Кирилл Тимошенко: зачем Зеленский встречал груз для Эпицентра

79

Такого недолугого і смішного виправдання я ще не бачив! Заступник керівника офіса Зеленського пояснює причину появу Зеленського та всього офісу на летовищі, куди прибула «Мрія» з медичним вантажем.

Пам‘ятаєте, скільки пафосу було у відосику Зеленського по поверненні звідти? Як він сипав цифрами скільки всього закупили! Тільки «забув» сказати, що вантаж закупив Епіцентр. З комерційною метою. І літак проплатив.

Але! Тепер виявляється, вони всім офісом «Мрію» зустрічали, яка давно нікуди не літала!!! 😂

Ок. Заспокоїмось. Бо скоро ви побачите Зеленського з усім офісом, який зустрічає автобуси, які давно не їздили, метро, яке давно не ходило, потяги, які скучили за рейками, завсідників кафе, які скучили за меню, відвідувачок манікюрних салонів.

Уявляєте, який напружений і цікавий графік буде у президента! Скільки всього давно не працювало. З ніг зіб‘ються бідаки.

Насправді, сумно. Брехуни і торгаші. Ще й наказали митниці засекретити дані по цьому вантажу. Але через певний час це буде зовсім інша історія. Історія брехні і корупції на найвищому щаблі.

Volodymyr Ariev

P.S. На днях президент Владимир Зеленский встречал коммерческий рейс, оплаченный сетью гипермаркетов Эпицентр. Это привело к скандалу. Корреспондент LIGA.net пообщался с заместителем главы Офиса президента Кириллом Тимошенко, который отвечает за информационную политику, чтобы узнать, почему Зеленский решил поучаствовать в пиар-кампании Эпицентра, почему на Банковой считают нормальным встречать коммерческий рейс, анонсировать неизвестный никому препарат против коронавируса.

ЭПИЦЕНТР И МРИЯ

— Чьи коммерческие грузы, кроме Эпицентра, еще перевозят самолеты, которые координирует ОП?

— Много кого. Система простая. У нас были первые самолеты, на которых мы перевозили наши грузы. Они закупались централизованно ОП не за государственные средства, а за счет фондов, в которых участвовал разный бизнес. Мы закупали средства защиты: респираторы, очки, костюмы и так далее.

Было три вида грузов:

Первое — гуманитарный — мы закупаем, привозим и раздаем в больницы;

Второе — грузы, которые закупает сам бизнес для регионов. Через неделю после того, как мы начали летать, к нам начали обращаться коммерческие организации – аптеки, ритейлеры, Сильпо, Эпицентр. Спрашивали, могут ли они воспользоваться этими рейсами. Фактически нет доставок с Китая, кроме моря, поезда и DHL.

Третье — мы приняли нормальное решение: вы можете летать, но за деньги. Мы переключали их на Skyup, Skyup выставлял счета, они их оплачивали по безналу.

— Почему мы не знаем этих компаний?

— А почему вы должны их знать? Там компаний 50…

— Общество хочет знать, кто летает и кого встречает президент.

— Президент не встречает…

— Но «Мрию» встречал.

— «Мрию» встречал. Кроме «Мрии» было более 25 самолетов: SkyUp, Казахские авиалинии, которые помогали нам большими самолетами.

— Список компаний – это коммерческая тайна?

— Мы просто в это не влазили, нам это не интересно. Есть заявки, мы их переключаем на SkyUp, SkyUp им дает либо целый борт, либо кусочек в борту.

Мы не авиакомпания. Я не могу проконтролировать, кому SkyUp выставляет счета. Это коммерческие отношения компаний.

Кирилл Тимошенко (Фото - Ирина Андрейцив/LIGA.net)

Я могу вам назвать компании, но они никому ничего не скажут. Это аптекари, импортеры медгрузов, ритейлоры, торговые сети. Это компании, которых переключают на SkyUp, либо они сами обращаются в SkyUp. В начале они к нам обращались, потому что они понимали, что это у нас есть налаженный механизм доставок.

— Какое соотношение коммерческих и гуманитарных товаров?

