Доброе утро, Вьетнам! Начало июля 2019

68

Запуск Ур-83П с почти 1 400 кг взрывчатки по позициям 24-й бригады в Марьинке — это хороший пример, как ведётся война на истощение по состоянию на лето 2019 года.

Убираются тормозные канаты и анкеры, двигатели запускаются из любого окопа или низины, в данном случае прикрываясь жилыми домами в Александровке. Под «Минск» установка разминирования не попадает, потому что это направляющая, трос и двигатели. И вообще, никто не стрелял, а разминирование делали, да промахнулись. Повезло, что в этот раз не было погибших. То, что может сделать тонна детонирующего шнура, можно себе представить, посмотрев на остовы фермы, фото есть в свободном доступе.

Ну подумаешь, выпустили тонну СВУ неизбирательного действия из частной застройки, а вокруг на видео заходятся собаки и куры в жилом секторе? С кем не бывает. Начали бы в ответ ВСУ обрабатывать Александровку — заныли бы о преступлениях «хунты». Не начали стрелять — запустим ещё раз, когда-то повезёт рано или поздно. Полетело бы не туда, потому что с хранения времён позднего Горбачёва — так это же «укропы» совершили. Кругом у них всё хорошо, кругом они подстелили соломки. Вот это вот и есть план Кремля в Украине: фиксировать по возможности зону нестабильности. На одном канале: «Вы отвели на 400 метров передовой пост в Станице — это хорошо, но мост мы построим сами и такой, чтобы танк прошёл, потому что Украина сбежала».

А на другом канале: «Примете нас в Украину в особом статусе, а то так хочется кушать, что переночевать негде». Любое заявление Пасечников, Пушилина и компании — это реакции уровня Северной Кореи. Что бы ни произошло на линии соприкосновения, но всегда империалисты повержены, народ торжествует, не за горами то время, когда режим падёт. Лидеров коллаборационистов-то понять вполне можно — не хочется в кафе «Сепар» или в гости в Киев, как Цемах, но нужно выполнять задачи Кремля. Сложнее понять наших политиков, которые всерьёз продолжают пытаться договариваться с кочующим кровавым цирком, а не просто отбывать номер «Минск не знает альтернативы», усиливая армию и готовясь к очередному раунду обострения.

"

В эту же копилку идёт удар по «Хамви» с медиками 2-го батальона 36-й бригады морской пехоты 1 июля. Кстати, поначалу было сомнение, что атака — именно удар ПТУР. И ожоги у погибшей, и оторванный задний мост, и взрытая земля косвенно вроде бы свидетельствовали о наезде на свою противотанковую мину. Но нет. Ехали за заболевшим бойцом и угодили в засаду ПТРК-команды близ Водяного между двух посадок. Попадание вызвало детонацию 95-литрового бака — погибло три морских пехотинца, включая женщину-медика. Движение групп с управляемым оружием вдоль фронта, постоянная снайперская активность и короткие миномётные или артиллерийские налёты — визитная карточка любой позиционной войны, невзирая на переговорный процесс или очередное локальное «прекращение огня». Но за последнюю неделю резко возросла активность артиллерии и пуски противотанковых ракет. Да и вы и сами видите поток новостей, а ведь туда попадает далеко не всё.

"

Канонада на фронте достаточно серьёзная, никак не похожая на обещанный «прорывный Минск» с «новыми лицами». Прилёты по ЯБП и позициям гибридов в Докучаевске. Накрыт блиндаж на вентстволе шахты «Бутовка» — там тяжёлые «трёхсотые». Жёстко попадает под обстрелы Марьинка, и уже не первый раз в июле. Попадание в блиндаж у «Айдара» возле Горловки. Идёт ожесточённая рубка артиллерией на юге — у нас там накрыли парк в тактическом тылу и посекло автомобили, САУ противника также получили свою порцию огня при контрбатарейной борьбе. Подбитый «КрАЗ» близ колонны сопровождения главы Донецкой ОВГА у Гранитного, там c ним отдельная история и ещё 2 погибших. У этого контрольно-пропускного пункта на пригорке близ памятника несколько поражённых наших машин с начала войны — и легковой автомобиль, и мотолыга. Выскочить на плацдарм у Кальмиуса, особенно когда солнце подсвечивает на фоне реки — это всегда риск, а водитель из 406-й артиллерийской бригады, вероятно, не знал текущей обстановки в секторе. У противника также зафиксировано накрытие группы пехоты, и попадание в блиндаж, жертвы снайперского огня и пораженные ПТРК огневые точки — всё это есть в полном объёме.

