Ющенко стал «убыточным»

19

 Украина на сегодняшний день — одна из наиболее пострадавших от экономического кризиса стран, что отразилось, в частности, и на крупных бизнесменах Украины. Изменилось ли соотношение сил между ними, и кто кого теперь поддерживает в украинской политике? Чего ждут олигархи для окончательного выбора «своего» кандидата на президентских выборах? Об этом рассказывает эксперт Киевского центра политических исследований и конфликтологии Антон Финько.

 

— Есть ли сейчас в украинской политике четкое разделение бизнес-групп по поддерживаемым ими политическим силам?

— Картина очень непростая. Совершенно четкого разделения не существует, и соотношение сил непрестанно меняется. Различные группы бизнеса имеют различные экономические и политические интересы, которые могут тесно переплетаться и во власти, и в оппозиции.

Игорь Коломойский, совладелец группы «Приват» долгое время поддерживал президента Виктора Ющенко, а теперь считается, что, дескать, он дистанцировался от него, и ориентированные на него депутаты из фракции «Наша Украина» в последнее время стали по некоторым вопросам голосовать так, как это отвечает интересам премьера Юлии Тимошенко.

В СМИ высказывается предположение, согласно которому позиции «Привата» могут усилиться в рамках НАК «Нафтогаз Украины», при этом влиятельный телеканал «1+1», близкий к интересам «Привата», может проявить повышенную благосклонность к деятельности правительства.

Тимошенко недавно также предложила, чтобы полномочия правления Национального банка Украины были переданы Совету НБУ, руководимому Петром Порошенко (он возглавляет группу «Укрпроминвест» — автомобилестроение, пищевая промышленность, производство аккумуляторных батарей, судостроение). Естественно предположить, что это было бы невозможным без примирения с Порошенко, с которым ее разделяла длительная вражда.

В состав парламентской фракции Блока Юлии Тимошенко входят бизнесмены из сфер автомобилестроения, аграрного сектора, банкового дела, металлургии, электроэнергетики, страхования, строительства, телекоммуникаций. В правительстве также представлены интересы металлургического «Индустриального союза Донбасса» (ИСД; совладельцы – Виталий Гайдук и Сергей Тарута). Гайдук является главой группы советников Тимошенко и возможным вице-премьером.

Особенность ситуации на Украине состоит в том, что власть в ней раздвоена на два конкурирующих центра — премьерский и президентский. Это приводит к тому, что связанные с оппозицией бизнес-группы формируют альянсы с той или иной группировкой во власти. На все это накладывается общее нежелание крупного капитала оказываться в оппозиции — всегда лучше быть связанным с каким-либо из центров власти, даже если она расколота. Таким образом, по-прежнему не существует четкого раздела между властью и оппозицией.

Так, например, считается, что влиятельная в Партии Регионов и посредническая на газовом рынке группа RosUkrEnergo тесно сотрудничает с президентской командой. По мнению оппонентов этой группы, RosUkrEnergo связана с Петром Ющенко — старшим братом Виктора Андреевича. Однако одновременно в Партии Регионов представлены и бизнес-группы, нацеленные на партнерство с Юлией Тимошенко, и конкурирующие в партии со сторонниками RosUkrEnergo (например, машиностроительная группа «Укрподшипник» братьев Клюевых).

Кстати, надо отметить, что в 2004 году «оранжевый» проект Виктора Ющенко изначально поддерживался некоторой частью тех самых крупных национальных финансово-промышленных групп («олигархическим бизнесом»), борьба с которым и была одним из главных его мобилизационных лозунгов. Примечательно с этой точки зрения заявление главы ИСД Сергея Таруты о том, что на выборах 2004 года он был на стороне Ющенко.

— Напоминает ситуацию с Саввой Морозовым, который поддерживал большевиков…

— Незнаком детально с биографией Морозова, но полагаю, что делал он это в значительной степени из идеалистических соображений. Надо при этом признать, что многие современные ему представители российской прогрессивной буржуазии жаловали средства на революционную борьбу с ненавистным им самодержавием. Современные же «саввы морозовы», скорее, ведут борьбу за влияние на политическую власть или же в борьбе друг с другом стремятся использовать доступ к политической власти.

— Некоторые эксперты утверждают, что действия Тимошенко только вредят бизнесу: они бессистемны.

— Да, такое мнение тоже существует, и оно озвучивается рядом политиков от оппозиционной Партии Регионов, предъявляющих свои аргументы. В целом все же имеются значительные отличия Тимошенко-2008 от Тимошенко образца 2005 года.

В тогдашних условиях ее действия дали повод для выводов о противостоянии с национальным капиталом. Постоянно наращивался импорт, был взят курс на ускоренное вступление во Всемирную торговую организацию… Критически настроенные либеральные эксперты вменяли в вину правительству подрыв упрощенной системы налогообложения (что задело мелких предпринимателей, среди которых было немало поклонников «оранжевых» лидеров), увеличение фискального давления на малый и средний бизнес, усиление регуляторных ограничений.

