Почему российские СМИ закатили истерику по поводу беларуской монеты

371

В Беларуси выпустили памятную монету. Даже не Национальный банк выпустил – так, энтузиасты балуются сувениркой. Была задумка сделать 113 «именных» монет – каждому городу по одной.

Пришла очередь Могилёва и здесь, как по команде, российские СМИ выходят с заголовками дескать в Беларуси выпустили рубль с призывом уничтожать русских.

Давайте взглянем на сувенир. На аверсе изображение герба города, Ратуши, год основания и слова «Пора, Пора» с обозначением авторства – нейкий Язэп Леонтович 1661 год.
Оборотная сторона – контуры Беларуси и беларуская птичка бусел.

Возникает вопрос из-за чего же так возбудились за поребриком? Для того, чтобы разобраться, необходимо провести краткий экскурс в историю.

Дата в истории и национальный характер.

Итак, Могилёв, 1661 год. Жуткие времена. Война между ВКЛ и Московией. Половина княжества, в том числе и столица под оккупацией. В городе Могилёв уже 4 года как стоит гарнизон Царства Российского.

Не сказать, что режим слишком страшный — но напрягает. Когда город сдавали, царь обещал и мещан не грабить и вольности оставить и от лихих людей защищать. Да вот проблема — защитники с царём приехали. Ну те, которых через 355 лет назовут зелёными человечками. Тогда они были красными – и кафтаном и мордой лица.

Одним словом, за постой платят мало, пьют безбожно, на рынке «отжимают» бублики, к женщинам цепляются. Короче — напрягают. Тем более, что жалобы магистрата остаются без внимания.

А тут ещё и проблемы обменного курса случилась. Могилёв до оккупации был богатым торговым городом. Ходовая валюта с иностранцами, нет не золото (город был не настолько богат) – серебро. Но вот беда, российская валюта и в то время была деревянной. Вот цитата из челобитной стрельцов царю

«В нынешнем 1661 году, по твоему указу, велено нам быть на твоей службе в Могилеве городе, а твое жалованье и суточные дают нам, медными деньгами; а в Могилеве мещане медными деньгами не торгуют и не принимают у нас медных денег за хлеб и за всякий харч и за одежду, и мы от их, мещан, от такого бунтовства в конец погибаем голодною смертью.»

Получаем уравнение: хамоватое поведение + неплатёжеспособность = Сильно напрягают.

А тут ещё беда случилась – прислали московских попов, которые не понравились местному духовенству и пастве (тем немногим православным, которые на тот момент жили в городе). Снова конфликт, который закончился разграблением Могилёвской братской школы. Соседи умыкнули типографию, сожгли часть книг (остальные вывезли), вывезли и печатников,которые умели книги печатать. Учителей и тех связав умыкнули к себе в «просвещённое царство».

Видя это, начинают жители вольного града думать. И проявляется тут ключевое отличие менталитета. Если сравнивать с украинцами, то наиболее ярко это проявляется в реакции на обиды.

Что будет если обидеть украинца? Поедет драться. Сразу! Но если обидчик скажет — «извини», да стол накроет — отойдёт украинец. Добрая нация.

Беларусы не такие. Наши люди — мелкие западлисты по сути своей. Обидишь беларуса, плюнешь в лицо — утрётся. Но строчку в разделе дневника «надо помнить» черканёт. Потом будет тебе улыбаться, жить рядом. И ждать момента. Придёт момент — замочит нахрен.

Мещане сидят и думают как решить московскую проблему. Литвины (как тогда звались беларусы) улыбаются и, с приходом нового 1661 года планируют. Кратко план выглядел так — устроить праздник. И после него «тёпленькими» взять весь гарнизон. При этом предварительно сточив (или украв) кремень из ружей. А это ни много ни мало — 7 тысяч вооружённых орков.

Для этого кузнецы делают оружие. У стрельцов иногда «теряются» мушкеты. Работа кипит. А беларусы улыбаются «защитникам». Не кидаются яйцами когда стрельцы ставят царя (яйца – тоже товар – денег стоит) и считают дни. Запланировано было веселье на масленицу.

Но вот беда, 1 февраля пару руссо-туристо по своей привычке на торговой площади решили бублики «отжать». Но не как всегда — половину, а все. А заодно и поприставать к привлекательным торговкам. Торговкам это не понравилось. Бургомистру Язэпу Леонтовичу тоже.

Дальше было просто. Бургомистр сказал одно слово «Пора!». Потом повторил «Пора!». И все всё поняли. Короче, 3 часа и весь семитысячный гарнизон был вырезан. Повторю, не побеждён. Беларусы не ставили цель победить в битве. Они ставили цель зарезать всех. То есть не одержать «славную козацкую победу», а кардинально решить «московскую проблему». Возможно не красиво, грязно, но зато чертовски эффективно. Что и сделали.

Около 40 человек правда оставили в живых. И это тоже был план. Извините, но копать 7 тысяч могил в мёрзлом грунте (февраль на дворе) – удовольствие ниже среднего. Магистрат к тому же за такую работу должен платить. А денег жалко. Вот и решили часть орков оставить поработать. Когда те завершили дело их в качестве поощрения отправили назад. К царю, чтобы те передали «в Могилёве вам не рады».

