США приближаются к возможности одним ударом лишить Россию ядерного арсенала

12

Кремль в процессе конфиденциального торга с США рассуждает о свободе своих действий на постсоветском пространстве, тогда как Вашингтон согласен лишь на замораживания процесса принятия Украины и Грузии в НАТО.


 
Меня всегда озадачивало, что всевозможные юристы, филологи, политологи и прочие дилетанты почему-то очень любят порассуждать на узкоспециальные военные темы, в которых они вообще ничего не понимают. Существует такой человек — Израиль Соломонович Шмерлер, он же публицист Исраэль Шамир. В юности Изя, проживавший в Новосибирске, ненавидел Советский Союз. В 1969 году он репатриировался в Израиль. Но вскоре теперь уже новоиспеченный Исраэль Шамир возненавидел и свою новую родину, куда так стремился. А заодно возненавидел США, зато со временем полюбил Иран и организацию ХАМАС.
На днях на сайте Антона Баумгартена Исраэль Шамир подверг критике генерала Владимира Зиновьевича Дворкина, бывшего начальника головного института РВСН — ЦНИИ-4 МО СССР (подчеркнем: не РФ, а именно СССР!) за наличие у последнего родственников в Израиле, а также за его доклад на конференции в Герцлии и за выступление на радио «Свобода»:
 
— Дворкин утверждал на докладе в Герцлии, что Тегеран всех обманул, и уже к 2003 году вполне мог закончить техническую разработку ядерного оружия.
Перейдя к чистой фантастике, он сказал, что Иран мог купить на «черном» (Рижском?) рынке 15-16 кг оружейного плутония для производства ядерного боезаряда, и использовать ракеты типа «Шахаб -3» для доставки ядерного боеголовки.
— Генерал сказал, что вводить блокаду Ирана уже поздно.
— Дворкин утверждал, что между США и Россией, якобы, достигнуто взаимопонимание, что развертывание элементов американской ПРО в Европе направлено исключительно против Ирана. Взамен Россия получает свободу действий на постсоветском пространстве и весомую роль в процессе БВУ (участие в разработке всех стратегических документов по вопросам урегулирования на Ближнем Востоке).
— Дворкин полностью стал на американскую позицию по вопросу о размещении ПРО в Польше и Чехии: «Я вам, как эксперт, совершенно ответственно заявляю, что никакой угрозы этот район ПРО в Восточной Европе не несет для потенциала ядерного сдерживания российских ракет».
— Сейчас США призывают Россию разоружиться до уровня тысячи боеголовок, и Дворкин считает, что до уровня двух тысяч Россия дойдет уже через два года.
 