— Разное. Из 25 рейсов бывали случаи, когда в одном самолете летим и мы, и коммерческие. Мы набрали груза на 60 кубов, а самолет — 140 кубов. Мы заплатили за наши 60 кубов, SkyUp добрал еще в самолет остальных, выставил им счета, самолет полетел.

— ОП сообщил, что «Мрия» доставила из Китая «более 100 тонн гуманитарного груза». В то же время ГП Антонов сообщил, что общий вес груза — почти 104 тонны. То есть владелец Эпицентра и другие бизнесмены заплатили большие деньги за доставку 3-4 тонн груза?

— Нет, я думаю, что у них там больше коммерческого груза. Мы это так назвали: «100 тонн гуманитарного груза»… История с «Мрией» простая. Антонов получил заказ на полет в Китай, как он получал от Польши и Франции. Оплатил самолет полностью Эпицентр. Если Антонов захочет открыть эти цифры – пусть открывает.

Мы посчитали необходимым встретить «Мрию», потому что она давно не летала, это гордость нашего авиастроения, и не везла что-то секретное

В самолете весь груз координировал Эпицентр. Они собирали заявки как от нардепов, так от других компаний, так был груз для продажи. Собрали и привезли сюда. Эпицентр был подрядчиком остальных заказчиков. Часть груза ушла в продажу, часть поехала раздаваться по регионам. Я у них попросил, чтобы они дали информацию, куда и в каком количестве рассылались грузы. Мы предоставим.

— То есть предварительной договоренности, сколько груза идет на регионы, у вас не было?

— Эпицентр заказал самолет, привез груз. Нам сообщил, что везут и гуманитарку, и коммерцию. Мы посчитали необходимым встретить «Мрию», потому что она давно не летала, это гордость нашего авиастроения, и не везла что-то секретное. Мы как ОП в этом самолете не участвовали. Там не было груза, который мы централизованно закупали.

— Государство что-то заплатило за этот перелет?

— Нет, государство вообще ничего не платило. Эпицентр заплатил Антонову за самолет. Антонов заработал деньги.

— Ситуация с Эпицентром выглядит издевательством. Сначала владелец благодаря государству получает оборудование, поскольку вы говорили о дипломатической помощи и нотах…

— «Мрия» уже летала не нотой. Первые рейсы мы делали себе разрешение через дипломатические каналы. Так все страны делали. Три-четыре недели назад Китай запретил дипломатические истории, кроме военных бортов и бортов первых лиц. Все самолеты летят обычными коммерческими разрешениями. Государство в этой истории никак не участвовало.

— Но самолет встречал президент…

— Да, и мы считаем, что это правильная история.

— Коммерческий рейс, в котором государство не принимало никакого участия, ездил встречать президент с целой делегацией. Это не слишком большая реклама Эпицентру?

— А причем здесь Эпицентр? Это реклама нашей «Мрии». Мы ехали встречать самый большой самолет в мире, и этот самолет украинский.

Владимир Зеленский (Фото: пресс-служба президента)

— А сейчас Эпицентр рассылает всем письма с предложением купить маски.

— Да, там была часть коммерческого груза. Они его продают и имеют на это право. Они заплатили за самолет. Почему мы устраиваем какой-то Советский Союз?

— Почему его встречал президент?

— Потому что президент посчитал необходимым встретить «Мрию», которая не летала больше двух лет.

 Чем Эпицентр такой особенный? Почему, несмотря на карантин, магазин работает в полном объеме, а все ограждающие ленты в гипермаркетах — просто для красоты? Купить можно все.

— Не знаю, я там не был.

— Почему в условиях карантина, когда малый и средний бизнес думает, как выжить, Эпицентр летает в Китай, торгует и шлет письма кому хочет?

— А что тут незаконного? Точно так же Сильпо работает, АТБ…

— Это продуктовые магазины.

— Продуктовым можно работать, а хозяйственным нельзя?

— Это ж не мы так решили.

— Это решение Кабмина.

— Решения правительства докладываются президенту на ежедневных селекторах.

— Хозяйственные магазины – это история, которая есть во всем мире.

