Ничего не меняется(Часть 4)

276

Попробуем по пунктам пройтись по мнению, что украинцы нищают, никогда Украина не жила так плохо и проклятый Майдан сделал нас бедными, слабыми и уязвимыми. Немного цифр, фактов и личного мнения по этому болезненному вопросу. Итак, поехали.

Средняя зарплата

Несмотря на шутки о том, что кто-то ест галушки, кто-то мясо, а в среднем мы все пельмени, средняя зарплата — достаточно информативный показатель по процессам в макроэкономике. Очевидно, что если в Польше она 978 евро, а в Британии 1900, то здравствуйте шутки про британские туалеты и кому нужно выключить свет в аэропорту имени Фредерика Шопена. В их случае понятно, что в Британии, Германии, Ирландии, Норвегии жизнь в среднем кучерявее, а 2,5 млн поляков голосуют ногами в ту сторону. Думаю, что подойдёт этот показатель как инструмент и в нашем. Так вот, средняя зарплата в Украине в 2018-м — 7828 гривен или по текущему курсу 298 долларов.

Сравним с предыдущими позициями: 2010 год — 283 доллара, 2009 год — 245 долларов (падение на треть к 2008-му, мировой финансовый кризис), 2004 год — 111 долларов. Ничего не напоминают цифры? Это было не при царе Горохе, не при коммунизме, это нам не рассказывали дедушки и бабушки. Это было 8-14 лет назад, даже не поколение назад — каждый из нас должен помнить эти зарплаты лично. Пожалуй, я не буду приводить доходы 90-х годов, чтобы не дай Бог, не вспоминать то время. Когда нам утверждают, что в Украине никогда не жили хуже чем сейчас, то, по моему скромному мнению, это что-то медицинское — мы лично знаем, что это не так, опираясь на свой опыт и память.

Да, в 2013 году зарплата достигала 410 долларов, но это был один год, удачный ценами на сырье и конъюнктурой рынков. Таких можно пересчитать на пальцах одной руки из четверти века. Сегодня произошло падение на треть, как в 2008 году, как в 1998 году (кстати, наполовину) — без всякой войны, отжимов нефтяных вышек и ударов по городам. А вы хотели, потеряв в результате внезапного нападения 10% населения, 17% ВВП и 4% территории, чтобы доходы сразу немного подросли? А я хочу быть сыном арабского шейха, жаль, что наши с вами мечты не сбудутся. Но в целом не произошло никакой катастрофы — на сегодня у нас привычная для Восточной Европы и Украины ситуация, тем более что доходы в годовом исчислении растут быстрее, чем цены.

Если помнить о конвертах, сдаче недвижимости в серую и подработках, которые традиционно у нас невидимы для налоговой, то понятна картина, когда технологи создают в социальных сетях «революции», а на них «на земле» является пару тысяч клоунов — люди живут, как и жили уже десяток лет. Это было бы проблемой, если бы не война — на сегодня удержать ситуацию не самый худший вариант.

«Бесполезный» безвизовый режим с ЕС

Помните, сколько копий было сломано по поводу того, что бедный, но чистый дедушка не будет ездить в Европу, потому что ему не хватает на половинку вареника, что коридор на 3 месяца не даёт права на работу, что нищие люди никуда не поедут. Реальность внезапно расставила всё по местам — украинский паспорт занял 30 строчку привлекательности в глобальном рейтинге паспортов, мы оставили позади все страны СНГ. В Польше у нас разрешение на работу и режим наибольшего благоприятствования для трудоустройства — заезжаем по безвизовому режиму, испытательный срок, рабочая виза, кроме того, поляки активно нанимают наши бригады для работы в Германии, Голландии, Дании. В 2017 году заграничные поездки совершили 26 млн украинцев (привет обнищавшему голодающему народу). Из них в РФ 4 млн, а только Польшу с Венгрией посетили 11 млн человек (большинство, правда, как перевалочную базу для недорогих лоукостов).

