Как Варшавский пакт планировал победить в третьей мировой войне в Европе

50

 В прошлом месяце мы на страницах National Interest обсуждали планы НАТО по ведению третьей мировой войны в Европе.

inosmi.ru

В разработанном в конце 1980-х годов сценарии предполагалось, что войска Советского Союза и остальных стран Варшавского договора, а именно Восточной Германии, Польши, Чехословакии и Венгрии, пройдут по Западной Германии, сокрушая все на своем пути, и разгромят силы НАТО. Данный план предусматривал, что западный альянс будет обороняться как можно дольше, избегая при этом применения оперативно-тактического ядерного оружия.

А как насчет Варшавского договора? Когда закончилась холодная война, польское правительство обнародовало секретные советские документы, в которых излагался возможный план ведения войны. Этот план, известный под названием «Семь дней до Рейна», лег в основу военных учений 1979 года, которые отрабатывали сценарий, при котором НАТО выступает агрессором и наносит ядерные удары по двадцати пяти целям на территории Польши, в том числе по Варшаве и по портовому городу Гданьску. Легенда о контрнаступлении была просто фиговым листком, скрывавшим истинную природу вероятного конфликта: внезапный и молниеносный удар Советов по НАТО.

К 1980-м годам НАТО перешла к ядерной доктрине «гибкой обороны». Альянс теперь был готов к применению ядерного оружия, но должен был стремиться одержать победу обычными средствами. В этом было его резкое отличие от Варшавского пакта, который считал применение такого оружия неизбежным и планировал использовать его с самого начала. Такая концепция давала Варшавскому договору колоссальное стратегическое преимущество над НАТО.

Согласно плану «Семь дней до Рейна», советские ядерные силы уничтожали Гамбург, Дюссельдорф, Кельн, Франкфурт, Штутгарт, Мюнхен и столицу Западной Германии Бонн. Планировалось ликвидировать штаб-квартиру НАТО в Брюсселе, а также бельгийский порт Антверпен. Голландская столица и портовый город Амстердам ожидала такая же участь. По Дании планировалось нанести два ядерных удара.

В результате НАТО была бы обезглавлена, гражданские власти в Западной Германии, Бельгии, Нидерландах и Дании уничтожены и деморализованы. А потом эти страны предполагалось оккупировать за те самые семь дней. Уничтожение портов в Гамбурге, Антверпене и Амстердаме серьезно ограничивало возможности НАТО по переброске подкреплений из Британии и Северной Америки.

Что любопытно, Францию и Соединенное Королевство планировалось пощадить, не подвергая ядерным ударам. Возможно, это было вызвано тем, что у этих стран были свои собственные ядерные арсеналы, никак не связанные с американским. Соединенные Штаты могли заколебаться и отказаться от нанесения удара возмездия из страха перед эскалацией военных действий и переходом их к стратегической ядерной войне. Но к Франции и Британии ядерные поля сражений были гораздо ближе, а разграничительная линия между оперативно-тактическим и стратегическим ядерным оружием не очень четкой. Видимо, советское руководство не намеревалось продолжать войну с этими странами на восьмой день.

После нанесения ядерных ударов Варшавским пактом в наступление должны были пойти обычные силы. В плане «Семь дней до Рейна» предполагалось, что Польша превратится в радиоактивную зону, отделив Советский Союз от его войск в Восточной Германии, Чехословакии и Венгрии. Этих войск вместе с армиями Восточной Германии, Чехословакии и Венгрии должно было хватить для проведения наступления. Теоретически польские войска тоже можно было использовать, однако к 1979 году у Советов появились причины для сомнений в их политической благонадежности.

В результате общая численность задействуемых сил и средств была бы примерно такой же, как и во время нападения на НАТО без уведомления. Планирование боевых действий с учетом того, что радиоактивный занавес отрежет передовые войска от Советского Союза, было вполне разумно, если исходить из замысла быстрой войны без довоенного создания запасов боеприпасов и топлива из СССР.

В авангарде наступления на сердце НАТО должна была пойти Группа советских войск в Германии (ГСВГ). Она состояла из пяти армий, и каждая включала в свой состав от трех до четырех танковых и мотострелковых дивизий.

На севере советские и восточногерманские силы состояли из советской Второй гвардейской танковой армии, Двадцатой гвардейской общевойсковой армии и Третьей ударной армии. В их состав входило семь танковых и пять мотострелковых дивизий. Армия Восточной Германии считалась лучшей в войсках пакта, не считая советской, и она должна была выставить две танковых и четырех мотопехотных дивизии.

Эта общевойсковая группировка в составе 18 дивизий, артиллерии, авиации и сил специального назначения должна была нанести удар по противостоявшим им объединенным войскам Дании, Голландии, Западной Германии, Британии и Бельгии. Боевые действия планировалось вести на так называемой Северо-Германской низменности. Это полоса относительно ровной холмистой земли от внутренней германской границы до Бенилюкса. Считалось, что это самый быстрый и самый прямой путь для уничтожения максимального количества натовских войск.

Где-то в составе этого нескончаемого потока идущих на запад боевых машин должна была продвигаться так называемая оперативная маневренная группа (ОМГ). Имея в своем составе от двух бригад до двух дивизий, ОМГ должна была находиться в резерве вплоть до прорыва обороны противника. После ввода в бой она устремлялась вглубь обороны, отрезая в процессе продвижения натовские войска.

