Николай Злобин: В будущем мы станем свидетелями перекройки существующих границ

12

Директор российских и азиатских программ Института мировой безопасности (США) Николай Злобин

— Приведет ли развивающийся финансвоый кризис в России к смене правительства и коренным изменениям во властной элите России?  

— Я не вижу смысла в смене правительства. Ведь смена российского премьера или президента, обмен Путина на Медведева или еще на кого-то,  не является самоцелью. Я пока не вижу, как это может помочь России выйти из кризиса, так как не вижу другой политической группы вне правительства, которая могла бы лучше справиться с кризисом в России. Конечно, нынешнее правительство РФ действует не лучшим образом, и этот кризис уже показал, что нельзя бесконечно выдавать высокие цены на энергоносители за гениальные экономические успехи властей страны. Но с другой стороны я не вижу никого, кто мог бы предложить альтернативный план по выходу из кризиса. Как оппозиция, так и общественные организации, отдельные эксперты не смогли предложить ничего внятного, кроме критики правительства по отдельным направлениям.

Другое дело, если правительство вообще не будет справляться с кризисом, тогда и может встать вопрос о его смене исходя из уровня доверия народа к правительству, рейтинга Путина, появления альтернативной политической силы и т.д.

Если кризис в России будет проходить приблизительно в тех же рамках, что и сейчас, то к большим изменениям, за исключением чисто косметических в политической элите РФ, он не приведет.

В противном случае придется идти на серьезные изменения, принимая во внимание тот факт, что Россия не модернизировала свою экономику за годы изобилия, не провела многие рыночные реформы, до сих российская экономика относится к экономикам переходного периода.

Управление экономикой также носит недоделанный характер. Политические институты, руководящие Россией, в лице Госдумы, Совета Федерации, политических партий и общественных организаций не играют должной роли. В этих условиях необходимо заключение нового общественного договора, принятие новых правил игры между обществом и властью. Это все способно появится только в случае углубления и ужесточения кризиса в России, когда власть будет терять рычаги контроля над ситуацией в стране, и чем глубже будет кризис, тем больше будет изменений.

Кризис будет настоящей проверкой для России, которая отбросит все нереальное в пользу развития страны.

Как мне кажется, нынешние власти РФ и общественность страны по разному оценивают глубину и опасность кризиса. Власти РФ пытаются выйти из кризиса малой кровью, путем сохранения всех своих институтов и существующих процедур управления бизнесом. Только к лету нынешнего года станет яснее насчет будущего РФ.

— Нынешний кризис, поразивший мировую экономику многими, экспертами сравнивается с «Великой депрессией» 30-х годов прошлого века, окончательно преодолеть которую мировая экономика смогла только после Второй мировой войны. Следует ли миру сейчас ждать новой большой войны или серии малых региональных конфликтов?

— Я надеюсь, что к большим войнам данный кризис, являющийся первым кризисом глобальной экономики и ставший первым кризисом начала конца национальных экономик, не приведет.

Поэтому мне не понятно, за что же воевать? Если планировать уничтожить американскую экономику, то мы уничтожаем основу современной экономики, поддерживая же американскую экономику, мы поддерживаем сами себя. То же касается японской экономики, европейской или германской экономики – самой большой в Европе.

Дело в том, что сегодня экономика не носит такого национального характера, что переводить это все в политическую и тем более в военную сферу.

Конечно, война всегда возможна, но я не вижу, кому это может быть выгодно.

«Великая депрессия» и Вторая мировая война были последствиями результатов Первой мировой войны. Сейчас же мы живем не в поствоенном мире, мы живем в совершенно новом глобализирующемся мире, где существует глобальная финансовая, глобальная информационная системы. В этих условиях экономика любой отдельно взятой страны зависит от доллара, от обвалов фондовых рынков в других странах и т.д. Таким образом, безопасность России зависит от многих факторов, но только не от министра обороны РФ. Поэтому в ситуации ликвидации национальных информационных систем, национальных валют, большая война приведет к войне всех против всех, и мало никому не покажется.

— Как будут складываться отношения между Россией и США при новом президенте Обаме?

— Нет никаких шансов на улучшение или ухудшение отношений между США и РФ. Они будут оставаться в виде негативной энерции.

