Генерал о ситуации на Донбассе и в Азовском море

186

Эксперт по вопросам безопасности, ветеран внешней разведки, генерал-лейтенант ВАСИЛИЙ БОГДАН рассказал, почему Кремль именно сейчас начинает активно противодействовать Украине, каковы перспективы урегулирования конфликта на Донбассе.

— Боевики не первую неделю стягивают технику к линии разграничения, а россияне – к границе. Стоит ли, по вашему мнению, ожидать эскалации?

— Надо исходить из того, какая сейчас складывается геополитическая ситуация, учитывая определенные нюансы деятельности как президента Трампа, так и реакции на нее российского руководителя, узурпатора Путина. Он захочет использовать определенные нюансы во внутренней политике США и внешнеполитических инициативах Белого дома (особенно в торгово-экономической и сфере безопасности) в собственных интересах, чтобы продемонстрировать миру, что Кремлю удается прорвать изоляцию, которая существовала и существует. С другой стороны, Москва захочет использовать этот, на ее взгляд, сомнительный элемент ситуации, чтобы и в дальнейшем решать проблемы в контексте стратегии цепной агрессии, которую путинский режим использует уже более десятилетия. Поэтому акции, которые сейчас планирует Кремль на Востоке Украины, связаны с этими нюансами геополитики и с тем, что происходит и будет происходить в нашей стране.

— Что именно вы имеете в виду?

— Мы сейчас накануне празднования независимости, ожидаем получения томоса, и это, безусловно, беспокоит Кремль. Мы находимся в ситуации, когда наш северной сосед испытывает серьезный дискомфорт из-за санкций и обнищания российского общества, которое понемногу начинает воспринимать ситуацию не через телевизор, а через холодильник. Российское правительство вынуждено идти на повышение пенсионного возраста и другие средства экономии. Аналитическая группа Stratfor считает, что Россию ожидает длительный период стагнации. Конечно, все это не на руку режиму Путина, поэтому он пытается каким-то образом прорвать изоляцию и применить все средства, чтобы дожать свою стратегию, особенно в контексте Украины. Он прекрасно осознает ее значение.

Существует также фактор получения автокефалии поместной православной церкви. По свидетельствам специалистов, это вопрос практически решенный. 10 сентября в Константинополе состоится Всеправославный собор, на котором, надеемся, оформят решение о предоставлении Украине томоса.

— Что это будет означать для Украины?

— Мы наконец избавимся от духовного рабства. Мы же понимаем, что религия – это та же сама идеология, промывание мозгов, влияние на своих верующих, формирования соответствующей позиции и прочее. Понятно, что Кремль и патриарх Кирилл обеспокоены тем, что теряют Украину. Она никогда не была экуменической территорией Московского патриархата, об этом недавно заявил и Вселенский Патриарх Варфоломей. Поэтому этот, на мой взгляд, мощный фактор влияния на Украину, способ дестабилизации обстановки и создания здесь такой информационной ситуации, которая была бы выгодна России, постепенно исчезнет.

Эта ситуация – такое мощное масштабное сопротивление со стороны России, Московского патриархата, нашей пятой колонны и эмиссаров «русского мира», которые запугивают Украину религиозной войной и межконфессиональными проблемами. Я убежден, что ничего подобного не случится – это просто попытка шантажа и влияния, чтобы сохранить то положение дел, которое длилось последние три сотни лет.

Кремль пытается всячески создавать условия, которые могли бы способствовать решению проблемы войны на Востоке Украины таким образом, который бы их устроил. Москва отказалась от встречи глав государств в «нормандском формате», мотивируя это отсутствием оснований для такого рандеву, и продолжает настаивать на так называемой формуле Штайнмайера. План бывшего министра иностранных дел Германии, а ныне – президента, предусматривает реализацию сначала политических договоренностей, а потом, возможно, и каких-либо из сферы безопасности. Это абсолютно неприемлемо, к чести украинской власти, Киев на это не пошел, и как показывает время, правильно сделал.

— Какими могут быть дальнейшие действия Кремля?

— Шаги Кремля, которые свидетельствуют, что они не собираются выполнять взятые на себя обязательства по минскому пулу договоренностей, и попытки каким-то образом использовать определенные нюансы внешнеполитической деятельности США и ЕС дают Москве основания кошмарить Украину. То есть создавать определенные угрозы на ее территории, особенно на восточном фронте. Для этого там происходит и определенная концентрация военного контингента, техники и провокации различного уровня.