Улавливаете тенденции? Абсолютное большинство наших граждан посещает страны ЕС, а абсолютное большинство любителей северного соседа — попавшие под его жернова жители Донецка, Луганска и благословенного Крыма. Миллионам  украинцев в ЕС уже бесполезно рассказывать про русский мир из телевизора, потому что они лично видели как живут люди в Кракове, в Копенгагене, в Осло, им не расскажешь про пенсии, как в Мурманске, и про стабильность, как в Воронеже.

Только за 2017 год украинские работники за рубежом перечислили в страну 7 млрд долларов. Это больше хвалёного IT, больше кредитов МВФ, больше трат на оборону и инвестиций (не самый лучший звоночек, но как есть). Можно пытаться смеяться и шутить про туалеты, но путь к росту через трудовую миграцию прошли немало стран — Италия, Ирландия, та же Польша. Мне, например, смешно, как на фоне политических игр в преддверии разрешения на безвизовый режим многие пророчили апокалипсис, а в 2018 году жидко обгадились и помалкивают. Будут ли у нас проблемы из-за выезда рабочей силы за рубеж? Обязательно будут. Но в стране 350 тысяч только официальных безработных, пора им отучаться от пособий вне сезона серой работы, субсидий и костылей от социальных служб. По-моему, странно ныть, что не хватает рабочих рук, и содержать население областного центра из года в год на иждивении государства.

Рост жиров в масле

Жилищное строительство показало рост в 11%. Так же достиг довоенного уровня экспорт в ЕС, а по некоторым позициям и вырос. В целом рост товаров и услуг из Украины увеличился на 16%, розничная торговля внутри страны также оживилась на 8%, налоговые поступления подросли на 20%, местные бюджеты выросли до 30%.

Напомните, что вещал один грузинский реформатор по поводу, когда Украина начнёт догонять 2013 год? Если мне не изменяет память, звучали цифры в 15 лет? Само собой, по ВВП мы достигли примерно 85% довоенного показателя. Многие пишут, что неплохо было бы расти процентов на 5-6 в год. Согласен, неплохо. Но. 2017 год — рост ВВП 2,5%, в 2016 году — 2,4%. А в эталонном 2013-м мы росли, например, на 0% ВВП, в прекрасном 2012-м на целых 0,2%.

Хочется в этом месте услышать некоторые подробности насчёт того, что мы никогда не жили хуже, чем сейчас. И, вроде, если расти на 2,5-3% согласно прогнозам, то для возврата 17% кумулятивных потерь украинской экономики у нас впереди вполне обозримые 3-4 года. Не 15 и не 20, как уверяют нас наркоманы, сторонники оппозиционного блока или рупоры отодвинутых от рычагов влияния ФПГ. 2013 год, конечно, не был золотым веком для Украины, но утверждать, что мы сегодня живём на порядок хуже — самому сознаваться в своём диагнозе.

Преступные тарифы

Оплата коммунальных услуг и жилья на одно домохозяйство по Украине составила 1033 гривни. Несомненно, рост в 4 раза с 2013 года, да что там, даже с 2015 годом — те самые «преступные тарифы», которыми прожужжали нам уши со всех телеканалов. Но внезапно это всего 15% от потребления среднего украинского домохозяйства. Сюрприз — во всём мире расходы на ЖКХ не рассчитываются от пенсии, как любят нагнетать наши самые честные СМИ. Их считают по доходам (пенсиям, стипендиям, сбережениям) группы людей, живущих совместно — нескольких поколений семьи, родственников, совместно снимающих жилье соседей. В Европе платят за ЖКХ по-разному — в Дании, например, до 28% от средств домохозяйства, в Британии почти четверть, в Эстонии 18% без всякого Майдана. Сюда входит и ремонт, и аренда метров — не всем в ЕС повезло получить квартиру на заводе или служебное жильё после армии. У нас тоже — кто-то снимает квартиру за 4000, кто-то за 2000 в районном центре, а кто-то купил машину дров на зиму в селе и вышли искомые 1033 гривни. Критическая сумма? Скорее, это в голове — научиться распределять расходы между отопительным сезоном и летом и принять, что сладкая халява закончилась.