Главная проблема отношений США и России заключается в их ассиметрии. Россия не является влиятельным фактором во внешней политике США, в то время как США очень важны во внешней политике России. Это естественным образом не нравится Кремлю. Но факт остается фактом: торговый оборот между США и Россией менее 1% общего торгового оборота США. Потому Россия не интересна США. В то время как Россия очень зависима от США, что показал недавний кризис, начавшийся в США и приведший к полному обрушению экономики России.

В США Россию не рассматривают в качестве врага, но и не в качестве союзника, с которым необходимо улучшать отношения. Дело в том, что в политической элите США сформировался негативный имидж РФ и ее лидеров по той простой причине, что каждое новое выступление российских лидеров отрицает предыдущее. Поэтому, несмотря на всю критику прежнего президента США Буша в российских СМИ, я не думаю, что в Белом Доме когда-нибудь будет подобный пророссийски настроенный президент. В реальности политику Буша по отношению к России можно охарактеризовать как дружеское игнорирование. Но при этом он мог позволить себе неформальные встречи на ранчо, рыбалки и т.д. Обама родом из холодного Чикаго, а не из жаркого Техаса. Поэтому при Обаме российско-американские отношения будут холодными и рациональными.

Обама не пойдет против политической элиты США ради коренных изменений отношений с Россией. В США нет сторонников изменения отношений с Россией в лучшую сторону. Причина в том, что у России нет своего лобби в США. А лобби, в свою очередь не сформировалось также по вине самой России, в которой всех русских за пределами Родины воспринимают в качестве предателей. То есть, они становятся не нужны России. А раз так, то и сами русские за пределами России в большинстве своем не любят Россию и не пытаются проталкивать ее интересы.

С другой стороны, практически нет спроса на улучшение отношений с США и в самой России. В Вашингтоне это видят и потому не торопятся.

Есть единственная сфера, в которой американцы будут сотрудничать с Россией – это вопрос нераспространения ядерного оружия. В условиях того, что сейчас весь мир идет к ядерному миру, когда в 2020 году количество стран-членов «ядерного клуба» достигнет 20, когда ядерное оружие очень дешево и создать «грязную» бомбу совсем не сложно, американцы понимают, что укрыться от этой угрозы невозможно и желают вместе с Россией сократить запасы ядерных боеголовок до тысячи.    

В отношении прогнозов Панарина по скорому развалу США, я считаю, что эти прогнозы не сбудутся по причине того, что США представляет собой фактически региональный союз государств, своеобразную конфедерацию, где губернатор любого штата имеет в своем штате больше власти, чем президент США.

В этом отношении Россия должна использовать опыт США, так как она нуждается в децентрализации из-за своих огромных размеров. Ну невозможно управлять такой огромной страной с пределов Бульварного кольца Москвы.

— Каким Вы видите развитие на Ближнем и Среднем Востоке при новой администрации США?

— Думаю, что в ближайший год новая администрация США будет анализировать и пытаться как-то подправить внешнеполитический курс США. В этой связи можно говорить и об ожидающемся изменении политики США в отношении некоторых стран.

В частности администрация Обамы будет стремиться уйти от чисто военного доминирования и вернуться к США 50-60-х годов, когда США были мировым лидером. При этом США будут вести за собой весь мир не эффективностью своей военной машины, а эффективностью модели госустройства.

Говоря конкретнее, стоит вспомнить, что еще Дж. Буш хотел стать отцом Палестинского государства и не успел. Теперь Обама попытается претворить в жизнь его мечту.

Что касается Ирана, то совершенно очевидно, что тут Обама пойдет на прямой контакт с Тегераном, и это будет большим изменением по сравнению с политикой Буша.

Также Обама выполнит свое предвыборное обещание и выведет американские войска из Ирака. Вопрос только в сроках вывода и в том, как это сделать наилучшим образом. Часть американских военных останется в Ираке ввиде военных баз.

В Афганистане ситуация намного хуже, так как при выводе оттуда американских и прочих войск западных стран ситуация в этой стране резко обострится, и там к власти вновь придет движение «Талибан». Но США не под силу одной тянуть военную операцию в Афганистане, и потому американцы будут стараться привлечь к участию в данной операции как можно больше других стран и международных организаций, дабы переложить часть ответственности на других.

В отношении американо-пакистанских отношений могу сказать одно – до войны дело не дойдет, так как обострение двусторонних отношений не выгодно обеим странам. Тем более, в виду не урегулированного конфликта Пакистана с Индией. Несмотря на посреднические усилия США, положение между Индией и Пакистаном  очень тяжелое, и в любой момент может начаться конфликт.

