Стабфонд — живее всех живых

22

 Более 2 трлн руб. выпадающих доходов федерального бюджета в 2009 году будут компенсированы из Резервного фонда. Об этом заявил во время «правительственного часа» вице-премьер, министр финансов РФ Алексей Кудрин. Между тем, наследникам Стабилизационного фонда — Фонду национального благосостояния и Резервному фонду — 30 января исполняется ровно год. За это время стратегия инвестирования государственных средств, которую разрабатывал ЦБ, не раз подвергалась жесткой критике. Однако государству, похоже, удалось сохранить сбережения, которые должны спасти страну от кризиса.

В начале 2008 года Минфинан принял решение разделить Стабфонд на две части. Кроме того, с 1 февраля 2008 года Россия начала вкладывать «нефтегазовые» доходы в ценные бумаги других государств и международных финансовых организаций. Преемниками единого государственного фонда стали Фонд национального благосостояния и Резервный фонд.

Решение правительства не хранить все деньги «в одной корзине» было вполне логичным. Новые фонды распределили между собой основные функции, в зависимости от которых монетарные власти РФ разрабатывали стратегию инвестирования средств, аккумулированных в бывшем Стабфонде. Так, главной задачей Резервного фонда является «залатывание» бюджетных дыр, которые могут образоваться в случае чрезмерного падения цен на нефть. Кстати, еще в момент образования Стабфонда (в 2004 году) считалось, что «распечатать» государственную копилку придется в том случае, если цены на «черное золото» рухнут ниже $27 за баррель. При этом Фонд национального благосостояния (или Фонд будущих поколений) изначально задумывался для финансирования социальных программ.

В начале 2008 года совокупный объем средств, собранных Стабфондом, насчитывал 3,849 трлн руб. Эти деньги хранились в трех валютах — евро, долларах и британских фунтах. Большая доля средств (3,69 трлн руб.) перешла в Резервный фонд. По оценкам Минфина, к 2009 году его объем должен был достичь 3,97 трлн руб., а в 2010 году — 4,5 трлн руб. Фонду национального благосостояния было решено регулярно отдавать то, что останется от нефтегазового трансферта, и на начальном этапе он получил 782,8 млрд руб.

Год назад идея Минфина о том, что средства российских фондов не только не только лучше сохранятся за рубежом, но и поддержат мировую экономику, вызывала множество критических замечаний. Высказывались предположения, что этим деньгам можно было найти гораздо лучшее применение в самой России: например, построить хорошие дороги, инвестировать в производство и финансировать социальные программы.

Однако мировой кризис кардинально изменил мнение финансистов. «Наверняка можно было бы найти более удачное применение данным денежным средствам, — говорит начальник аналитического управления ИК «Велес Капитал» Михаил Зак. — Но можно было и все потерять. Так что, на мой взгляд, в целом разделение Стабфонда и вложение средств выглядело достаточно логичным и оправданным, учитывая масштабы разразившегося финансового кризиса».

Теперь эксперты признают, что государству удалось сохранить фонды в полном объеме — более того, бывший Стабфонд вырос в рамках запланированных показателей. Однако на фоне кризиса также стало очевидно, что некоторые виды инвестиций (например, вложения в американские казначейские облигации) перестают себя оправдывать. По сути долговые инструменты США являются огромным финансовым пузырем, который когда-нибудь лопнет.

При этом вкладывать средства нацфондов в экономику РФ, как выяснилось, тоже опасно — это приведет к значительному росту инфляции. «Сейчас нужно сохранять максимальную денежную подушку, для осуществления экстренных вливаний и помощи», — считает Михаил Зак. С ним соглашается и эксперт аналитического отдела ИК «ЦЕРИХ Кэпитал Менеджмент» Николай Подлевских.

Темы роста инфляции уже превышают темпы роста доходов населения. Резкие изменения в структуре фондов и в инвестиционной стратегии государства могут привести к волне протестов среди россиян. «Размер фондов является существенным фактором удержания спокойствия в обществе, — отмечает Подлевских. — Сейчас никто не знает ни предстоящей глубины кризиса, ни деталей его развития. Так что пока полезно сохранять незадействованной часть средств, которые могут стать подушкой безопасности для случая реализации наиболее жестких сценариев».

Безусловно, российские монетарные власти понимают, что в условиях кризиса средствам госфондов необходимо найти более надежное прибежище. Так, осенью прошлого года было принято решение изменить инвестиционную стратегию и выпустить 50% средств ФНБ на фондовый рынок. Фактически государство решило поддержать капитализацию отечественных компаний. Для проведения биржевых интервенций Внешэкономбанк получил из госфонда 170 млрд руб., и участники биржи сразу же ощутили активное присутствие государства на фондовом рынке. Каждый вечер «загадочный покупатель» приобретал бумаги «Газпрома», Сбербанка, ВТБ и некоторых других крупных компаний, позволяя котировкам этих бумаг существенно подрасти. Однако эксперимент государства не удался — на скачках котировок заработали лишь биржевые спекулянты.

29 января было объявлено о том, что инвестиции на рынке акций приостановлены — ВЭБ почти исчерпал лимит средств на эти цели. По мнению экспертов, выход государства на биржу не помог существенно нарастить капитализацию крупнейших компаний. Более того, в дальнейшем присутствие ВЭБа может оказать рынку «медвежью» услугу. «Никто не застрахован от надувания новых «пузырей» на рынке и обвальных падений, — поясняет консультант департамента Due Diligence НКГ «2К Аудит – Деловые консультации» Андрей Чернявский. — Ведь за счет чего получается прибыль на бирже? За счет скупки активов на дне и продаже их на пике стоимости. А если государству понадобится вывести средства с фондового рынка, ситуация может усугубиться».

Впрочем, правительство продолжает искать средствам государственных фондов лучшее применение. Недавно чиновники начали обсуждать создание новой госкорпорации, которая должна вплотную заняться проблемами инвестирования государственных средств. «Российское финансовое агентство», по задумке правительства, должно облегчить работу ведомствам, у которых и без того полно дел. Ведь, как отмечают эксперты, управление финансовыми активами РФ, которые насчитывают около 7 трлн руб., — не единственная забота ВЭБа, ЦБ и Минфина.

А пока эксперты анализируют, куда еще можно вложить священные государственные «триллионы». По мнению Михаила Зака, в властям страны не следует менять инвестиционную стратегию. «В нынешних условиях абсолютно нецелесообразно вкладывать средства, например, в развивающиеся рынки», — полагает эксперт. «Нужно искать наиболее защищенный инструмент, — уверен он. — Возможно, максимальная диверсификация портфеля мировых валют, а также поиск альтернативных вложений помогли бы сохранить данные средства».

Тем временем, судя по последним заявлениям представителей правительства, ситуация в экономике страны продолжает ухудшаться. А значит, тот самый «черный день», для которого припасены средства фондов, уже настал.

Мария Коваценко

Поделиться:
Загрузка...