжает белый Porsche Macan и из него выходит парень в светлом луке и ярко-красных мокасинах, которого я скорее готов был бы увидеть в итальянской рекламе, чем на улицах Киева. Этакий римский типаж. Он заходит в кафе, а «барби» принимает какую-то невероятную позу, когда выпирает все сразу и начинает делать селфи. Через несколько минут он выходит с кофе и смотрит на столики на террасе. Их всего два. За одним я, за другим «барби». Та благосклонно улыбается и глазами показывает, что место свободно. И парень спрашивая свободно ли место садится… возле меня. У «барби» глаза стали, как два чайных блюдца. И я её понимаю. Сидит лысый, небритый мужик, тянет через трубочку кофе со льдом из пластикового стакана, жмурится на солнышко, но к нему подсажевается парень, на которого она явно положила глаз. В этот момент парень говорит, что узнал меня, что читает и спрашивает не против ли я сфоткаться. Фоткаемся. Перекидываемся парой фраз, прощаемся и он, выбросив стаканчик, уезжает. Я сижу дальше, досербываю остатки кофе и все так же жмурюсь на солнышко.
В этот момент «барби» позвонили. Она отвечает по видеосвязи глядя на экран, но я не слышу вопросы, которые ей задают. В ушах у «барби» AirPods.
— Я на Лесе, — говорит она, — Заберёшь?
Видимо ей что-то отвечают.
— Нет, тут глухо. Давай в Ишак. Забирай. Цемки-бомки. Жду.
В этот момент я допиваю свой кофе, встаю, выбрасываю стаканчик и собираюсь уходить.
— Извините, а можно вас спросить? — звучит голос «барби» за моей спиной. Видимо её съедало любопытство, — А Вы кто-то известный? Тот парень сказал, что он Вас узнал, — спрашивает меня она не дожидаясь моего разрешения.
— Известный. В узких кругах ограниченных людей, — решил я использовать старую классическую шутку.
— Так кто Вы?, — уточняет «барби».
— Я сегодня старший брат младшей сестры Зеленского.
— У него есть сестра?
— Есть, Люся Арестович. Она ему сестра. Сводная. Через Ермака. От Арахамии, — заканчиваю я и вижу, что такой поток фамилий явно ввёл её в замешательство.
— А если честно? — не унимается она.
— Если честно, то я их кошмар, — признался я и увидел, что «барби» явно запуталась.
— Чей кошмар?
— Зеленского.
— Вы родственник Коломойского, — сделала она неожиданный вывод.
— Ээээээ, — растерялся я.
— Я Арина, — вдруг сказала «барби».
— А я пожалуй пойду, — сказал я и пошёл к машине.
Все же у женщин потрясающая интуиция. Сказала мне подруга «забей» и ведь была права. Изначально. А теперь я не могу понять, как «барби» пришла к таким выводам. И вот в таком недоумении сижу и пишу этот текст.
Поделиться:
Загрузка...