В общем, не нужно быть военным, чтобы понять, что происходит: любая вскрытая цель на линии соприкосновения и в тактическом тылу обрабатывается в полном объёме, невзирая ни на какие переговоры. Это хорошо видно и по потерям за июнь. Убитыми, ранеными и травмированными ВСУ потеряли почти 85 человек. Правда, соотношение погибшим к раненым всё же неплохое — «трёхсотых» около 75. Непосредственно на ЛБС погибло 7 бойцов, были смерти на госпитальном этапе и вне красной зоны, всего 11 бойцов. Большой процент спасённых — это налаженная работа тыла и медицины. Свою лепту внесла активно работающая санитарная авиация, и сотни переданных амбулансов, включая 60 от союзников, и опыт санитаров и санинструкторов в ротах. Ну и, конечно, поставленная на поток система по стабилизации в секторах и дальнейшему вывозу в Днепр или Киев.

"

Хотя даже по пострадавшим видно, что крупный калибр применяется в полном объёме, а большинство поражённых — минно-взрывные травмы (много ампутаций, проникающих ранений, отрывов, есть обожжённые). Так что утраты для ВСУ не конечные — часть их будет списана со службы, кто-то может скончаться в госпитале. Это война, здесь по-другому не бывает — на стационарных позициях за месяцы пристрелянных и просматриваемых с БПЛА картина именно такая. У «корпусов» по меньшей мере 26 погибших и те же десятки раненых, так как авиации у них нет, а плечо до нормальных госпиталей дальше, то такие потери, естественно, традиционно тяжелее для «республик».

Это тоже нормальная ситуация — их инструктора далеко не канадцы и американские десантники, военный вуз в Донецке, открытый с помпой, так и не выпустив никого, закрылся, а российскими спецами линию в сотни километров невозможно перекрыть. В Чечне, где протяжённость с запада на восток — 110 км, федеральные войска накопили группировку на пике в 110 тысяч человек с работающей авиацией. И то были прорывы лёгкой пехоты чеченцев, залёты колонн и проблемы с изоляцией поля боя. Так что линию на востоке Украины продолжат тащить 15-тысячники, битое железо взамен привезут из России, снайпера-профи с обеих сторон снова заедут на деплоймент, а «республики» будут нести более тяжёлые потери, чем ВСУ, как и на протяжении многих месяцев. Просто потому, что в среднем их уровень ниже, чем у механизированных бригад ВСУ, несмотря на все слёзы про «заробитчан» с нашей стороны.

"

57-я ушла на ротацию. Идут активные учения в красной зоне и в бригадных лагерях перед заездом «на забор» — танкисты, артиллерия, ПВО. В Черкасском продолжается строительство полигона для ОК «Восток» с казармами, столовой, медпунктом и штабом, идут работы в финальной стадии в 235-м центре на Широком Лане. Строительные подразделения США (11-й строительный батальон) заканчивают постройку оперативного центра в Очакове. Сданы ремонтная мастерская для «москитов», ангары, завершается здание штаба, будет построен пирс и отремонтирован существующий, для того чтобы принимать суда союзников из Альянса с глубокой осадкой. В рамках учений Хмельницкий инженерный и американский 133-й инженерный батальон отработали марш в заданный район и восстановление ВПП после удара по бетонке вероятного противника — были сняты плиты и в считанные часы залита новая полоса.

"

Повышенное внимание протяжённому побережью, обороне с моря и поддержке КМП ВСУ, восстановлению аэродромов после ударов высокоточным оружием на юге, в том же Николаеве — стоит запомнить точки приложения усилий партнёров. В ВСУ активно отгружается техника — больше сотни бортовых автомобилей, в основном «Богдан 6317» (китайский двигатель и машкомплект МАЗ), санитарные авто, техника РТР и РЛС, модернизированные танки. Война продолжается, потери на ней неизбежны, нужно заниматься резервом и территориальной обороной настоящим образом, на работающее прекращение огня надежды в обозримом будущем нет — единственные выводы из происходящего на фронте. Война продолжается. Мы победим в ней, рано или поздно.

Кирилл Данильченко Ака Ронин

Поделиться:
Загрузка...