В противоположность Дворкину, положительным персонажем в восприятии Исраэля Шамира выступает ведущий пропагандист ОРТ Максим Шевченко: «Тот, кто сегодня предлагает России разоружиться до тысячи боеголовок, так называемый паритет, путь к миру — это скрытый враг, скрытый агент западного влияния и крыса, которая в итоге приведет к уничтожению нашей страны, к распаду ее территории и к уничтожению ее государственности».
Любовь к Ирану и ХАМАСу и ненависть к США и Израилю — это личная политическая позиция Исраэля Шамира, на которую он имеет полное право. Рассуждать о ракетно-ядерном оружии и других подобных узкоспециальных темах Исраэль Шамир также имеет полное право, как и Максим Шевченко. Беда в том, что оба они в заявленной узкоспециальной теме понимают на местечковом уровне обитателей вышеупомянутого Шамиром Рижского рынка. То есть вообще ничего не понимают. В отличие от них, Владимир Дворкин, израильские родственники и политические взгляды которого мне, честно говоря, не известны, но которого я знаю лично еще со времен СССР, по данной узкоспециальной теме знает практически все. Без преувеличения могу утверждать, что он в данной теме — один из самых профессиональных специалистов не только в России, но и в мире. Когда Владимир Дворкин дипломатично говорит, что Иран мог купить 16 кг плутония на международном «черном рынке», это значит, что Иран совершенно точно это сделал. Когда Владимир Дворкин говорит, что блокада Ирана ничего не даст, что уже поздно, так оно и есть.
Причину этого по сути верно разъяснил на сайте Еж.ру вращающийся в очень информированных американских кругах, известный аналитик Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда Наследия по вопросам России, Евразии и Международной Энергетической Безопасности: «Очень высокопоставленные лица в Москве в свое время убеждали меня в том, что Иран «никогда» не сможет создать МБР, и не меня одного. Много они знают! Дизайн боеголовок продается в Пхеньяне, в Исламабаде, а, возможно, и в Киеве или Пекине. Или недалеко от них. По сходной цене. Из рук в руки».
Но вернемся к генералу Дворкину. Он говорит, что 3-й позиционный район ПРО США с точки зрения географии и геометрии идеален для перехвата боеголовок иранских МБР, запускаемых в сторону США, на среднем участке полета, но, исходя из тех же географии и геометрии, не представляет никакой, даже теоретической угрозы для российских ракет, запускаемых в том же направлении, он также прав на все 100%.
Говоря о «перезагрузке» в отношениях Обама-Медведев, Дворкин опять-таки прав, с той лишь поправкой, что это Кремль в процессе конфиденциального торга рассуждает о свободе своих действий на постсоветском пространстве, тогда как Вашингтон согласен лишь на замораживания процесса принятия Украины и Грузии в НАТО. Наконец, через 2-3 года в составе СЯС РФ в силу продолжающейся деградации без всяких договоров с Обамой, естественным путем действительно останется порядка двух тысяч боеголовок, а через 7-10 лет — не более 1000. И виноват в этом кто угодно, но только не Дворкин.
Помимо генерала Дворкина существует журналист Павел Фельгенгауэр. За его подписью регулярно выходят статьи в «Новой газете». Во многих случаях Фельгенгауэр (или те, кто его консультируют) весьма профессионально анализируют вопросы, посвященные военной тематике. И это при том, что в отличие от Шамира и Шевченко, Фельгенгауэр очень не любит Иран и ХАМАС, а любит Израиль и США. Несмотря на этот возмутительный недостаток, он близко к реальности описывает перспективы СЯС РФ.
Павел Фельгенгауэр: Обама предложил новое радикальное сокращение ядерных вооружений — до 1000 боеголовок у каждой стороны. 5 декабря нынешнего года прекращает действие договор СНВ, подписанный в 1991-м году, по которому стратегические ядерные силы каждой из сторон были сокращены с 10 тысяч боеголовок до 6. В мае 2002-го Россия и США подписали договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП) до 1,7-2,2 тыс. боеголовок у каждой стороны, но без механизмов контроля договора СНВ это лишь пустая декларация о намерениях. В Москве и в Вашингтоне заявляют, что хотят составить новый договор, но успеть до декабря практически невозможно. …


Наши стараются создать и массово развернуть новые стратегические ракеты «Тополь-М» и «Булава» взамен старых, постепенно приходящих в негодность советских. Формально по методике подсчета договора СНВ, у нас сегодня более 4000 боеголовок, а фактически уже меньше 3000. К 2020 году из советского ядерного наследства останутся 6 подводных ракетоносцев 667БДРМ (Delta IV) и несколько шахтных ракет УР-100НУТТХ (SS-19). После 2025-го и они пойдут в утиль. Наладить устойчивое серийное производство новых ракет «Тополь-М» и «Булава» пока не удается. Создать принципиально новый стратегический бомбардировщик, по-видимому, совсем не получится. Без всякого нового договора с Америкой у нас скоро будет меньше 1000 боевых блоков, так что есть прямой смысл заключать соглашение, чтобы их тоже как-то ограничить.
После окончания холодной войны американцы намеренно отказались от развертывания нового ядерного оружия, полностью сохранив возможность устойчивого поддержания существующих систем еще лет 30. В последние годы Пентагон сократил число развернутых боеголовок ниже уровня договора СНВ до 3000 — по сути, добровольно поддерживая паритет с Россией.
В нашем Генштабе, чтобы напугать собственное политическое руководство, придумали, что десять противоракет ПРО, которые планируют развернуть в Польше, — это тайное ядерное оружие для первого вероломного удара по Кремлю и Дому правительства в Москве. По правде, американцы уже создали малозаметные крылатые ракеты нового поколения — идеальное оружие первого удара, пуск которого наша система предупреждения о ракетном нападении не могла бы отследить. Американцы могли бы легко развернуть тысячи подобных ракет воздушного и морского базирования и тем окончательно похоронить ядерный паритет, но не стали пока провоцировать наших.
Российские военные однозначно отказались продлевать действие СНВ на время будущих переговоров, поскольку по условиям договора наша единственная в производстве сухопутная межконтинентальная ракета «Тополь-М» записана как моноблок. Наши генералы с нетерпением ждут декабря, чтобы развернуть несколько ракет РС-24 («Тополь-М» с дополнительными боеголовками РГЧ ИН), чтобы как-то поддержать видимость паритета.
 