На юге Германии авангард наступления должна была составить советская Восьмая гвардейская армия и Первая гвардейская танковая армия. В совокупности там было три танковых дивизии и три мотострелковых. Дислоцированная в Чехословакии советская Центральная группа войск добавляла две танковых и три мотострелковых дивизии, а чехословацкая армия направляла три танковых и пять мотострелковых дивизий. Теоретически у Чехословакии была мощная армия, однако по прошествии 20 лет после Пражской весны 1968 года Советы по-прежнему ей не доверяли.

Эта южная группировка из 19 дивизий должна была пройти самым коротким путем до реки Рейн расстояние менее 200 километров по прямой; однако ей пришлось бы преодолевать серьезные военные и географические препятствия. Противостоявшие им 10 западногерманских и американских дивизий имели лучшее вооружение и оснащение в НАТО, и соотношение сил было не в пользу наступающего, как говорили в Советской Армии. Местность была пересеченной и состояла из гор, холмов и соединяющихся долин. Все это было на руку обороняющимся войскам.

Тем временем, советские воздушно-десантные и десантно-штурмовые войска должны были захватить ключевые мосты, в частности, через реки Везер и Рейн. Захват переправ через реки имел важнейшее значение, позволяя поддерживать темпы наземного наступления. Также планировалось взять под контроль наступающих войск аэродромы, войсковые штабы и известные запасные места нахождения органов власти. Советский спецназ также имел задачу по уничтожению тактического ядерного оружия НАТО, чтобы нейтрализовать «Першинги-2», крылатые ракеты наземного базирования и атомные бомбы до их применения.

На море советский военно-морской флот должен был перейти в наступление незамедлительно. Он, как и немецкие ВМС в годы Второй мировой войны, должен был перерезать морские пути снабжения из Северной Америки в Европу. Советский ВМФ должен был также постараться немедленно уничтожить американские авианосцы, которые со своим ядерным оружием на борту палубной авиации создавали весомую угрозу, будучи в состоянии нанести ядерные удары по самым разным целям на большом расстоянии.

Самая важная задача советского ВМФ заключалась в защите подводных лодок с баллистическими ракетами, укрывавшимися в бастионах на Баренцевом море. Независимо от ситуации на неядерном поле боя, эти лодки играли роль стратегических сил второго ядерного удара по США. Если бы американцам удалось уничтожить советские стратегические ракеты шахтного базирования, атомные субмарины могли нанести ядерный удар возмездия.

У авиации Варшавского договора тоже было много дел. Поскольку на войну отводилось всего семь дней, времени на надлежащее подавление системы ПВО противника было мало. Большая часть натовского командования погибла бы в ходе ядерного нападения, и в результате система ПВО Североатлантического альянса была бы дезорганизована. ВВС Варшавского договора должны были просто спешно продвигаться вперед, не пытаясь уничтожить противовоздушную оборону НАТО.

На случай внезапной войны без ее объявления боевые задачи планировались заранее, а воздушные удары должны были наноситься по известным аэродромам, армейским базам и наземным позициям НАТО. Особо уязвимыми в таком случае оказывались армейские склады передового базирования американских сухопутных войск в Германии и Нидерландах. Варшавский пакт мог обездвижить и вывести из строя целые дивизии, даже не воюя с ними.

План Варшавского договора предельно ясно указывает на два обстоятельства. Во-первых, в случае внезапного нападения самыми важными силами становятся наземные войска. Чем быстрее они продвигаются, тем скорее они могут разгромить НАТО, включая ее авиационные базы и военно-морские объекты. Чем быстрее они принудят Западную Германию к капитуляции, тем раньше у остальных сил НАТО исчезнут основания для продолжения борьбы — и в этом случае опасность тотальной ядерной войны пойдет на спад.

Во-вторых, НАТО проиграла бы эту войну. Предположения альянса о том, что война постепенно перейдет в ядерную, были бы фатальны для противника, который намеревался применить ядерное оружие уже в первый день. Решение о применении ядерного оружия в Западной Европе принимали бы главы государств США, Франции и Британии отдельно от НАТО как коллективного органа. Все три страны были бы вынуждены применить тактическое ядерное оружие, чтобы спасти свои войска, создав при этом риск эскалации, грозящей им полным уничтожением. В противном случае им пришлось бы отказаться от взаимодействия с остальными членами НАТО.

Сценарий третьей мировой войны в Европе всегда был маловероятен, но одновременно с этим он был исключительно опасен. Мы знаем, что эскалация и переход к ядерной войне были не просто вероятны, они были гарантированы. Единственный вопрос в том, какой размах приобрела бы такая ядерная война, и выжила бы в ней человеческая цивилизация или нет.

Кайл Мизокамиавтор статей по вопросам обороны и национальной безопасности; живет и работает в Сан-Франциско, его статьи публикуются в таких изданиях, как The Diplomat, Foreign Policy, War is Boring и The Daily Beast. В 2009 году он стал одним из основателей Japan Security Watch — блога, посвященного вопросам обороны и безопасности.

Поделиться:
Загрузка...