ЕСТЬ ТАКАЯ РАБОТА, РОДИНУ ПРОДАВАТЬ

620

В украинском информационном пространстве многие важные процессы протекают незаметно – из-за перенасыщенности этого пространства и ограниченного спроса на анализ и интерпретацию протекающих в нем процессов.

Например, пленки Трубы эффекта разорвавшейся бомбы не произвели, хотя явно указывали на то, что орган вручную управлялся президентом и его Офисом. Никто, и, в первую очередь, НАБУ, в анализ пленок не углублялся, хотя изучение только одного из фрагментов записей позволило выявить новые коррупционные связи в деле «Трейд коммодити» (которое, кстати, расследует НАБУ).

Вот и сейчас, накануне Нормандского саммита, который может стать поворотной точкой в новейшей истории Украины, мы наблюдаем ряд процессов, каждый из которых в отдельности мелок и не вызывает интереса общества, но вместе они, похоже, являются операцией прикрытия для Зеленского и решений, которые он подпишет в Париже. Решения эти будут не в пользу Украины – все из пяти якобы разработанных Офисом президента «сценариев», упомянутый Зеленским план «А» и «Б», даже если предположить, что всё перечисленное – не просто поток сознания технологов президента, а действительно существует.

Рамки того, что произойдет в Париже, уже заданы. 18 ноября по требованию Кремля в Москве был подписан проект будущего соглашения. И, как сообщил рупор помощника Путина Суркова – российский политолог Алексей Чеснаков, документ «Россию полностью устраивает, и она не даст его пересмотреть». Все, что «полностью устраивает» Россию, всегда было убийственно для Украины. В свою очередь, российский «Интерфакс» дает детали и пишет о том, что проект соглашения основывается на «формуле Штайнмайера», не содержит конкретных шагов в части немедленной передачи Киеву контроля над участком границы на Донбассе. То есть, выборы и легитимизация ЛДНР в составе Украины с фактическим контролем Кремля над анклавом. С украинской стороны этот протокол подписал помощник Зеленского Ермак.

Параллельно в пакете с договоренностями по Донбассу Путин хочет посадить Украину на газовый крючок. Поставлять газ со скидкой в 25% в обмен на отказ от юридических претензий к Газпрому: от уже выигранного иска на 3 млрд долларов и находящегося в Стокгольмском арбитраже иске на 12 млрд долларов.

Окружение Зеленского, конечно, понимает угрозы подписания таких документов. Да и сам он тоже. Как показали события последних месяцев, больше всего президент боится двух вещей – Майдана и коммунальной платежки. Очень похоже, что первый вопрос президент хочет решить с помощью второго. За счет российской скидки снизить тарифы и заменить свободу и достоинство холодильником.

Однако проблема этого решения в том, что его реализация может быть возможна только потом. А пока что документы, которые Зеленский собрался подписывать в Париже, таковы, что улететь в Нормандию он может из сонной, готовящейся к новогодним праздникам столицы, а вот вернуться в город с морем протеста на Майдане. Нынешний декабрь очень похож на ноябрь 2013 года, когда Янукович попытался развернуть Украину на российский курс. Зеленский и окружение хорошо знают, чем это закончилось для тогдашнего президента.

И поэтому сейчас задача максимум – представить зраду как перемогу. А минимум – как техническое решение, необходимое для мира на Донбассе. Мы видим несколько линий выполнения этих задач.

Прежде всего, сам президент предвосхищает вероятные обвинения и заявляет о никчемности тех, кто их будет выдвигать. А раз ничтожны источники, значит ничтожны и обвинения. «Я хотел бы, чтобы люди не обращали внимание на некоторых политиков, которые как политики уже умерли, а как люди никогда не рождались. Я хочу, чтобы вы не обращали внимания на их лозунги, на какую-то фейковую зраду. Потому что они никому уже не нужны. Про них никто не помнит и это единственная возможность для них поймать хайп. Но это не та тема, на которой можно ловить хайп», — говорит человек, который ловит хайп на всем, и, собственно, благодаря успешности этой ловли и стал президентом.

Еще одна линия сообщений команды Зеленского описывается тезисом «дорогой, это совсем не то, что ты думаешь». Избирателей готовят к тому, что то, что они увидят, будет похоже на предательство, но на самом деле предательством являться не будет. С одной стороны Зеленский встречаться лично с Путиным не планирует, а с другой стороны – встреча возможна. Ведь без нее невозможен мир на Донбассе. А с третьей стороны – юридических обязательств документ, который планируется подписать в Париже, накладывать на Украину не будет.

Транслятором этой линии является вице-премьер Дмитрий Кулеба и президент. «Украина не позволит россиянам создать впечатление, что Зеленский о чем-то договаривается с Путиным за спиной Германии и Франции и украинского народа. В то же время, если для того, чтобы сделать шаг вперед в переговорах, потребуется встреча Зеленского и Путина один на один, такой формат тоже возможен», — говорит Кулеба.