Сувенирный «Один могилевский рубль»

Думаете только этот город отличился? Ха! В этом же году московское войско начало спешно отступать. Странно, ведь контингент тогочасных зелёных человечков превышал количеством 80 тысяч голов. А ВКЛ могло выставить не более 15-20 тысяч армии. Но Москва уехала. И появилось в русском языке новое слово «шиш». Или «шиши». Которое есть и сегодня в выражении «ни шиша».

Что это такое? А помните выражение «беларусы — партизанская нация». Шиши и есть партизаны. Обычные беларусы или, как тогда говорили, литвины. Днём водку русским наливали. Вечером резали как свиней. Но грамотно — не резали в доме (дабы следов не оставлять), брали тех, с кого можно добром разжиться. Короче обозы и детей боярских. Да так брали, что шиши стали «лихом». Некоторые царские отряды месяцами не видели ни жалования ни подвоза припасов. Короче, всё шиши забрали и когда есть стало ни шиша поехали руссо-туристо восвояси.

Но вернёмся к могилёвским событиям. После восстания Великий Князь Литовский Ян Казимир Ваза вернул городу магдебургское право и подарил новый герб. Где изображены замковые ворота в которых стоит рыцарь с двуручным мечом палача — дань уважения бургомистру который таким мечом крошил гостей с востока как капусту.

После тех событий город Могилёв вернул себе Магдебургское право. Леонтовичи стали шляхетским родом, только, с изменённой в знак уважения к поступку предков фамилией – Пора-Леонтовичи.

На том месте, где некогда закапывали оккупантов (местные называют его Костернёй), сегодня стоит АЗС с, как подчёркивают коренные жители города, прекрасным бесплатным туалетом для посетителей.

А что сегодня?

Возникает вопрос: а может забыли всё, какой истории детей учат. Вот на этом подходим к ещё одному символу.

Недавно, уже в современной Беларуси здание Ратуши восстановили по эскизам и чертежам того самого 1661 года. В нем теперь музей города Могилёва. Возникает вопрос: и что же там показывают посетителям, значительная часть которых – туристы с бескрайних восточных просторов?

И тут вновь имеем проявление беларуского менталитета – зачем лезть на рожон, когда нужно просто готовиться. Музей есть, недавно работал даже сайт. Есть вариант описания экспозиции на русском, есть на беларуском. Русскоязычная версия ласкает слух и взор руссотуристо. Тут тебе и польско-русские войны и братская Россия. А про восстание говорится одной строчкой «Организовав заговор против русского воеводы, шляхта и зажиточная городская верхушка истребили гарнизон стрельцов и 2(12) февраля 1661 сдали город Сапеге».

Реальная экспозиция немного иная. Беларускоязычное описание очень и очень подробно рассказывает … нет, не о резне — там ничего интересного. А о том, как планировали, как накапливали ресурсы, занимались логистикой. Готовили дрова чтобы землю растопить — даже орки морозную землю вряд ли смогли бы раскопать. Да и инвенарь казённый бы поломали. Инвентарь денег стоит! Короче, люди работали.

Вот выдержка из беларуского варианта:

стральцы пачалі крыўдзіць магілёўскіх гандлярак калачамі на Гандлёвай плошчы, бясплатна адбіраючы ў апошніх тавар. У гэтую хвіліну загудзеў ратушны звон, на стральцоў кінуўся магілёўскі бурмістр Язэп Левановіч узброены «мечем катовским». Ён закрычаў «Пара!» «Пара!…» и так далее в том же духе.

И, наконец, вишенка на тортик — на видном месте инсталляция того самого процесса. Где если присмотреться видим и торговку с бубликами и бургомистра и горожан, которые занимаются ручным управлением миграционными потоками. Это, повторю, сегодня, в современной Беларуси.

Какой же истории учат? Что показывают посетителям. Своим беларусам — исключительно то как было. Причём не только показывают, делают экскурсии «с погружением в эпоху». Детей наряжают в костюм и реконструкцию отдельных событий организуют.

Особо впечатлительным туристам из-за поребрика возможно глаголют «русскоязычную версию». Что логично и исторически выверено. Как говориться, «улыбаемся и машем».

А зачем обижаться?

И вот тут подходим к странному проявлению «загадочной русской души» — желанию обидеться. Ну да, монету выпустили, в честь памятной даты. И что? Это даже не государство сделало. Можно обидеться на музей, политику образования. Но это история, факты которые, в том числе, оставили глубокий надрез в виде слова шиш в русском языке.

А вот значительному числу беларусов, похоже, на обиды российской прессы наплевать – монета пошла «на ура». Не проводя активной рекламной кампании, авторы вынуждены были через сутки после релиза остановить приём заказов на сувенир — не успевали обрабатывать заявки, а количество оных превысило отчеканенный тираж. Тоже факт, и тоже уже история, хоть и новейшая.

Игорь Тышкевич, hvylya.net

Поделиться:
Загрузка...