Эти акции нужны для того, чтобы военным образом давить на Украину и создавать впечатление, что Россия готова начать широкомасштабную военную операцию. Мол, если вы не пойдете нам на уступки, то мы осуществим эту акцию. Отсюда и комментарий секретаря Совбеза о том, что такой сценарий не исключен, особенно накануне Дня независимости. Такие намерения у Российской Федерации есть, но мы должны помнить, что украинские Вооруженные силы уже не те, что были в 2014-м. Во-первых, они имеют хороший опыт, во-вторых, у них есть современная военная техника. А учитывая проблемы, которые возникают в Азовском море, укрепляется также украинское азовское побережье.

Мы также должны понимать: какими бы ни были проблемы трансатлантического партнерства, какие кульбиты ни выбрасывал бы президент Трамп, в США очень мощная система сдержек и противовесов. Конгресс сейчас играет там основную роль, учитывая порой не слишком адекватные действия их президента. Конгресс принимает необходимое для дальнейшей защиты США и их партнеров законодательство, поэтому он фактически стал на позиции сохранения трансатлантического партнерства. Несмотря на заявления Трампа о возможной дружбе с Россией, и Пентагон, и Госдеп, и НАТО четко определили, что основной угрозой для западных демократий являются действия российского режима, который сознательно выпал из международного права и разрушает как глобальную безопасность, так и мировой порядок.

Я убежден, что мелкие провокации будут и на фронте, и в тылу. Каким бы ни был наш контрразведывательный режим, но специфика длительного сосуществования с Россией в прошлом, нюансы с режимом пересечения границы и существование пятой колонны дают основания говорить о наличии разветвленной агентурной сети спецслужб России. Тактика подрыва украинского тыла остается актуальной для Кремля и его спецслужб. Поэтому отечественный сектор обороны должен и дальше принимать меры, которые бы обезопасили всех нас от возможных неприятных неожиданностей. Риски эскалации есть, но полномасштабно реализовать задуманное Путин при нынешних условиях не решится.

— Относительно действий России в Азовском море, давайте взглянем на происходящее с другой стороны: что такое Азовское море со стратегической точки зрения?

— Азово-Черноморский бассейн имеет существенное стратегическое значение для безопасности Украины, так и всего черноморского региона. То, что на каком-то этапе Запад позволил России усилить преимущество там, и привело к той ситуации, которую мы сейчас имеем. Угроза для всего юго-восточного фланга НАТО. Черноморский флот свободно чувствует себя в Черном море, Крым милитаризуется и превращается в военно-морскую базу. Есть все основания говорить о том, что в Севастополе Черноморский флот уже имеет ядерное оружие. Об этом не раз говорили, подозревали, но зная российскую политику, мы можем не сомневаться, что это уже реализовано. Флот усиливается новыми кораблями, завозятся комплексы С-400.

По итогам учений Sea Breeze можно сделать вывод, что сейчас есть намерения восстановить стратегический паритет в черноморском регионе, в частности на Черном море, и не дать России развить преимущества в Азовском море, несмотря на формирование там флотилии.

Несмотря на высказывания высоких руководителей командования НАТО и флота, который присутствовал во время учений, можно сказать, что они четко осознают угрозы как для Черного, так и Азовского моря. Есть понимание того, что дальнейшие шаги России в этом направлении нужно не просто тормозить, а прекратить и вернуть Россию в международное правовое поле, несмотря на соглашение о том, что Азовское море является внутренним морем России и Украины.

— По российской логике «старшего брата», судя по всему, получается, что раз оно наше, то на самом деле принадлежит им.

— Безусловно. Но существует некий международный порядок, и открыто и нагло действовать в этом направлении они не могут, несмотря на то, что они останавливают торговые суда. Ведь все они кому-то принадлежат, часто – странам-членам НАТО. Если обстановка будет нагнетаться, то это вызовет серьезные иски.

Существует еще проблема Керченского моста, но неизвестно, как долго он еще выстоит, ведь специалисты говорят, что его построили на плавунах. То есть грунт там неустойчивый, и в случае каких-то тектонических изменений конструкция может просто развалиться. Именно из-за ненадежности грунта немцы во время Второй мировой войны так и не решились построить там мост. Но главный в России принцип – «авось». «Авось постоит», «авось поработает».