Пора привыкать платить за то, что мы потребили. Знаете, за что самая низкая задолженность в Украине? За электричество. За что могут прийти, отрезать вход и набить пломбу. С газом и теплом традиционно хуже — ну отрежьте в морозы панельный дом и заблокируйте стояк, хотим это видеть. Но бабушкина трёхкомнатная квартира — это не пожизненный приговор, есть десяток выходов от подселения квартирантов, утепления и счётчика на дом, до продажи и переезда в меньший метраж. Если мне не хватает денег заправлять доставшийся в наследство джип, то я его продаю и покупаю малолитражку — почему-то никому неинтересно, что не хватает денег на полный бак. В любом случае, кто бы что ни озвучивал по телевизору, тарифы в обозримом будущем будут только расти — нельзя иметь одни из самых низких цен в мире и просить кредитов, реструктуризации и играться в социализм. Это касается не только ЖКХ — цены в 19 центов на проезд в автобусе нет даже в Африке и Индии, глупо платить копейки и ожидать обновление парка или качественной услуги. Вывоз мусора по 50 гривен контейнер, интернет по 4 доллара и прочие смешные пережитки Восточной Европы скоро закончатся — и это не «преступные тарифы», это реальность.

Оборона

Не так давно бойцы просили волонтёров привезти на передок бронежилеты и каски — даже в 2015 году они были ещё вполне актуальны. Сегодня мы дискутируем о том, в каком калибре лучше работать общевойсковому снайперу, нужны нам или нет 250 БМП из запасов ОВД, и какие машины из 55 французских вертолётов должны были достаться ГПСУ — 12-тонные транспортники или 2-тонные патрульные. Прогресс очевиден даже для далёких от армии людей. Не так давно вышел рейтинг «Global Firepower», показывающий, насколько эффективно страна может вести боевые действия. Украина в нём на 30-м месте. Оптимисты увидели небольшой рост по сравнению с прошлым годом, пессимисты — падение с откровенно провального для армии 2013-го сразу на 9 позиций. В реале там достаточно гибкая система с бонусами и штрафами за более чем полсотни пунктов от членства в НАТО до валютных резервов.

Так вот упали мы, например, потому, что в Крыму остались мощности по добыче углеводородов и разведанные запасы на шельфе, а этот пункт влияет на операционную способность. Серьёзный штраф получили за то, что на сотни километров побережья у нас единичные катера (привет свидетелям распилов на «Гюрзе» ) — у нас 98 место в рейтинге, одно из худших мест для такой береговой линии. Вырос долг на стабилизацию экономики после вторжения, получите минус, можете прибавить его к протяжённой границе. Но общая огневая мощь ВСУ растёт уже несколько лет подряд — сейчас она 0,56, а в 2013 году была 0,83. Чем меньше этот коэффициент, тем лучше (у США, например, 0,08). Естественно, такие рейтинги — достаточно субъективная вещь, но также следует помнить, что сфера обороны не состоит только из техники, боеприпасов и активных штыков. Запасы нефти, ЗВР, обученный персонал, доступность трудовых ресурсов, логистика, мощность местной промышленности важны не меньше.

В любом случае, вещевое довольствие солдат срочной службы сегодня явно лучше, чем у офицеров в 2013-м, на строительство общежитий и стационарных полигонов тратятся десятки миллионов долларов, а танков в строю в Украине больше, чем у Британии с Германией вместе (по БТТ и ББМ мы стабильно на 5-6 месте в мире, невзирая на потери и продажи). На 2018 год Украина выполняет НИОКР по высокоточному оружию для вертолётов, противокорабельным ракетам, десятками выпускает ПТРК и сотнями миномёты, организовала производство артиллерийских снарядов крупного калибра и корректируемых ракетных снарядов, поддерживает планку учений свыше 200 батальонных в год. Продолжается масштабная модернизация танкового парка (ДЗ, тепловизор, цифровая рация), модернизация ПВО (оцифровка, перезарядка РДДТ, перевод на новую базу, постановка в строй ЗРК «С-300В» и «С-125»), создание патрульного москитного флота ближней зоны, возобновлена программа постройки корветов. Украина начала производить широкий спектр боеприпасов — мин, ВОГ, одноразовых гранатомётов. Может быть, для кого-то это «косметические реформы» и «замыливание глаз», а безопаснее мы себя чувствовали, когда тратили на армейское строительство 200 тысяч долларов в год, сдавая в ВСУ два десятка автомобилей — не возражаю.

