Почему я не сочувствую погибшим российским морякам на засекреченной лодке «Лошарик»

133

Исследование «Лошариком» морского дна – это не «защита отчизны» и не «выполнение воинского долга», а просто одна из многочисленных разновидностей той неконвенциональной военной агресии, которую Кремль активно проводит в отношении Запада в последнее десятилетие.

Это та очевидная истина, которую российские интеллектуалы должны обсуждать в первую очередь – вместо того, чтобы выяснять, насколько этичны или неэтичны разговоры о смерти моряков. Когда научный сотрудник University college of London Владимир Пастухов в эфире «Эха Москвы» начинает свое интервью с того, что призывает к «деликатности» и называет произошедшее «колоссальной трагедией, где погиб цвет офицерства Российского Флота», он не только уводит в сторону дискуссии о сущности происходящего, но и откровенно подыгрывает путинской администрации в ее повестке. Главнейшая задача российских властей сейчас – это как раз «героизировать» погибших и засекретить все содержательные разговоры об миссии подводной лодки АС-12.

«Первое, с чего начал, я бы начал не с секретности – сказать, что да, это огромная трагедия, это потеря для всего общества, для тех, кто за и для тех, кто против», – заявил Пастухов. Постойте! Кого Вы имеете в виду, когда говорите о тех, «кто против»? Кому из нас Вы предлагаете увидеть здесь «потерю»? О каком «обществе» идет речь? Десятки миллионов украинцев, грузин и сирийцев, подвергшихся нападению российской армии, имеют полное право возразить Вам: на каком основании они должны считать произошедшее «потерей»? Но и среди российских противников путинизма не стоит рассчитывать на слезы поддержки. Многие из них потеряли близких в борьбе с путинской машиной. Многие томятся в тюрьмах. Сотни тысяч таких же, как я и моя семья, за последние пять лет вынуждены были фактически навсегда покинуть Россию именно потому, что мейнстримом в ней стал тот самый «цвет офицерства», задача которого – истреблять как соседей, решивших выйти из сферы влияния Москвы, так и «внутреннего врага» в лице противников кремлевского милитаризма.

Наконец, западные разведки прекрасно понимают, что российский глубоководный аппарат, потерпевший аварию в глубинах Баренцева моря, проводил там исследования отнюдь не по заказу National Geographic. Ровно поэтому западные правительства не спешат сейчас произносить слова соболезнования в адрес россиян, если не считать дежурного твита посольства США: зарубежные политики прекрасно понимают, что капитаны и «Герои России» погибли отнюдь не по воле случая, а на самой настоящей войне – войне против этих самых зарубежных политиков, как верно отметил Виктор Шендерович.

Единственный из известных нам документов Минобороны США на эту тему – это доклад 2016 года, который стал известен нам благодаря ресурсу The Drive. В скудном отчете говорится лишь о том, что «Лошарик» предназначен для «обнаружения» и «отслеживания скрытых целей» – но не более. Статья New York Times о планировании Москвой атаки на подводную инфраструктуру евроатлантики была опубликована еще в 2015 году. С тех пор изложенная в ней информация повторялась в других американских изданиях и неоднократно озвучивалась высшими чиновниками НАТО, но не в связи с АС-12. Та же New York Times рассказывает о подлодке «Янтарь», а не АС-12. «Представители ВМС США заявили, что «Янтарь» и глубоководные аппараты, которые он может запускать, способны перерезать кабели, проложенные по морскому дну», – писали журналисты, поясняя, что месяцем ранее, в сентябре 2015 года, американская разведка зафиксировала движение «Янтаря» к восточному побережью США.

Что из этого следует? Запад совершенно верно диагностировал гибридную угрозу со стороны российских субмарин и даже детально ее описал. Вот только в случае с подлодкой АС-12 российские власти стали заложниками уже собственного, а не англоязычного «нарратива» о возможностях конкретного аппарата. Именно благодаря откровениям российских – а отнюдь не зарубежных – экспертов уже в первые часы после появления новостей о катастрофе каждый заинтересованный пользователь Интернета знал, для чего предназначена потерпевшая аварию подлодка АС-12 с ее мини-аппаратом, вооруженным манипуляторами. Соответствующую информацию этот пользователь почерпнул из российской Википедии – больше неоткуда. Замешанная на гордыне откровенность российских милитаристов раскрыла их «секрет» раньше, чем Путин успел отменить свой визит на форум с говорящим названием «Реки России».

