ПРИВАТНЫЙ ТАНЕЦ ПРЕЗИДЕНТА

132
Сегодня с самого утра власть дружно рапортовала, как возмутительно решение Печерского суда о выплате 10 млрд грн Суркисам, и как она, власть, будет против него бороться.
Премьер Шмыгаль, в частности, заявил, что решение было принято с нарушениями закона и без рассмотрения дела по существу. И Кабмин продолжит защищать интересы государства и всех украинцев. В Минфине сообщили примерно то же самое и анонсировали подачу апелляции. НБУ заверил, что будет отстаивать законность национализации ПриватБанка и костьми ляжет, чтобы средства налогоплательщиков не пропали. Казалось, что всех переплюнул министр юстиции Малюська, который назвал решение Вовка «одним из крупнейших зашкваров в истории судебной власти». Тут, правда, еще вопрос, кто больше зашкварил власть – Вовк или сам Малюська, активность госисполнителя которого и стало отправной точкой для решений Вовка?
Но самым страстным борцом за народные деньги оказался даже не Малюська, а Офис президента. Секрет Полишинеля, что Офис ежедневно рассылает темнички своим спикерам – от пресс-секретарей до депутатов и госчиновников. Дабы дурь каждого не видна была, спикеров вооружают актуальными тезисами по главным темам дня. Ну, то есть, на jbl-колонки с основного устройства приходит набор треков, которые колонки и транслируют с разным уровнем качества. Происходит это всегда после заседания Рады, что логично, потому что технологи успевают переварить основные события и дать их трактовку накануне вечерних телеэфиров.
Но сегодня, по нашей информации, рассылка была проведена даже раньше 8 часов утра. И посвящен темник был только одному событию – решению Печерского суда. Развёрнуто и обстоятельно там осуждалось само решение и активность Суркисов. Говорилось о том, что они пытаются обязать «Приватбанк» обслуживать депозиты, «которых реально уже не существует». Что суд без рассмотрения дела по существу принимает решение о порядке выплат в «качестве обеспечения иска». Что истцы используют «нахальные хитрости и уловки», чтобы «достать» деньги из ПриватБанка, обязав учреждение «где-то» взять деньги». Что решение в пользу Суркисов усиливает презрение общества к судам и несет репутационные риски и ущерб для государства. И выплата Суркисам грозит потерей десятка миллиардов по другим подобным искам.
И можно было бы поверить в праведный гнев и возмущение, если бы не одна фальшивая нотка, прорвавшаяся в этой симфонии. Как пишут авторы темника, Суркисы пользуются тем, что их депозиты «были фактически отобраны во время национализации Приватбанка». То есть, не процедура bail-in, не связанные лица, не партнёры Коломойского вообще и в выведении средств, в частности, а жертвы. Плуты, конечно, и мошенники, но деньги-то у них отобрали.
А еще одну диссонирующую ноту в игру офисного оркестра вносит ситуация вокруг информации журналиста Гавриша о том, что вчера утром у Зеленского была встреча с Суркисами, а вечером Вовк принял свое решение. Инсайд Гавриша опроверг почему-то не Офис официальным сообщением, а технолог Ермака Миша Подоляк. В своем фирменном неподражаемом стиле. Который кто-то из блогеров Демсокиры когда-то назвал передовицей газеты «Рабочий Заполярья» 70-х годов. «Спекуляция», «чистый вымысел», «невозможно физически и теоретически». Да ладно, Миша. Выступление начавшего президентскую кампанию Зеленского на дне рождения Суркиса тоже казалось невозможным физически и теоретически, но ведь состоялось. И Суркисы тогда тоже довольны были.
Но интересны даже не опровержения Подоляка, а его оценка самой ситуации вокруг решения суда. «История «Привата» и Суркисов — это история только судов, а также тех, кто несколько лет назад всё это наворотил своими непродуманными и юридически некорректными шагами по национализации, и должен, по идее, сейчас своими деньгами отдавать долги», — заявил Подоляк. А вот это уже интересно: в Офисе президента считают национализацию Приватбанка непродуманной и юридически некорректной. Вот это и есть настоящая оценка, а не потемкинский темник для спикеров.