И вообще власти США все больше будут замыкаться на внутренних проблемах этой страны, бороться с последствиями кризиса. А принимая во внимание тот факт, что внешняя политика очень дорогостоящая, то по причине кризиса произойдет уменьшение расходов, и внешнеполитическая актвиность не только США, но и многих других больших стран снизится.

В этих условиях, когда большие страны будут заняты внутренними проблемами, малые страны получат больше возможностей для маневра и политических игр, решения собственных внешнеполитических проблем.

К примеру, Иран смог стать на долгие годы головной болью всего мира, а еще меньшая Южная Осетия смогла поссорить Россию и Евросоюз.

— Можно ли объяснить выход Узбекистана из ЕврАзЭС и возможное возвращение американской военной базы в эту страну, а также ухудшение отношений между Россией и Таджикистаном успехом политики США, направленной на укрепление своих позиций в Центральной Азии?

— США не думают полностью вышибить Россию с Центральной Азии, а лишь лишить ее монопольного влияния на постсоветские страны, дать этим странам выбор геополитических союзников, которые не обязательно должны быть ближайшими соседями, но и далеко находящимися друзьями. То есть, это не обязательно должны быть Россия и США. Это могут быть Китай и ЕС и т.д.

Принципиальная позиция Вашингтона направлена на существование в Центральной Азии стран, способных самостоятельно решать вопросы собственной внешней и внутренней политики, дружить и заключать союзы с кем угодно. Но для этого им необходимо создать соответствующие условия.

Надо сказать, что Россия сама проводит не очень удачную политику в отношении стран данного региона, зачастую принимая спонтанные, дерганые решения, неожиданные экспромты. То есть нет политики, не понятно чего Россия хочет от этих стран: то она пытается монополизировать энергопоставки из этих стран на мировые рынки, то перекрывает нефтепроводы, то ссорит данные страны.

— А есть ли у России выверенная политика в отношении стран Южного Кавказа?

— Выверенной политики в отношении стран Южного Кавказа сейчас нет ни у одной страны мира, так как сама мировая политика переживает переходный период. Надо отметить, что Россия теряет свои позиции в Грузии и Азербайджане. Россия просто перестает быть надежным партнером для стран Южного Кавказа. Естественно, что в этих условиях они начинают искать альтернативы. Кто-то тянется к США, как Грузия, кто-то к России, как Армения.

К примеру, Грузия стала антироссийской задолго дор того, как ею заинтересовались США, то есть еще до прихода к власти в Грузии Саакашвили. Вину я тут вижу только в действиях руководства России, которое последовательно в течении десяти лет отталкивало Грузию и США только воспользовались сложившейся ситуацией. Это РФ проиграла Грузию, а не США ее выиграла. Россия запросто могла бы купить Грузию, как сейяас нашла таки 4 миллиарда долларов на Киргизию.

Сложность формирования кавказской политики, на мой взгляд, заключается еще и в отсутствии Кавказского региона, так как не существует набора регионообразующих признаков. Кавказ просто представляет собой набор стран с разными интересами и геополитическими устремлениями, плохо относящихся друг к другу, не способных создать общую экономику, общую систему безопасности, коммуникаций, общие границы и т.д. поэтому Кавказской политики не может быть по определению ни у одной из стран, заявляющей о своих интересах на Кавказе. В результате, то одна, то другая страна становятся жертвами национальных интересов одного их крупных мировых игроков.

— Насколько в этих условиях осуществима реализация турецкой инициативы по Пакту стабильности на Кавказе?

— Идея не плохая, и ее многие поддержали. Я считаю, что сейчас надо поддерживать все, что способствует стабильности в мире, несмотря отдельные политические пристрастия. Нельзя все же современную политику государств строить на истории. Я имею в виду и нынешнее наметившееся сближение Турции и Армении, урегулирование Карабахского конфликта.

Тот же Карабахский конфликт не является войной нынешних азербайджанских и армянских политиков, это не их головная боль. Это не война России, США, Евросоюза. В итоге, это нечто, оставшееся в истории региона, что мешает его современному нормальному развитию.

Но как решить Карабахскую проблему, я не знаю. Все удачные примеры урегулированных конфликтов носили в своей основе социально-гуманитарный характер. То есть, если людям хорошо, то они мало обращают внимания на флаг, который стоит в центре той или иной территории.