Риски по поводу усиления военной составляющей России в Азовском море есть, но необходимо также укреплять свои оборонные мощности в этом регионе и насыщать Азовское море нашей техникой.

Учитывая то, что здесь есть не только украинские интересы, но также и других стран черноморского региона и НАТО, думаю, мы не останемся без поддержки, но нужно наращивать собственную обороноспособность в этом направлении. На мой взгляд, государство ведет соответствующую работу, появляются новые образцы военной техники, но вместе с тем я вынужден констатировать, что это происходит медленно. Кроме того, стоит признать, что в деятельности оборонно-промышленного комплекса Украины присутствует коррупционная составляющая.

— Вы видите признаки перспектив урегулирования на Донбассе в ближайшее время?

— С тем инструментарием, который сейчас задействован, то есть «Минск-1» и «Минск-2», «нормандский формат», мы видим, что позиция – это категорическое «нет» урегулированию. Только на их условиях и с использованием той «формулы Штайнмайера». Она фактически законсервирует ситуацию на временно оккупированных территориях – они останутся под протекторатом России, ни о какой реинтеграции в Украину речи идти не будет. Это будет постоянная забота, или, скажем так, нож в спину, который постоянно крутят из стороны в сторону.

Как по мне, нужны более мощные инструменты реализации Минских соглашений. Надо интенсивнее подключать США и Великобританию в качестве гарантов, которые в свое время подписывали Будапештский меморандум. Один из гарантов нашего суверенитета нарушил нашу территориальную целостность, оккупировал Крым и часть Донбасса. Если в полной мере задействовать Лондон и Вашингтон в урегулировании российской агрессии против Украины, то, на мой взгляд, есть оптимистичные ожидания относительно уступок путинского режима.

Я считаю ошибкой, что на определенном этапе наших проблем с Российской Федерацией вопрос Крыма и Донбасса разделили. Их надо объединить, а мы должны требовать от агрессора возвращения всех оккупированных территорий. Все это должно произойти в рамках международного права и – главное – двустороннего договора о дружбе и сотрудничестве между Украиной и Россией. Сейчас это звучит иронично, но он пока действует.

Мягкая позиция руководителей некоторых государств, прежде всего США, дает Путину основания надеяться, что он все-таки как-то сможет договориться с Вашингтоном об Украине за ее спиной. Но никаких соглашений о нас без нас быть не может. Я когда-то писал о том, что Украина может стать заложником геополитического выяснения отношений. А именно так Кремль и действует: цепная агрессия охватила Приднестровье, Грузию, Крым, Донбасс, Сирию. Путин пытается торговаться по каждой из этих позиций.

Надо учитывать также тот факт, что у многих стран ЕС есть конфликт интересов. Например, та же Германия одобряет откровенно политический проект «Северного потока-2». Лояльно относятся к нему также Франция, Норвегия. Основания для беспокойства есть и в отношении наших ближайших соседей – Венгрии, Румынии, Польши. Официальный Будапешт ввел должность министра по вопросам закарпатского региона, который будет заниматься вопросами развития Закарпатья, даже детских садов! Во-первых, это вмешательство во внутренние дела государства, во-вторых – посягательство на суверенитет и территориальную целостность, а в-третьих – латентная, скрытая оккупация нашей территории!

Это говорит о том, что Украине нужно укреплять границы не только на востоке, а по всему периметру. Есть исторические события, которые не дают покоя определенным имперским национал-шовинистическим элементам. Они мечтают о том, чтобы вернуть полякам Волынь, венграм – Закарпатье, румынам – Бессарабию и тому подобное.

Вы помните, как Владимир Жириновский, депутат Госдумы, предлагал расчленить Украину и раздать ее земли по соседям? К его заявлениям надо прислушиваться, потому что он никогда ничего зря не говорит, и, к сожалению, отдельные его заявления впоследствии сбываются.

Поведение Орбана дает все основания утверждать, что Венгрия выступает сателлитом Кремля в отношении Украины. Мы должны быть готовы защитить себя. Это не означает, что мы не должны развивать гуманитарные или торгово-экономические отношения с такими странами, но уважают того, кто силен. Если мы будем обороноспособными, никто не позволит себе посягать на наш суверенитет и территориальную целостность, а мы вернем временно оккупированные Россией территории.

Марина Евтушок

Поделиться:
Загрузка...