— А разве работают все магазины хозяйственных товаров по стране?

— Это решение самих компаний, работать или нет.

ПЕРЕДАЧА РЕЙСОВ МИНЗДРАВУ

— Вчера вы заявили: за апрель государство обеспечило доставку в Украину 1,3 млн респираторов, более 200 000 одноразовых костюмов, а также 250 000 ПЦР-тестов из Китая и Южной Кореи. Сколько из них поехали в больницы, а сколько — пошли на продажу?

— Все ушли в больницы. Полная картина по цифрам в инфографике. Это все, что централизованно закупал ОП за счет негосударственных средств. И все эти грузы полностью доставляются в больницы и лабораторные центры.

Инфографика Офиса президента Украины

Грузы прилетают из Китая или Кореи. Некоторые партии костюмов мы закупали в Корее, там хорошее качество и цена немного ниже. Грузы проходят растаможивание и доставляются на склад. Минздрав распределяет по регионам. Приезжают 26-28 автомобилей и все разъезжается. На логистику тратим день. Ее построили сами.

— Мы – это ОП?

— Да. У нас работает штаб. Первый самолет мы делали втроем или вчетвером: Мотовиловец, Борис Баум, еще один парень помогал по закупкам. Сейчас этот штаб состоит из 20 человек. Все — волонтеры.

— По вашим словам, больницы обеспечены на четыре недели вперед. Официальный сайт Кабмина, где данные о 242 больницах, которые лечат COVID-19, показывает обеспеченность в 64%.

— Там не обновленная информация. Я каждый день звоню и хочу понять, почему они не заполняют эту информацию. Мы работаем, чтобы все больницы заполняли данные.

— То есть вы утверждаете, что во всех украинских больницах есть средства защиты?

— Во всех, которые борются с COVID. Мы не можем сами передавать на все 200 больниц средства защиты. Поэтому департаменты здравоохранения каждой области предоставляют информацию, в какие больницы будут доставлять. Мы проверяем, чтобы это были опорные больницы по борьбе с COVID-19.

— Если посчитать все рейсы, сколько государство за них заплатило?

— Ноль. Готовим отчет на следующую неделю о том, как работал фонд, на что потратили деньги и сколько.

— Какой это порядок цифр?

— В понедельник дадим информацию. Ее сводят.

— Перевозкой средств защиты для преодоления пандемии до сих пор занимался ОП, теперь — Минздрав. Почему?

— Это работа Минздрава. Наша была — пройти сначала кризисный этап.

— Почему его не проходил Минздрав?

Потому что Минздраву нужно провести тендер, это за день не делается. К тому же, были ограничения у Минздрава по закупкам на иностранные предприятия. Китай сейчас не работает ни с одной страной по оплате после отгрузки. Они работают по 100% предоплате. Это риск. И госпредприятия как ГП “Медицинские закупки Украины”не очень могут подписать такие документы.

Мы можем разбираться в скандале, ничего не закупая, и врачи будут без одежды. Либо параллельно разбираться со скандалом и закупать. Мне кажется, второй вариант более рабочий

Поэтому мы это делали не за государственные деньги. Закупка коммерческой структурой или фондом намного быстрее, чем закупки госпредприятием. Такая жизнь.

— Вы не считаете поспешным передать эти поставки Минздраву, учитывая их коррупционный скандал по закупкам костюмов для защиты врачей?

— Нам нужно было бы в любом случае на каком-то этапе передавать это в Минздрав. Мы выбрали момент, когда закупили средств защиты намного вперед. Поэтому в Минздраве есть время разобраться со всеми скандалами, провести тендеры и привезти средства защиты.

— Вы говорите: «У них есть время разобраться». Но пока не разобрались. Почему вы уже передали? Минздрав закупил костюмы вдвое дороже, чем это бы сделало ГП.

— Есть два варианта. Мы можем разбираться в скандале, ничего не закупая, и врачи будут без одежды. Либо параллельно разбираться со скандалом и закупать. Мне кажется, второй вариант более рабочий.

— Но коррупционных рисков больше.