Опытным путем проверено, что заявлениям кремлевских экспертов о возможностях российского военного оборудования доверять нельзя. Действительно ли АС-12 способна выполнять упомянутые выше функции по уничтожению кабелей – неизвестно. Трезвый анализ обстоятельств оставляет больше вопросов, чем ответов. Посмотрите на район всплытия аппарата после аварии – на выходе из Кольского залива. В настоящее время там нет никаких кабелей, тем более евроатлантических. Из отрытых источников известно, что ровно в этом месте должен быть проложен трансконтинентальный кабель, который свяжет Лондон и Токио с заходом в Мурманск. Речь идет о проекте РОТАКС, который должен был быть завершен еще несколько лет назад, однако до сих пор, кажется, даже не начат. Имела ли отношение миссия АС-12 к РОТАКСу? Выполняла ли подлодка тренировочные спуски? Ставилась ли перед командой задача обнаружить коммуникации «противника»? Этого мы, скорее всего, в ближайшее время не узнаем.

Но это и не важно. Единственное, что здесь имеет реальное значение – это внедрение Кремлем в западное публичное поле самой мысли о том, чем обернется для Запада дальнейшее противостояние с Россией. Действительно ли российские субмарины способны уничтожить подводные кабели, реален ли потенциал ПВО России, насколько точны ее ракеты – все это покрыто тайной. Зато одни лишь разговоры об этом на шестой год войны России против Украины толкают западный истеблишмент к тому, чтобы променять ценности на российские деньги и вернуть ее сначала в ПАСЕ, а потом, глядишь, и в полноценную международную политику с легитимацией аннексии Крыма.

Угроза перерезать кабели, по которым ежедневно передается информация стоимость 10 триллионов долларов – это такой же «гибридный» инструмент, как и любые другие (вмешательство выборы, отравления, кибератаки, нарушения воздушных границ), на которые у НАТО пока нет симметричного ответа. Нет не из-за слабости, а из-за ответственности перед своими гражданами, международной стабильностью и ценностями. Грозить Кремлю отключить ему Интернет, электричество и нефтепроводы – это значит вступить на поле, где порог неприемлемых потерь Запада будет гораздо выше, чем у России. И потому, что российские власти ценят жизнь гораздо ниже, и потому, что Запад зависит от высоких технологий куда сильнее, чем отстающая в этом смысле Россия.

О том, к чему может привести такая ситуация, в своей недавней статье рассказывал военный эксперт Александр Гольц: переоценка собственных возможностей может однажды привести Москву к реальному конвенциональному военному столкновению с Западом. Для гораздо более слабой во всех отношениях России это закончится гибелью не только самого государства, которое и без того находится на грани исчезновения, но и просто огромного числа людей.

Ровно эти темы должны находить звучать в российском медиапространстве – и сейчас, и через неделю, когда про подлодку забудут так же быстро, как забыли про Ту-154, рухнувший вместе с ансамблем Александрова, который летел давать концерт на сирийских могилах.

Тем же, кто намерен обсуждать этический вопрос, придется понять следующее. Когда Пастухов говорит о «колоссальной личной трагедии, потому что там есть семьи, там есть офицерские династии», мы все – россияне, украинцы, сирийцы, грузины, жители США Евросоюза и других стран – должны ему напомнить: не мы, а именно россияне начали ту войну, на которой мы все теперь, включая российских военных, гибнем. Давайте вспомним о том, как под российскими противобункерными бомбами умирали целые семьи в Алеппо. Как на Донбассе прилетающие в жилые районы российские снаряды убивали матерей с малолетними детьми. Как грузинский старик в ужасе кричал, глядя на дом, превращенный в руины. Давайте вспомним о письме сына умершей от «Новичка» британки Дон Стёрджес, который обратился к Путину с просьбой выдать российских отправителей с тем, чтобы дети погибшей смогли, наконец, успокоить боль в своих сердцах.

Боль, вызванную отсутствием элементарного правосудия и откровенными насмешками со стороны российского президента, который пренебрежительно назвал «бомжами» Дон Стёрджес и Чарли Роули – ее друга, едва не скончавшегося от российского военного яда. Давайте спросим у родственников жертв крушения MH17, подавших против России иск в ЕСПЧ: как и чем они живут спустя пять лет после того, как российские военные по ошибке сбили самолет над Донецкой областью? Поинтересуйтесь, как чувствуют себя английские болельщики, избитые российскими гибридными «фанатами» в 2016 году в Марселе. И, наконец, если уж вас так интересует офицерская честь, давайте вспомним о тех, кто действительно заслуживает вечной памяти – об украинских военных, отдающих свои жизни в борьбе с российской военной машиной, которая угрожает разрушить украинское государство. Их семьи – разве не об их трагедии мы должны сегодня неустанно говорить? Вот кому я сегодня сочувствую и о чьих потерях жалею. Не о потерях агрессора, а потерях защитников современного миропорядка, на который этот агрессор покушается.

Александр Кушнарь

Поделиться:
Загрузка...