«Без диалога с Путиным – это как бег на беговой дорожке. Что-то делаешь, калории тратишь, но ты на месте. Мы не хотим быть на месте. Чтобы все закончились, и мы снова были великой страной – Украиной», – говорит Зеленский. То есть, президент на полном серьезе заявляет, что великой страной Украина может стать только после его диалога с Путиным. От президента России зависит наше величие. Уважаемые спичрайтеры президента, небольшая техническая просьба – убейте себя об стену. Вам темники непосредственно от Суркова через Ермака пересылают? Что за дичь вы пишете?

Но Кулеба успокаивает избирателей. Что бы там ни подписал Зеленский, это будет иметь не правовой статус, а политический. Так что не волнуйтесь, мы все контролируем. «Первое, что мы должны помнить, что коммюнике является политическим документом. Не будет идти речи о каких-либо юридических обязательствах, которые возьмет на себя украинское государство в лице президента», — уверяет вице-премьер.

Следующая линия – патриотический белый шум. Из человека, который сравнивал свою страну с «актрисой из немецких фильмов» и шутил в прямых включениях с Красной площади в 2014 году о передвигаемой Россией украинской границе, начинают лепить пассионарного патриота. Зеленский вдруг приносит свечи на Аллею Небесной сотни, обещает создать Музей Майдана и (внезапно) хочет встретиться с избитыми в 2013 году студентами. Резко начинает награждать погибших на Донбассе украинских героев-военнослужащих. Делает заявление по Голодомору (правда, виновник – только сталинский режим, ни слова о наследниках). Советует пророссийски настроенным гражданам ОРДЛО переехать в Россию.

И в то же время беспокоится, что на него будут давить во время встречи, но не Путин, а «европейские политики». «Я считаю, что европейские политики должны и будут помогать нам. Но если я замечу давление за первые полчаса, то я скажу об этом публично», — грозно сообщает Зеленский в интервью европейским же СМИ.

И, наконец, венец всего этого – заявляет, что поднимет вопрос Крыма во время «нормандской» встречи. «Думаю, что в деле с Крымом могли бы помочь США. Мог бы быть такой формат переговоров: Украина, Россия, США», — на полном серьезе говорит Зеленский. Прекрасно зная и историю отношений Трампа с Путиным, и слова временно поверенного в делах США Тейлора о том, что он волновался, чтобы Трамп не признал Крым российским, и ответ самого Трампа «посмотрим» на вопрос о признании Крыма российским.

Подобные абсурдные заявления – попытка запудрить мозги, отвлечь внимание и обсуждать совершенно бессмысленные вещи. Эти заявления – это тепловые ловушки, которые отстреливает самолет, чтобы его не сбила ракета.

Какой может быть разговор о Крыме, если на российских условиях в Украину засовывают подчиняющийся России же анклав, после чего с России снимут санкции. Про какой Крым может идти речь, если будущие договоренности – это шаг к признанию его российским?

Еще одна линия – документальная, «это не зрада, у нас справка есть». 2 декабря Зеленский поручил Кабмину диверсифицировать поставки газа, нефти, нефтепродуктов и антрацита до 30% из одного источника, утвердив своим указом решение СНБО, принятое в этот же день. Это, похоже, страховка для планируемых поставок российского газа. Будем покупать, но не больше 30%. Якобы. А потом будет как с рынком электроэнергии, когда в октябре Герус всех успокаивал, что импорт не превышает 1%, а потом в начале ноября он как-то неожиданно превысил 15%. Тут принцип Игоря Валерьевича Коломойского: главное зайти в тему, а дальше уже можно говорить и делать все, что угодно.

Кстати, об Игоре Валерьевиче и якобы его падающем, как пишет сегодня УП в статье с тремя авторами, влиянии. Вся нынешняя повестка Зеленского – это дорожная карта Коломойского, которую он начал озвучивать в своих интервью еще больше года назад. У Коломойского – никаких перспектив на Западе, кроме тюрьмы. Там нерукопожатный, криминальный бизнесмен под следствием ФБР. Его шанс – только «евразийское» пространство под протекторатом РФ, где он будет новым Медведчуком.

Все, что делает Зеленский, Коломойский уже нарисовал и очертил. «Я считаю, что не надо бояться там выборов. Более того, если там присутствуют «зеленые человечки» или иностранные войска – это не мешает нам проводить там свои выборы. Я думаю, там Зеленский получит 80%», – сказал Коломойский три месяца назад. А о кредитовании российскими деньгами как альтернативе МВФ он говорил три недели назад. Скидка на газ – и есть это кредитование.

И предложения «приглушить свободу слова» от депутатов Коломойского, и ввести криминальную ответственность за «дезинформацию» и «манипуляцию» — это история не только про «не убивайте наш рейтинг», но еще и про «не раскачивайте будку, когда мы договоримся с Путиным».

С одной стороны – фсбшник Ермак, с другой – Коломойский, с третьей – соросята, которые за западные стандарты, но в целом им все равно, где будет проходить граница при условии либеральной экономики и свободного рынка земли. А с четвертой Путин, которого устроит любой из пяти сценариев Зеленского. Это действительно капитуляция, которой Украина еще не знала. С такой же эффективностью Путин мог поехать на встречу с Сурковым, а не с Зеленским. Россия остановится ровно на том месте, где, по ее расчётам, полезного Зеленского не сожрут в Украине.

Страсти

Поделиться:
Загрузка...