PS.Из интервью Антона Сурикова ФОРУМу.мск: Через 7-10 лет мы вступим в однополярный ядерный мир, в котором США приобретут техническую возможность нанести ракетно-ядерный по любой стране, не опасаясь удара возмездия:

— Вопрос о третьем позиционном районе ПРО США в Чехии и Польше подвешен, но не снят. И не будет снят в свете успехов Ирана в сфере создания баллистических ракет большой дальности, что продемонстрировал запуск иранского спутника. Это только Сергей Борисович Иванов с его блестящим филологическим образованием считает, что Иран сможет создать МБР не раньше, чем через двадцать лет. А сам Иран думает иначе: как это было только что продемонстрировано всему миру, МБР у Ирана практически уже имеется, а ядерная бомба, видимо, появится не позднее следующего года. Так что вопрос о ПРО в Восточной Европе с повестки дня не снят. 

— Вы все-таки связываете этот вопрос с развитием ракетно-ядерных вооружений Ирана?
 
— Вопреки экзотическим представлениям филологов и конспирологов, Чехия и Польша — это оптимальное с точки зрения географии и геометрии местоположение средств ПРО, предназначенных для перехвата боеголовок баллистических ракет, запускаемых из Ирана в сторону США, на среднем участке траектории полета. Но не только это. Развертывание ПРО будет означать стратегическое военное присутствие американцев в Восточной Европе, что, прежде всего, в пику немцам. С другой стороны, третий позиционный район не сможет реально угрожать российским баллистическим ракетам и их боеголовкам в случае пусков в сторону США из Саратовской, Калужской и Ивановской областей и с Северного флота. В отличие от первого и второго позиционных районов на Аляске и в Калифорнии, которые уже сейчас являются существенной угрозой для ответных ударов как стратегических ядерных сил Тихоокеанского флота России, так и ракетно-ядерных сил Китая. Хотя формально оба эти позиционных района направлены против КНДР и о них почти ничего у нас не говорят. Также как почти не говорят, что американцы в ноябре поставили на «Боинг-747» непрерывный химический лазер, и испытали его. А это принципиально новое оружие предназначено для уничтожения российских баллистических ракет, стартующих с атомных подводных лодок.
 
— Вы хотите сказать, что руководство страны реагирует на вымышленные военные угрозы и при этом игнорирует реальные?
 
— Именно так. Руководство страны игнорирует многолетнюю устойчивую тенденцию, связанную с деградацией ракетно-ядерного потенциала. В итоге к 2015 году США приобретут способность нанести первый ядерный удар, не опасаясь ответных действий. Хочу повторить предупреждение, которое было сделано три года назад в журнале Foreign Affairs, о том, что США впервые за 50 лет приближаются к возможности одним ударом лишить Россию ядерного арсенала. Неуклонно сокращается количество шахтных ракет с РГЧ, которые могли бы обеспечит залповый запуск большого числа реальных и ложных целей. К 2015-20-му годам СЯС РФ остается без них. Взамен составлена программа развертывания 6-9 «Тополей-М» в мобильном варианте, и обещано, что «Булава» должна быть. В целом, динамика такова, что к 2015 году СЯС будут в лучшем случае иметь полторы сотни наземных межконтинентальных баллистических ракет. Есть большие сомнения в «Булаве». Вроде бы имеется новая «Синева», но под нее нет соответствующих подводных лодок. А возможности американской ПРО к 2015-20-му годам будут связаны с парированием примерно 300 боевых блоков. Другими словами, через 7-10 лет мы вступим в однополярный ядерный мир, в котором США приобретут техническую возможность нанести ракетно-ядерный по любой стране, включая Россию и Китай, не опасаясь удара возмездия.
 
— Хорошо, хотя ничего хорошего нет. А как вы относитесь к сотрудничеству России и США в сфере нераспространения оружия массового уничтожения и ракетных технологий?
 
— Как к бесперспективному — слишком поздно. В течение ближайших нескольких лет к ныне существующим ядерным державам — России, США, Китаю, Франции, Великобритании, Израилю, Индии и Пакистану — добавятся Иран и КНДР — это уже неотвратимо, и следом за ним — Саудовская Аравия и еще пара стран Ближнего Востока, а также ряд других стран.

Антон Суриков

 

Поделиться:
Загрузка...