Что касается крупного национального капитала, то он столкнулся в 2005 году с угрозой массовой реприватизации в качестве санкции за проведенное во времена президентства Леонида Кучмы масштабное перераспределение собственности в «ручном режиме». Такой подход диктовался политической целесообразностью: массовая «честная» (аукционная) реприватизация открывала дорогу сохранению «революционной легитимности», позволяла пополнить бюджет для выполнения взятых на себя социальных обязательств и приструнить или же вовсе избавиться от связанных с политическими конкурентами «олигархов». Проводишь массовый передел — значит, продолжаешь революцию и борешься за справедливость. О национализации же и формировании смешанной экономики при этом речь отнюдь не шла.

Естественно, что такого рода «транспарентный» передел, на самом деле, мог бы привести к переходу многих национальных активов к иностранным компаниям, как это случилось с «Криворожсталью», оказавшейся в руках Лакшми Миттала. Характерно, что известную активность в этой реприватизации проявили и некоторые российские ФПГ. Так, например, «Северсталь» и «Евраз» приценивались к перепродаже «Криворожстали». Российские политические эксперты выделяли в качестве двух наиболее близких к «оранжевому» повороту российских компаний как раз «Северсталь» и НРБ.

Правда, постепенно реприватизационная фразеология начала ослабевать, возникли разговоры об ограниченном списке из 29-ти подлежащих перераспределению предприятий (против чего выступила уже Тимошенко) или же стали появляться более рациональные предложения о необходимости доплаты. По всей видимости, сказалось то обстоятельство, что все-таки изначально «оранжевый» проект был связан с частью крупного капитала.

В нынешних условиях, в отличие от 2005 года, конечно, речь о реприватизации не идет. Правительство Тимошенко заинтересовано в поддержке бизнес-элит в преддверии президентских выборов. В свою очередь, крупный бизнес в условиях тяжелейшего кризиса нуждается в партнерских договоренностях с Кабинетом министров. Надо сказать, что в январе на Украине несколько улучшилась конъюнктура в металлургическом секторе.

Капитал, который раньше поддерживал Виктора Ющенко, ныне видит, что уровень его популярности ниже 3%… Соответственно, этот бизнес будет устанавливать с Тимошенко хорошие отношения. А дальше он посмотрит, каков будет уровень ее популярности перед президентскими выборами, случатся ли в условиях кризиса антиправительственные акции массового неповиновения и т.д.

Однако никто не будет сбрасывать со счетов и шансы Виктора Януковича. Возможно, перед выборами большой бизнес, если к этому времени экономическая ситуация позволит ему маневрировать, займется занятием, достойным любого серьезного негоцианта в момент судьбоносного выбора — «раскладыванием яиц в разные корзины».

— Можно ли сказать, что весь металлургический бизнес Востока Украины поддерживает Партию Регионов?

— Команда ИСД представлена, как отмечалось, в правительстве Тимошенко. Сталелитейный, горнорудный и коксохимический бизнес днепропетровского «Привата» — ГОК «Сухая балка», Днепропетровский завод им. Петровского и т.д. — сейчас перешел в руки российского «Евраза» Александра Абрамова (при этом «Приват» стал акционером «Евраза»). Лидер же «Привата» Игорь Коломойский, как было сказано выше, видимо, также будет сближаться с Юлией Тимошенко.

Ситуация же на Мариупольском ММК, возглавляемом Владимиром Бойко, столь непростая, что пока ему, видимо, не до участия в политических играх (в докризисный же период обсуждался вопрос о сближении ММК либо с Партией Регионов, либо с Компартией).

Наиболее крупный металлургический бизнес Украины — донецкая компания «Систем Кэпитал Менеджмент» (СКМ) Рината Ахметова — является одной из краеугольных основ Партии Регионов. Представителей СКМ в Партии Регионов традиционно считали группой влияния, настроенной на диалог с Виктором Ющенко, и к тому же наиболее влиятельной в сравнении с иными группами влияния.

Однако на состоявшемся в апреле прошлого года партийном съезде в расстановке сил в Партии Регионов произошли изменения. Усилились позиции вышеупомянутой посреднической группы RosUkrEnergo, что диверсифицировало ресурсы партии и расширило возможности для маневра у Виктора Януковича. При этом RosUkrEnergo в еще большей степени, чем СКМ, проявил заинтересованность в поддержании партнерства с президентской командой.

В этих условиях представители СКМ оказались заинтересованными в сдерживании фракции RosUkrEnergo, а стало быть, у них оказался общий тактический оппонент с группами в партии, которые резко оппонируют Виктору Ющенко и в большей степени ориентированы на диалог с Юлией Тимошенко.

Беседовал Олег Горбунов

Поделиться:
Загрузка...