Евразийская «миротворческая» орда: и друг Кремля казах, киргиз и ныне дикий таджик…

17

В украинском Генштабе внимательно изучили результаты сессии Совета Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), которая прошла в Москве на прошлой неделе.

Напомним вкратце о результатах сессии ОДКБ, состоявшейся в столице РФ 4 февраля. На этом собрании, участие в котором приняли президенты РФ, Беларуси, Армении, Казахстана, Узбекистана, Таджикистана и Киргизии, было принято решение о создании так называемых Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР). Причем, Секретариату ОДКБ было поручено в течение 3-х месяцев подготовить предложения относительно организационно-штатной структуры, численности КСОР, механизма их формирования, и самое интересное, ЕДИНОГО КОМАНДОВАНИЯ. Предполагается, по задумке создателей, иметь в развернутом состоянии 15-16 тысячный контингент КСОР.

Предварительно планируется включение в состав КСОР 10 тысяч российских военнослужащих (98-ая воздушно-десантная дивизия, 31-я отдельная десантно-штурмовая бригада, до 60-70 боевых самолетов и вертолетов, отдельных рот и батальонов ВВ МВД РФ и МЧС). Казахстан планирует выделить в КСОР 3-4 тысячи военнослужащих из состава 4-х десантно-штурмовых бригад своих аэромобильных войск. Остальные страны планируют ограничиться по одному сводному батальону (роте), общей численностью в 2 тысячи человек.

При создании КСОР его главные задачи были определены создателями весьма туманно и расплывчато и внешне напоминали некое подобие целей и задач «Тимура и его команды». Они были обозначены, как некое эфемерное «коллективное отражение вооруженной агрессии», а так же «проведение специальных операций по борьбе с международным терроризмом, экстремизмом и т.д.» ну и, разумеется, «проведение миротворческих операций».

Другими словами, под эгидой РФ создается некий «универсальный» корпус быстрого реагирования, способный как террористам «навешать», так и миротворческую операция забабахать. Такой себе «шапунь-кондиционер в одном флаконе». Но в мифический альтруизм и миротворчество кремлевских чекистов не верится, как говорил Жванецкий, «раз и навсегда». Ибо их понятия о «миротворчестве» очень сильно отличаются от общепринятых в мировом масштабе и обычно обозначают для соседних стран прямую аннексию территорий, на которой вознамерились «помиротворить» эти товарищи. Взять хотя бы декларацию о том, что «КСОР будут проводит миротворческие операции и за пределами стран-членов ОДКБ» уже наводит на размышления.

Было бы, конечно, весьма наивно считать, что эти военно-политические забавы наших братских, а местами просто «стратегически братских» соседей останутся без внимания военного руководства нашей страны. Как бы там ни было, дело происходит на наших восточных и северных границах, в непосредственной близости от основных экономических, политических и административных центров страны. И посему появления каких-либо «единых сил», да еще и под неким смутным «единым командованием» (читай российским) на наших границах не может не волновать людей, в силу своих служебных обязанностей, отвечающих за национальную безопасность Украины. В первую очередь это касается украинских военных. Ибо им первыми придется столкнуться с этими азиатскими «миротворцами», если что. И потому, кого уж вряд ли введут в «братский самообман» все эти благие пожелания создателей КСОР, так это именно их.

В Генеральном штабе Вооруженных Сил Украины весьма скрупулезно и внимательно ознакомились с этими «планами по коллективной безопасности» наших соседей и пришли к довольно прогнозируемым выводам. На сей счет существует даже специальный документ, подписанный начальником Генерального штаба ВСУ и доложенный Министру обороны Украины.

Согласно анализу украинских военных, сама по себе концепция КСОР представляет собой банальное «слизывание» и «симбмоз» двух взаимоисключающих принципов – «частей постоянной готовности» советского образца и существующих ныне в Европе межгосударственных формирований быстрого реагирования. Украинские военные, мягко говоря, сильно сомневаются, что такого рода симбиоз может быть эффективным. И хотя господин Медведев гордо заявил о том, что «КСОР будут по своему боевому потенциалу, техническому оснащению и уровню подготовки не хуже Сил быстрого реагирования НАТО», в это верится с большим трудом. Ибо надо быть полным идиотом, что бы не понять, что никаких «совместных действий», тем более за пределами ОДКБ, не получится. Все эти киргизии и таджикистаны в КСОР присутствуют исключительно «ради мебели», а главной ударной силой в их составе будут два российских мобильных соединения с эпизодическим подключением возможно казахских и белорусских подразделений. Ко всему прочему, нынешний уровень мобильности всех этих разнородных формирований весьма низок, особенно у формирований среднеазиатских стран (в лучшем случае, это некая азиатская калька с советских принципов) и ни о каком «не хуже НАТО» господин Медведев может даже не мечтать.

Второй вывод, к которому пришли украинские военные, так же понятен и прогнозируем. Главные задачи КСОР лежат в плоскости сугубо военных и специальных операций, миротворчество рассматривается в этом отношении создателями КСОР исключительно как второразрядная и вспомогательная задача. Да и само это «миротворчество» под эгидой КСОР, да еще и за пределами стран Ташкентского пакта, будет наверняка носить, мягко говоря, весьма специфический характер и вряд ли его можно будет в полной мере назвать именно «миротворчеством». Включения в состав КСОР в качестве их основы откровенно наступательных соединений (а воздушно-десантные и десантно-штурмовые части никоим образом к оборонительным не отнесешь) вообще свидетельствует о неком скрытом смысле всех этих игрищ по созданию «совместных сил».

