Как россияне демонтировали крышу спортивно-концертного комплекса «Петербургский»

82

В Петербурге произошла промышленная катастрофа в результате которой СКК, спортивно-концертный комплекс им Ленина, бывший символом молодости для целого поколения ленинградцев-петербуржцев, оказался невосстановимо разрушен.

Произошедшее явилось следствием беспрецедентной, даже по российским меркам, халатности. Любому профану не сведущему в строительных вопросах или просто человеку без инженерного образования, да даже десятилетнему пацану, увлекающемуся построением моделек из пластмассы или картона, при одном лишь беглом взгляде на так называемый «план» («По плану производства работ предстоит перерезать 112 вант, которые крепят крышу к железобетонному кольцу. Работать строители планируют по всему периметру здания с четырех кранов этапами – захватками по 10 штук.») стало бы ясно, что добром это дело не кончится.

А кончится оно скорее всего катастрофой, возможно, с жертвами. Не нужно заканчивать ВУЗ по строительной специальности, чтобы понять, что при ликвидации значительной части креплений какой-либо конструкции нагрузка на оставшиеся крепления возрастёт. Для примера, не отходя далеко от спортивной тематики разрушившегося вчера спортивно-культурного объекта, можно взять хотя бы матерчатый логотип футбольной Лиги чемпионов, который перед каждым матчем на поле выносит ватага мальчишек и девчат:

Просто представьте себе, что в один несчастный момент, по аналогии с перерезанными креплениями мембраны крыши СКК, у 2-3 стоящих рядом ребят не выдержат от нагрузки пальцы и полотно выскользнет у них из рук. Что тогда произойдет? Верно — нагрузка на пальцы тех, кто окажется по сторонам от не выдержавших напряжения ребят, сильно возрастёт: полотно будет тянуть их к центру, упираться в газон им станет всё труднее, держать логотип им придется за себя и за «того парня» и в конце концов они не выдержат и упадут на полотно, лицом к центру, что и произошло с пилонами стадиона.

Удивительно, что в результате этой промышленной катастрофы погиб лишь один человек. Второй демонтажник из люльки родился в рубашке. Можно лишь представить его ощущения, когда массивное внешнее несущее кольцо кровли за несколько секунд ушло из под днища его строительной люльки. Также можно ужаснуться всему пережитому крановщиком крана, на котором была подвешена эта люлька и от которого буквально в нескольких метрах рухнула одна из секций переломленного кольца:

Вообще, наверное, можно говорить о высочайшем уровне пережитого им стресса: об этом косвенно может свидетельствовать тот нюанс, что люлька с выжившим рабочим далеко не сразу была опущена на землю, и на видео хорошо видно, как он несколько долгих минут болтается в ней на огромной высоте в то время, как остатки огромной строительной конструкции, того, что минуту назад было спортивно-концертным комплексом, едва виднеются в клубах пыли далеко внизу — в это время крановщик скорее всего в ступоре сидел в кабине крана, а вполне может статься что и вовсе в панике выскочил из неё и стремглав побежал подальше от рухнувшей почти на его машину балки.

Организация и планирование работ, если к тому, как был подготовлен «демонтаж», вообще применимы слова «организация» и «планирование», были сделаны, судя по имеющимся свидетельствам, из рук вон плохо. И вообще, если отныне кому-то понадобится дать определение понятию «халатность» — ему нужно будет просто указать на это происшествие. (Кстати, я уверен, что произошедшая катастрофа войдет в вузовские учебники по строительному делу как пример вопиющей инженерной безграмотности и халатного отношения к организации строительно-монтажных (в данном случае демонтажных) работ.)

— планирование работ: из видео совершенно непонятно, как планировалась координация работ между различными группами. Ведь очевидно, что при перерезании вант нагрузка на оставшиеся крепления перераспределялась неравномерно, нужно было об этом предусмотрительно заботиться, вступление в дело различных групп (демонтажников, группы поддержки полуобрезаной мембраны и т. п.) необходимо было координировать по минутам и т. д. Кроме того, за 3 часа работы, судя по видео, было перерезано лишь 11 вант из 112. В Санкт-Петербурге в это время года в 17 часов уже темно и совершенно очевидно, что к наступлению темноты работы по обрезке закончены быть не могли, а продолжать их в темное время суток не позволяют никакие нормы техники безопасности. Руководители что — собирались оставлять полуобрезанную мембрану висеть на ночь?!!

— техника безопасности: её как таковой попросту не было. Достаточно посмотреть как на последнем видео от «Фонтанки» погибший монтажник работает без страховочного троса, а на видео, снятого камерой, установленной на его собственный шлем, слышно как он предлагает напарнику подцепить свой трос к нему!! Затем, в самом конце видео, уже после того, как конструкции рухнули, на развалинах видно людей, которые, судя по всему, ищут пропавшего рабочего. Судя по всему, это не сотрудники спасательных служб — кто их туда пустил? Почему никто не проследил, чтобы в опасную зону, где только что произошло обрушение несущих пилонов и отдельные части конструкции потенциально могли быть нестабильны и в дальнейшем рухнуть, был полностью прегражден доступ всем, кто не является работником МЧС?


— охрана опасной зоны: ни на одном видео не заметно даже намеков не то что на оцепление опасной зоны, а хотя бы простого ограждения опасной зоны заборчиком или обнесения её пластиковой лентой.

— наличие сотрудников экстренных служб: судя по видео, при проведении столь масштабных работ, каковыми являются работы по демонтажу огромного здания, на территории работ не находились ни медики, ни пожарные, ни МЧС-ники.

Во многих комментариях по отношению к организаторам работ и самим рабочим встречается достаточно резкое слово «идиот». Но оно, к сожалению вполне применимо к случившемуся:

— каким идиотом надо быть, чтобы видя, что с каждым перерезанным креплением зазор между отрезанной частью мембраны и пилонами всё возрастает (как видно из видео, за секунды до катастрофы это расстояние увеличилось до более метра, что говорит о значительной деформации мембраны и перераспределении нагрузки на оставшимися целыми ванты и сцепленную с ними часть несущего кольца кровли), не сигнализировать руководству об очевидном риске для жизни и продолжить работу?

— каким идиотом надо быть, чтобы поставить высотный кран вплотную к конструкции, которая потенциально могла рухнуть вследствие производимых работ?

— каким идиотом надо быть, чтобы «спроектировать» поддержку на высоте 50 метров мембраны диаметром 160 метров после того, как почти все её ванты будут перерезаны?

— каким идиотом надо быть, чтобы для поддержки мембраны весом под 130 тонн запланировать всего 4 подъемных крана? (Это, разумеется, предполагались быть не те краны, что держали легонькие люльки с парой рабочих, а какие-то мамонтоподобные мегасооружения. Но где они? Почему они не были развернуты возле СКК на начало проведения работ по «демонтажу»? В какой момент они должны были «перехватить» полуобрезанную мембрану?? Какой идиот так планировал???)

Этот умораздирающий список идиотизмов можно продолжить…

Все перечисленные размышления наводят на грустную мысль, что рабочие, ещё даже не приступив к работам по «демонтажу», уже стали смертниками (лишь по счастливому стечению обстоятельств на крышу СКК не успели подняться остальные три группы демонтажников, и второй рабочий из первой люльки, а также крановщик первого крана, чудом не пострадали) — иного попросту невозможно было ожидать при такой организации работ. На «организаторов» выжившим демонтажнику и крановщику непременно следует подать в суд: они его без сомнений выиграют, а любой дипломированный инженер по строительству сможет на нём выступить в их подержку в качестве эксперта.

echo.msk.ru

Поделиться:
Загрузка...