Напомним, что цимес всей этой истории состоит в том, что, по данным аудита «Кролл» (отрывок которого был опубликован в июле в Chicago morning star), Суркисы были только номинальными владельцами 250 млн долларов (превратившихся в 350 с процентами). Деньги были выведены Коломойским через кредиты связанным компаниям в 2008-2010 годах, прокручены через цепь путающих следы транзакций, и в финале осели на депозитах у Суркисов. И Рахмильичи даже не могут подтвердить источник средств и объяснить дикую долларовую ставку в 13%, под которую лежали деньги. Ставку можно объяснить только одним аргументом – платил ее Коломойский себе. То есть, речь не просто о деньгах связанных лиц, а об украденных деньгах.
И то, что дело вышло на стадию, когда в судебных решениях прописывается возможность принудительного списания средств Приватбанка или ареста его имущества, говорит о том, что Коломойский играет при маскируемой поддержке Офиса президента. Портнов как связующее звено.
Еще одно свидетельство того, что Коломойский задает повестку ключевых процессов, банкует, так сказать, в прямом и переносном смыслах. Слишком много союзнических действий Офиса. Это и активность госисполнительницы Малюськи, обращающейся к судье Коломойского за разъяснениями, и саботаж Минюста вообще. Это и вызовы правления Приватбанка на допросы в прокуратуру «по факту невыполнения производств». И, наконец, прекрасное: Приватбанк обратился в НАБУ с заявлением о явных нарушениях закона судьей Вовком, начиная от самого факта «автоматического распределения» к нему дела и заканчивая его решениями. И что же наш эскадрон имени святого Джорджа со своим дырявым знаменем, торчащим из реестра коррупционеров? А взяли и передали дело в ГБР. Красные линии между НАБУ, Офисом и Коломойским.
Собственно, до стадии выплаты осталось несколько шагов. Будет еще одно заседание, где Вовк должен возобновить закрытое ранее исполнительное производство. Затем должен найтись исполнитель Минюста, который подпишет требование к НБУ о списании средств Приватбанка с корреспондентского счета на оффшоры Суркисов. И есть еще апелляция Минфина и ВС.
Если между Коломойским и Офисом имеется понятийка о том, чтобы действительно, как пишут технологи Офиса в темнике, «вынуть» 10 млрд грн – это будет политическим самоубийством Зеленского. Креативные ребята сами понимают, что земля у них еще, может, и не горит под ногами, но уже начинает подгорать. Тренды в политике – неприятная и упрямая вещь. Когда что-то становится общим местом, коллективным политическим бессознательным, когда меняется воздух в стране – бороться с этим очень тяжело. С Зеленского сегодня кусками отваливается позолота. Причем он ее и сам активно отковыривает решениями о пожизненной стипендии дорогому папе, неважно, будет ли она выплачиваться или нет. Концепция о хороших, но неопытных парнях, как юный Ди Каприо, погружает в ледяной океан недоверия и насмешки.
Эстафетная палочка Лероса с личными обвинениями в адрес Зеленского передается дальше. ЦПК устраивает акцию с обматыванием головы активиста в маске Зеленского «пленками Вовка». Фурса пишет, что между инвестклиматом и судьей Вовком Зеленский выбрал Вовка. А буквально сегодня депутат, заметим, Палицы – Игорь Гузь из «За майбутнє» обращается к «слугам народа» со следующими словами: «Парни, если продолжите так ломать через колено, закончите, как Янукович». Все, это уже тренд. Дальше будет только хуже. И в Офисе это понимают. «Вынуть» 10 млрд сейчас – это плеснуть керосином в костер. И именно поэтому – темники «Суркисы – это не мы» в 8 утра. Ребята боятся, и правильно делают.
Вполне вероятно, что цель игры Коломойского и Офиса – не возврат 10 млрд, а возврат контроля над «Приватбанком». Как это было сделано с НБУ, куда зашли сначала люди Шевченко, а теперь потихоньку приземляются и понятные Коломойскому менеджеры. И план сноса финансово-экономического блока, лучики которого брезжат из каждого поста Дубинского – он тоже в том числе и об этом, а вовсе не о борьбе со скрутками. Через Минфин и НБУ зайти в Приватбанк. Разделив квоты в правлении. И потом можно «вынуть» через кредиты куда больше, чем 10 млрд. На вчерашнем заседании Кабмин обновил принципы стратегического реформирования госбанков. Предполагается сокращение доли государства в банковском секторе с 60% до 25% к 2025 году. Почему бы не поуправлять этим перспективным процессом?
Поделиться:
Загрузка...