— Для этого есть антикоррупционные и правоохранительные органы.

ЛЕКАРСТВО ПРОТИВ КОРОНАВИРУСА, КОТОРОЕ НЕЛЬЗЯ НАЗЫВАТЬ

— Недавно ОП заявил, что в Украине начинаются клинические испытания препарата, который должен быть «очень эффективным и для лечения, и для профилактики».

— Да, но не могу больше прокомментировать.

— Почему?

— Идут клинические исследования, я не занимаюсь этим проектом. Это работа наших советников по медицине вместе с Минздравом.

— Советники это кто?

— Михаил Пасечник, советник главы Офиса, работает с нашими вирусологами, которые в Минздраве. Я не влажу. Не могу достоверно сказать, когда будет этой препарат, как он работает.

— Но своим сообщением вы влезли в эту историю. Почему ОП занимается этим?

— Потому что на одном из селекторов был отчет, что начались клинические исследования такого препарата.

— Кто об этом сообщил?

— Мы узнали подробнее, хотели понять, правда ли это и на каком этапе. Действительно проходят клинические испытания. Это препарат, который помогает уйти от последствий ковида людям с сопутствующими заболеваниями, которым он опасен. Он помогает им пройти ковид практически незаметно.

Проходят клинические испытания препарата, помогающего уйти от последствий ковида людям с сопутствующими заболеваниями

Как только клинические исследования окончат, если результаты будут позитивными, мы скажем, что вот работает. Если негативными: «Не получилось».

— А что мешает сказать производителя? Это же не сверхкоммерческая тайна.

— Если бы я знал — я бы сказал.

— В Украине есть сайт, который собирает все клинические исследования, которые проходят в стране. Но там нет ни одного исследования по разделу ковида. Так кто что проводит?

— Не знаю, почему. Вы задаете узкопрофильный вопрос, почему на каком-то сайте…

— Это не какой-то, а официальный.

— Что вы хотите от меня услышать?

— ОП проверял информацию, которую публиковал на своем сайте?

— Да. Но я не знаю, почему на официальном сайте нет этого препарата.

— В мире есть информация, кто проводит клинические испытания, на каком они этапе. 

— Выкладывают только на финальном этапе исследований. Когда будет финальный этап у нас, сразу заявим.

ПЦР-ТЕСТЫ, КОСТЮМЫ И ИВЛ-АППАРАТЫ

— Вы заявили, что за месяц государство запустило отечественное производство многоразовых костюмов и наладило изготовление украинских ПЦР-тестов. Кто производитель тестов?

— Укргентех.

— Почему только этот производитель? 

— Вирусологи Миндрава пробовали разные ПЦР-тесты, которые предлагали в Украине и выбрали этот. Он работает. На эти тесты также не потратили государственных денег. Заплатили за них из фонда. Мы заказали партию в 2 миллиона и 600 000 уже отгрузили.

— Это контракт между кем и кем?

— Благотворительным фондом и Укргентех.

— Почему так и не запустили производство тестов в Институте молекулярной биологии и генетики НАН Украины? 

— Потому что он не занимается производством, только разработкой. По версии вирусологов Минздрава, которые выбирали, запускать этот или этот, для Института надо еще найти производство, которое будет делать то, что придумал Институт. Оно тоже было бы частным, ведь в Украине такого госпроизводства нет. Укргентех разработал и был готов производить, и его выбрали по сравнению в качестве.

— Но никто не отменил указ президента о 200 тысячах ПЦР-тестов, которые должен был изготовить именно этот институт.

— По моей информации, Минздрав сейчас разрабатывает механизм того, как запустить то, что разработал институт, на каком-то производстве.

Кирилл Тимошенко (фото - пресс-служба Офиса президента)

— Кто делает защитные костюмы для врачей в Украине?

— Київгума. Это тоже не государственные деньги — контракт между фондом и предприятием. У них два вида продукции. Первое — 4000 халатов для врачей, которые больше работают в лабораториях и инфекционных больницах. Второе — 8000 комбинезонов, которые в первую очередь пойдут скорым.

— Но это не единственный отечественный производитель. Почему именно он?