В принципе, с экономической точки зрения Азербайджан имеет сейчас больше шансов создать приемлемую модель развития для проживающих в Карабахе людей, чем Армения, переживающая очень тяжелые времена. Если Азербайджан предложит данную модель конфликтному региону, то людей мало будет интересовать флаг, развевающийся там.

Аналогичное произошло в Абхазии. Абхазы не очень любят Россию, но Москва смогла больше предложить абхазам, чем Тбилиси, который не вложил ни одного лари в развитие Абхазии, не построил там ни одной школы или больницы. При этом грузины требуют от абхазов любить Грузию и грузинский флаг в Абхазии.

Я сторонник экономических методов урегулирования конфликтов. А если тебе жалко тратить на это дело средства, как например в Карабах, то тогда не требуй, чтобы тебя там любили.  

— Возможно ли размораживание Карабахского конфликта со стороны России с целью помешать реализации проекта НАБУККО?

— Я не думаю, что Россия пойдет на сознательное размораживание Карабахского конфликта, и как следствие подрыв всего Кавказа, который она только недавно с трудом успокоила в условиях тяжелого финансового кризиса и нехватки средств. Если это и произойдет, то будет не просто ошибочной, но и подлой политикой.

Я думаю, что руководство Азербайджана и Армении прекрасно понимают все это, и не пойдут на провокации.

Мне кажется, что стратегическая стабильность на Кавказе намного выгоднее, чем какие-то тактические политические или экономические выгоды.

На мой взгляд Карабахский конфликт надо размораживать, но только экономическими средствами: создавать общие банковские, торговые структуры и т.д.

На самом деле трудность урегулирования Карабахского конфликта как раз заключается в том, что Кавказ не является регионом. Здесь все страны не доверяют друг другу, подозревают друг друга в обмане и т.д.

В отличие от Европы, которая является регионом, и потому в принципе смогла решить проблему Косово.

— Как Вы оцениваете перспективы развития ГУАМ?

— Пока я никаких перспектив у него не вижу, так как я не вижу запроса на этот блок, на решение им каких-то проблем. Я пока не вижу тех проблем, которые мог бы решать ГУАМ.

Необходим политический и экономический запрос на создание тех или иных организаций. Сразу видно, что причина создания ГУАМ заключалась в некой поддержке этих государств друг другу. Поэтому даже власти стран-членов ГУАМ не совсем понимают что им надо делать. Это касается не только ГУАМ, но и ШОС, ЕврАзЭС, ОДКБ, НАТО.

Дело в том, что эти организации создавались не под решение каких-то отдельных задач или же в ожидании решения каких-то проблем, которые так и не появились. То есть, их существование сейчас не совсем понятно. Телега была поставлена впереди лошади.

Именно сейчас миру необходимо объединяться, создавать новые организации по выходу из мирового кризиса. Но этого не происходит. На мой взгляд политики во всем мире сейчас живут 18-19 веком, и им кажется, что чем больше договоров они заключат, чем в большее количество союзов и блоков они войдут, тем выше будет безопасность данной страны.

Это хорошо видно на примере России. Ни одна страна мира, кроме Никарагуа, не поддержала Россию в ее августовском конфликте с Грузией. Даже ближайшие союзники России по СНГ не поддержали ее. Таким образом, Россия в будущем может превратиться в персонажа анекдота о Неуловимом Джо, который неуловим, потому что его никто и не ловит, он никому не нужен.

Я вообще считаю не очень нормальным создавать организацию из составных частей бывшей империи. Кроме этого, я не вижу причин для дальнейшего существования СНГ, которая по словам Путина стала мирным разводом бывшим советских республик. Но процесс развода что-то затянулся, и тут видно действие неких сил, препятствующих этому. Хотя я считаю, что СНГ уже давно пора распустить и создать на его месте новую организацию. СНГ проходит период трансформации в новую организацию, и потому подобные действия России и Грузии шокируют всех. Конфликты на территории СНГ не нужны никому, и поведение членов СНГ я могу объяснить только желанием уберечься от этих конфликтов.

Подобные конфликты очень опасны в условиях, когда и так всех трясет. Ведь это происходит в Евразии, которая и так является самым нестабильным регионом мира. Считаю, что в будущем мы станем свидетелями конфликтов на территории Евразии, перекройки существующих границ.  

Вопросы задавал Роман Темников

Поделиться:
Загрузка...