Энергетика

За три года потребление газа снизилось до 28,4 млрд кубов. Напоминаю, что в 2013-м мы потребляли 50 млрд с копейками. Для альтернативно развитых — ВВП со времён аннексии вырос почти на 5%, промышленное производство по итогам 2016-2017 также росло на 1,6%, значит, должно было прореагировать потребление. Если продолжилось снижение, то значит, мы видим результаты экономии (перехода на другие виды топлива и энергетической эффективности), а не деиндустриализации. На 21 гидроагрегате происходит модернизация, в перспективе до 2026 года будут модернизированы до сотни турбин ГЭС — это приблизительно 400 дополнительных МВт в систему. Темпы ввода в строй мощностей возобновляемой энергетики набирают обороты: 30 МВт в 2015, в 2017 рост на порядок (257 МВт), за первый квартал текущего — уже 159 МВт. На сегодня мы заместили по факту два блока Ровенской АЭС возобновляемыми источниками, чиновники РФ рапортуют о том, что в 2017 году ввели в строй 140 МВт — мы растём здесь почти вдвое быстрее, чем Россия с её ресурсами.

И кстати, речь не идёт о сплошных бравурных маршах — речь идёт об отношении к процессам. Проблем в реальности хватает. Несмотря на то, что принят закон о приватизации, ключевые предприятия так и остались под контролем государства. Растёт расслоение между самыми бедными и самыми богатыми домохозяйствами. Увеличивается дефицит торгового баланса — украинцы хотят жить красиво, по-прежнему оставаясь открытой сырьевой экономикой. Ситуация с земельной реформой вызывает бешенство, мы остаёмся в одном ряду с Венесуэлой и Кубой  со своим мораторием на землю. Пенсионная реформа оставляет больше вопросов, чем ответов, а субсидии для 7 млн семей и прочие гримасы социализма заставляют дёргаться глаз.

Но в серьёзных ключевых моментах мы стали сильнее. Моментах, которые десятилетиями были болезненными для Украины. Россия вела против нас очередную газовую войну — осталась должна в Стокгольме, жидко обгадилась со своими разрывами договора о транзите и демонтировала сотни километров газопровода на юг. Наши местные клоуны прожужжали все уши усталостью от нашей страны на Западе, пока нам поставляют боевые машины сотнями, отгружают снайперские винтовки и готовят к передаче суда. США завели для украинских силовиков больше миллиарда долларов, ставят почти с ноля систему кибернетической безопасности, обучают персонал, с поляками и турками украинцы разрабатывают вооружение и технику. Постепенно мы слезаем с газовой иглы, переводя мощности на альтернативные виды топлива и развивая свою добычу. Мы приходим к осознанию, что даже остатки советского наследия проедены — и в сфере ЖКХ, и в инфраструктуре, и здравоохранении, нужно или двигаться вперёд, или навсегда остаться на задворках цивилизации.

Но никогда не жили хуже, чем сейчас? Я бы сравнил эту ситуацию с взрослением. Платить за себя, жить в обшарпанной съёмной квартире и считать с калькулятором, как дожить до зарплаты, будучи студентом, может быть больно. Но именно это в итоге делает нас состоявшимися людьми. Тотальная ответственность за свою жизнь. Жить по средствам, надеяться на свои силы, забыть о халяве и быть готовым ответить на агрессию — именно это делает территории государствами. Ничего не меняется, стабильно с 2015 года. Когда-то мы прочитаем самый первый выпуск и удивимся, что мы живём совсем в другой стране. И уже видно, что случится это при нашей жизни.

Кирилл Данильченко Ака Ронин

С третьей частью данного материала можно ознакомиться тут

Поделиться:
Загрузка...