— Многоразовые костюмы — недешевая история. Они стоят дороже, чем одноразовые, и производство дольше. На этапе, на котором это происходило — полтора месяца назад — только одно предприятие предлагало такие услуги.

— 23 апреля вы заявили о производстве отечественных ИВЛ-аппаратов. Кто производитель?

— Две компании. Одна — от Укроборонпрома, еще налаживает производство. Вторая, которая уже делает ИВЛы — Ютас. Я так понимаю, что их будет закупать Минздав напрямую через больницы. Больницы будут закупать необходимое им количество.

— Почему это не сделать через госпредприятие Государственные закупки Украины, которое работает прозрачно?

— Потому что есть деньги в местных бюджетов, больниц, а есть — у госпредприятия. Есть два разных способа поставки.

— А разве закупить через госпредприятие — не более честный способ?

— Более честный, но у них нет столько денег. Думали над схемой такой, що ГП будет закупать, а потом продавать больницам, которые дают им за это деньги.

АЛЬТЕРНАТИВА ДЛЯ ЗАРОБИТЧАН, РЫНКИ И МЕТРО

— Кто автор идеи о запрете работы заробитчан?

— Это не запрет работы заробитчан. Просто сейчас, по версии властей, лучше для украинцев быть здесь вне зависимости от того, заробитчане они или нет.

— Другие страны были готовы вывезти 14 000 украинцев на работу чартерами.

— Я в курсе этой истории. Был также финский чартер, там было все спокойно. Финская сторона отправила письмо, что мы хотим этих людей, вот список, привезти к нам. Официальный запрос. МИД его отработал. По другому самолету к Кабмину, насколько мне известно, запроса не было. Кто эти люди, почему они улетают? У нас сейчас карантин. Мы максимально закрылись, чтобы уменьшить распространение коронавируса.

— Государство готово выпускать людей, если будет, условно говоря, список тех, кто обязан заплатить потом налоги?

— Государство хочет понять причину выезда. Мы не хотим, чтобы это были туристы, которые через три дня или неделю вернутся в страну, и мы не будем знать, что с ними делать. Мы только настроили нормальную систему обсервации благодаря приложению Дій вдома.

По версии властей, лучше для украинцев быть здесь вне зависимости от того, заробитчане они или нет

Хотим минимизировать выезды до окончания карантина. Если мы понимаем, что люди выезжают надолго, будет официальный запрос, думаю, МИД, Кабмин будут отрабатывать.

— Вы считаете, что это правильно — когда государство решает за людей?

— Люди, которые вылетят сейчас и вернутся через неделю, подвергают опасности других граждан. Поэтому государство так поступает.

— Почему тогда нет решение запретить выезд да и все?

— Потому что мы не можем людям запретить вылетать. Но можем ограничить.

— Я регулярно читаю группы заробитчан в соцсетях, чтобы понимать, что с ними происходит. Сейчас люди массово пытаются выехать на заработки. У них заканчиваются деньги. Какую альтернативу им предлагает ОП?

— Две недели работаем с Минфином. Президент ставит задачу: дешевые кредиты — 5-9% для граждан. Кредиты для малого и среднего бизнеса, чтобы они оставались дома. Еще день-два и у нас будет предложение дешевой ипотеки — в районе 10%.

— Но у нас огромное количество заробитчан из сельской местности. В селах люди не всегда могут открыть дополнительный магазин — не везде есть такая потребность.

— Поэтому предлагаем пакет — когда человек может приехать в маленький, большой город, взять ипотеку, кредит на бизнес.

— Правительство сначала говорило, что послабление карантина будет, если не будет роста заболеваемости. Рост продолжается, а рынки открываются. Где логика?

— Рост не идет сейчас так, как было до этого, держится на одном уровне по количеству заболевших в день. Мы решили открыть рынки, потому что правительство смогло сделать систему контроля по соблюдению карантинных мер и безопасности. Это необходимый шаг, ведь в некоторых городах и областях есть проблемы. Там, кроме рынка, нет альтернативы.

— Если вы открываете рынки, что мешает открыть малый и средний бизнес? 

