«Одноглазая» журналистика

28

 На днях московский журналист Игорь Свинаренко выступил на сайте Gazeta.ru с авторской колонкой, написанной с интонацией нехарактерной и для этого ресурса, и для российской журналистики в целом. Он попытался проанализировать некоторые события последних дней с беспристрастной позиции и даже – удивительная вещь – поддержал стремление властей проводить идеологически сбалансированную политику в сфере правосудия. А читатели, уже так привыкли, что «либерально-демократические ресурсы» любое событие описывают как очередное поражение, демонстрацию неумелости и непрофессионализма, косности и отсталости или просто глупости властей…

Свинаренко пишет о двух знаковых фигурах, волею судеб оказавшихся в «местах не столь отдаленных» – Светлане Бахминой и Юрии Буданове:
«Я лелеял надежду, что будет нулевое решение выпустить и Буданова, и Бахмину, чтоб как-то продвинуть нас к внутрироссийскому миру. (Как наши граждане ненавидят друг друга, видишь особенно ярко после возвращения из внешнего мира.) И вот обоих – к моему позитивному изумлению – фактически выпустили. Какой поднялся вой с обеих сторон! Даром что все было сделано в рамках закона. Его духа и буквы. Но что нашим людям закон! Выпущенного с соблюдением всех формальностей Буданова требуют посадить обратно… Бахмину прячут и молчат про нее, чтоб было непонятно, где она, по какую сторону колючей проволоки. Очень тяжелая ситуация, она много про нас говорит. Но это путь, с которого нельзя сворачивать, несмотря на то, что путь труднопроходимый».

Далее автор колонки рассматривает ситуацию с Будановым сквозь призму ситуации в Чечне и цитирует один из своих же старых текстов:
«Надо было сказать: «Дорогие чеченские друзья! Мы сочувствуем вашему горю. Пытаемся решить вопрос справедливо. Видите, уже арестовали своего же полковника. Мы его будем судить! Но не сегодня. А после того, как и вы нам выдадите ну хоть десяток ваших орлов, которые насиловали и убивали русских в Чечне. Есть же заявления. Некоторые известные люди попадали в переделки. Отдельные известные русские журналистки. А судить будем всю эту компанию одновременно, синхронно. Сроку вам даем на поимку ваших злодеев год. А по истечении года, если не поймаете – извиняйте, полковника выпускаем в чистую. На нет и суда нет». Допускаю, что нет заявлений. Что их никто и принимать не стал у пострадавших русских. Тогда вообще вопрос снимается: чтоб не создалось такого неправильного впечатления, что им можно, а нашим нельзя. Чтоб не разжигать межнациональную рознь. Ну, ладно, можно смягчить условия. И просто запросить статистику – какие обвинительные приговоры были вынесены чеченскими районными и шариатскими судами по преступлениям, совершенным чеченами против русских…»

Нехарактерная позиция для статьи на «демократическом ресурсе»! Демократическому ресурсу надо писать, что государственная машина репрессирует безвинный чеченский народ, федералы мучают и пытают мирных граждан, и при этом упаси боже вдаваться в подробности реальных занятий мирных граждан или упоминать о количестве убитых и замученных русских, имевших несчастье в определенное время жить в Чечне. Правильный демократический ресурс такого не видит в упор.

Зато это в полный рост видят ресурсы с акцентом на «русское национальное сознание». Они-то уж распишут в деталях и про убитых и замученных чеченцами русских детей и старушек, и про реальные источники доходов граждан Чечни. Однако ни под каким видом не упомянут про обстоятельства присоединения горцев к России и про то, что во время депортации в 1940-е годы некоторые труднодоступные для военных чеченские села просто сжигали целиком вместе со всем населением – раз уж никак не вывезти. Или еще один мало обсуждаемый факт: отчаянное сопротивление немцам защитников Брестской крепости во многом было обусловлено тем, что в гарнизоне цитадели было много чеченцев.

«Tunnel vision» — с готовностью поясняют особенности российской журналистики зарубежные коллеги. Если это не просто зарубежные коллеги, а хорошие знакомые, то они не стесняются сказать, что «tunnel vision» характерно для не совсем развитых обществ, ну а если это близкие друзья, то они с подколом говорят, что это «вообще-то свойственно разным туземцам». Да, увы, переводя этот термин на русский, приходится признать, «одноглазая журналистика» — примета нашей страны. Это ярко проявляется и при обсуждении национальных вопросов, когда журналисты норовят приводить нехорошие примеры, касающиеся только неродных наций, а «своих» мерзавцев либо выгораживают всеми возможными способами, либо (еще проще) не видят в упор.

Это же имеет место и когда мы переходим в область идеологии. «Старые демократы» ностальгически вспоминают начало 90-х: либеральные реформы, свободный рынок, народную активность, неограниченную свободу слова и т.д. Но как-то не хотят анализировать тот очевидный факт, что генерация демократов и либералов, пришедшая во власть на волне запроса на свободу и реформы, очень быстро захлебнулась в открывшихся возможностях личного обогащения. Мелковаты оказались эти люди для того, чтобы решать государственные вопросы…

Не менее грустно читать и рассуждения певцов державности, сильной руки, верховного начала, которое-де уверенно поведет шагающее в ногу население к счастью. Вон, вроде как уже и Сталин был не так плох – государственник, державник, собиратель земель. Земли-то собрали, только вот выясняется, что жить на них некому – в процессе собирания «сильные руки» поистребили собственное население. Стоит проехать на машине по исторической дороге Петербург — Москва: реально страшно становится! Убогие покосившиеся пустые домишки с изредка перебегающими от дома к дому старушками, кое-где стоящие на трассе проститутки – вот и все население. Жизнь лишь на дороге, по которой беспрерывно везут новые тысячи и тысячи иномарок в Москву.

Возможно, наше расколотое общество действительно не видит правды «другой стороны». Есть ведь такой психологический феномен: барьер восприятия или установка, (понятие «установки», кстати, открыто и исследовано выдающимся грузинским ученым Узнадзе). Эксперименты показывают: если на глазах у человека десять других людей уверенно говорят, что, допустим, черный кружок больше белого (а на самом деле наоборот), то, будучи одиннадцатым, испытуемый добровольно присоединяется к большинству — он искренне начинает верит, что это действительно так. И это происходит, даже когда в эксперименте участвуют десять посторонних людей. А уж если это авторитетные люди, референтная группа… Склонность к такой коррекции своего восприятия — стратегическое качество человеческой психики. Оппоненты реально не слышат друг друга! Они просто не допускают в свое сознание, в переработку аргументы противоположной стороны.

Есть и другое важное психологическое понятие — «когнитивная сложность». Она определяет способность человека видеть то или иное явление многомерным. «Когнитивно сложные люди легче понимают чужие мотивы, более терпимы и вместе с тем менее склонны к конформизму», — писал один известный психолог. А российский философ и психолог Акоп Назаретян высказал убедительно обоснованное предположение, что когнитивная сложность — один из факторов эволюции человечества. То есть, по мере развития люди становятся в большей степени способными к многомерному видению, более терпимыми и понимающими чужие мотивы, мотивы оппонентов.

Нашему обществу пора уже сделать очередной шаг на пути к этой «когнитивной сложности». В частности, было бы очень здорово провести «День борьбы с одноглазостью». Вот бы в этот день русские националисты писали про мерзавцев из числа русских националистов, еврейские националисты – про мерзавцев из числа сионистов, а «демократы» с «государственниками», соответственно, про «достижения» своих наиболее ярких представителей. Интересно было бы почитать.

Татьяна Чеснокова

Поделиться:
Загрузка...