Создание «под зонтиком» РФ неких «общих сил» и разнообразных «совместных формирований» на просторах бывшего СССР для российского руководства уже давно превратилось в некую «идею фикс». Однако до сих пор из всех этих затей обычно получался пшик. Гробится на эти затеи куча денег из российского федерального бюджета, усилий, материальных ценностей, разворачиваются базы и проводятся учения. В конечном итоге, результат оказывается не таким, на который рассчитывали.

Так, впервые от громких заявлений и слов к практической реализации дело дошло в 2001 году, когда были созданы Коллективные силы быстрого развертывания (КСБР), основная их часть дислоцировалась на авиабазе Кант в Киргизии. В течение 2001-2006 годов в рамках КСБР как в двухстороннем, так и в многостороннем формате было проведено несколько учений на территории Киргизии, Таджикистана и Казахстана. Но КСБР в конечном итоге так и не достигли необходимого уровня оперативных возможностей. Сегодня эти формирования вернулись к выполнению задач в рамках своих национальных вооруженных сил. Ибо, как оказалось, действовать совместно подразделения армий ОДКБ «не всегда готовы». В том числе, в силу наличия «неких разногласий в сфере национальных интересов» между некоторыми странами-членами ОДКБ (дело порой чуть не доходило до прямого вооруженного столкновения между странами-членами ОДКБ, например между Узбекистаном и Таджикистаном за ресурсы, особенно водные).

Но в упомянутом документе, подготовленном в Генштабе Вооруженных сил Украины, довольно четко и недвусмысленно определяются действительные цели и планы создания КСОР: «Доминирующая роль Российской федерации в создании КСОР ОДКБ усиливает ее лидирующее положение на постсоветском пространстве и дает дополнительные рычаги влияния (давления) на руководство стран-членов ОДКБ относительно расширения зоны «управляемой демократии» и своего геостратегического влияния на постсоветском пространстве».

Но все же самое опасное и тревожное для Украины наши военные видят несколько в другой плоскости:

«Создание КСОР дает в руки руководству Российской федерации «легитимные» основания, под видом «борьбы с проявлениями экстремизма и региональной нестабильности», для вмешательства во внутренние дела стран ближнего зарубежья с целью устранения от руководства ими оппозиционных Москве политических сил (национальных движений) и приведение к власти прокремлевских политических режимов».

Конечный вывод украинского Генштаба относительно появления на наших восточных границах очередного изыска кремлевских стратегов таков:

«Для Украины, государства, расположенного на перекрестке противоречий по оси Восток-Запад, которое к тому же не принадлежит ни к одному военно-политическому альянсу, это означает существенное возрастание уровня угрозы национальной безопасности и требует укрепления соответствующих оперативных возможностей Вооруженных Сил Украины, прежде всего их Объединенных сил быстрого реагирования».

Правда, есть основания думать, что с «восточным НАТО» у россиян получится точно по Черномырдину – то есть, «как всегда». Не успев еще как следует напугать «постсоветское пространство», это военно-политическое детище начинает уже «рассасываться» и рассыпаться. Неуклюжая внешняя политика Кремля (главным образом из-за непомерной жадности, апломба и претензий на «старшего брата») может элементарно похоронить так и не родившийся КСОР. Почти сходу из КСОР выпала Беларусь, которая «формально» является самым близким союзником РФ. Такой «засады» от Лукашенко в России явно не ожидали. Но началось все с пресс-конференции посла РФ в Белоруссии господина Александра Сурикова, который красочно и живописно прокомментировал подписанный 4 февраля договор о КСОР. По его словам выходило, что вполне возможно (согласно договору о создании КСОР), что белорусским военным «светит» в скором времени принять самое непосредственное участие в борьбе с «проявлениями экстремизма» за пределами белорусских лесов и болот. Например, в окрестностях какого-нибудь киргизского арыка, богатого водой, или отправится патрулировать южные предгорья Кавказа в Южной Осетии. В Беларуси эти «комментарии» российского посла переваривали сутки. И уже 5 феврали выдали симметричный ответ. Министр иностранных дел Белоруссии Сергей Мартынов быстро охладил пыл российских стратегов сообщив, что законы его страны «не предусматривают участие белорусских солдат в военных действиях за рубежом».

Россияне попытались «додавить ситуацию». На следующий день, неугомонный российский посол опять выступил с «комментариями». Коснувшись КСОР, он пояснил, что «межгосударственные соглашения имеют большую юридическую силу, чем внутреннее законодательство страны». Когда же ему задали прямой вопрос о возможности посылки белорусских военных в какую-нибудь Ферганскую долину для «борьбы с наркотрафиком» или их прямого участия в боевых действиях под эгидой КСОР, то он ответил на это утвердительно. Однако, все точки над «i» в вопросе участия белорусских парней в какой-нибудь очередной «операции умиротворения», затеянной московскими генералами на окраинах бывшей империи, расставило заявление пресс-секретаря белорусского МИДа Андрея Попова. В весьма непринужденном тоне он заявил, имея в виду именно «комментарии» российского посла, что «уж точно не послы других государств будут разбираться и толковать нюансы белорусских законов». После чего «контрольно» добавил спич о том, что документ ОДКБ по КСОР еще вовсе не имеет статуса международного соглашения.

В общем, похоже, россиянам придется самим «умиротворять». Желающих портить отношения со своими соседями под российским водительством, судя по всему, в приличном количестве, не говоря уж о качестве, не набирается.

Но это не повод расслабляться украинским военным и политикам. Ибо в попытках «возродить былое величие» российский режим выбирает самые простые пути, то есть – авантюрные. Будь это указанные КСОР или «миротворчество» на территории Грузии. Но опасность фантазий кремлевских кровососов в том, что они неизменно направлены на кровопролитие.

Валерий ГЛУЗМАН

Поделиться:
Загрузка...