— Есть конкретный план.

— Да, но почему-то рынки можно сразу, а другие — нет.

— Это продукты питания. В некоторых городах нет альтернативы. Мы понимаем, что многим сейчас тяжело, потому что люди больше месяца дома и у них нет никакого заработка. Поэтому в плане открытие малого и среднего бизнеса стоит в первых частях.

— Далеко не везде на рынках смогут обеспечить санитарные требования.

— Поэтому на рынке будут два человека за этим следить.

— Госпотребслужба?

— Да.

— Вы не считаете это коррупционной лазейкой? Дадут взятки этим двум, и будут дальше себе работать.

— Ну, их арестуют или задержат за это. Везде есть история, что может быть взятка. Что, вообще ничего не делать?

— В инфографике Шмыгаля по выходу из карантина последний этап — открытие метро. Когда это может случится?

— План разработан кусками: мы видим падение или остановку роста заболеваемости — открываем второй этап. Есть небольшое падение? Берем, по-моему, две недели, если есть предпосылки для следующего этапа — открываем.

Предприятиям, если они хотят работать, надо самоорганизовываться и делать доставку людей

— Метро — последний этап. Перед этим — бизнес. Людям надо добираться на работу. Они не могут постоянно кататься на такси. Где логика?

— Кроме метро есть и другой транспорт.

— Вы помните, что было с маршрутками в Киеве, когда закрыли метро?

— Да.

— И? Я не могу сейчас встать и пойти на маршрутку. На каком основании я в нее сяду?

— Да, но метро будет открываться в последнюю очередь. Поймите, Украина не заканчивается в Киеве, а метро у нас в трех городах.

— Но людям надо добираться на работу.

— Поэтому сначала будут открываться другие виды транспорта.

— По каким документам я смогу сесть в маршрутку, чтобы поехать на работу?

— Не могу сейчас сказать. Вы ставите узкопрофильные вопросы.

— Это вопросы, которые ставят люди постоянно.

— Как только будет послабление карантинных мер — будем поэтапно открывать и транспорт. Но предприятиям, если они хотят работать, надо самоорганизовываться и делать доставку людей. Так сейчас делают многие предприятия. В большинстве не ездят на такси.

Фото - пресс-служба Офиса президента

— Но можно придерживаться расстояния. 

— Где? В метро?

— Если запускать ограниченное количество людей — да. А в маршрутках как?

— Вы же видите, как развивается ситуация с соблюдением карантина. Много людей на улицах в масках? Нет.

— Но улица — не общественное место. Там в маске ходить не надо.

— Ок, в магазинах. Если предприятие этого не проверяет — никто не проверяет. Мы не можем в каждый магазин зайти, вагон метро и маршрутку.

— Вы понимаете, что из-за этой всей истории страдают ответственные граждане?

— Они страдают, но они живы.

— Да, но они могут пойти в магазин и там заразиться от людей, которые карантина не придерживаются.

— Надо перетерпеть. И остаться живыми.

— Получается, что бизнес, который не придерживается карантина, работает без проблем, а бизнес, который честно сидит дома, может из карантина не выйти.

— Мы работаем, чтобы помочь этим предприятиям. В этом вопросе — много составляющих. Мы посчитали, что лучше людям остаться дома. Да, есть экономические вопросы, но так весь мир. Это не уникальная ситуация. Посмотрите на мир. Мы позволяем ходить в магазин, аптеки и так далее.

— У нас нет «так далее».

— У нас нет таких ограничений, как в Италии.

— Но и как в Чехии нет, где позволяют гулять в парках на свежем воздухе, как советуют инфекционисты.

— Парки будем открывать. Они прошли этот этап — мы его проходим несколько позже.

— Карантин у нас до 11 мая. Впереди — майские праздники. Что дальше? Может ли карантин в его нынешнем виде продолжится?

— По состоянию на сейчас — надеемся, что нет. Надеюсь, сможем 12 мая снять некоторые ограничения. Единственное условие: люди не должны в большом количестве собираться на майские.

Юрий Смирнов

 

Поделиться:
Загрузка...