Московия — оккупант азиатского типа

216

Многочисленные военные конфликты, прокатившиеся по Европе за последние несколько сотен лет, позволяют сделать некоторые выводы, прямо и непосредственно влияющие на стратегическую цель Украины в нынешних реалиях.

На первый взгляд, эта цель не имеет очевидных связей с указанными событиями, но это кажется лишь на первый взгляд, а эти связи настолько мощные и прямые, что их следует видеть, знать и понимать. От этого понимания зависит будущее Украины и украинцев.

Путешествуя по Европе, многие могли обратить внимание на то, что совсем небольшие страны довольно тщательно оберегают свою идентичность и очень часто эта сохраненная идентичность соседствует с очень высоким уровнем жизни и социальных стандартов. Причем, это можно наблюдать сейчас, когда территориальная структура Европы устоялась и теперь выглядит неизменной. Если же отмотать историю на сто, двести, триста и более лет назад, то можно заметить удивительную закономерность. Почти все они были поглощены другими государствами хоть раз, а многие из них – не единожды, и не дважды.

Тем не менее, они остались сами собой, сохранив свою историю, культуру, язык и традиции. В некоторых местах это становится понятным по совокупности впечатлений, а в других – это подчеркивается и выставляется на обозрение в каком-то концентрированном виде, и еще очень большой вопрос, что их этих двух вариантов воспринимается проще.

Наверное, в перечень таких стран можно был включить как небольшие по численности населения и территории государства, так и те страны, которые имеют большую территорию, но небольшое население. К последним можно было отнести Финляндию, например. Но мы возьмем для сравнения только небольшие страны, где и населения немного, и сами они имеют небольшую площадь.

Итак, стоит присмотреться к Чехии, Дании, Швейцарии, Нидерландам, Бельгии и Люксембургу. Все названные страны демонстрируют высокий уровень развития и высокий уровень жизни. Они удобны и стабильны, но при этом – тщательно сохраняют свои корни и делают упор на том, что именно наличие таких корней в их земле и является причиной их успеха.

Однако, небольшой размер этих стран и относительно небольшие военные ресурсы не раз становились причиной их оккупации более крупными странами. Что характерно, в большей части случаев эти страны не оказывали действенного сопротивления оккупанту, хотя четко и безусловно фиксировали факт самой оккупации.

Так, одним из последних примеров такой оккупации была Дания, которую захватили войска Третьего Рейха. Датская армия не была задействована для сопротивления и оккупант занял страну без боевых действий. Тем не менее, страна оставалась самой собой даже в таком тяжелом и унизительном положении. Один из главных столпов Рейха был связан с уничтожением евреев, но Дания не дала Германии зачищать страну от евреев. В Берлин пошли сообщения о том, что в Дании есть датчане и они не делятся по национальному признаку. Германия долго ничего не могла с этим поделать, но когда в Берлине лопнуло терпение и была назначена операция по задержанию датских евреев, то к ее выполнению были привлечены местные власти, а те – очень быстро подняли тревогу и буквально за одну ночь Дания собрала своих евреев и переправила их морем в нейтральную Швецию. Это лишь один из примеров того, как даже в оккупации, маленькая нация оставалась собой, невзирая на очень сложные ситуации, грозящие неприятностями и даже катастрофой. Насколько это был сильный поступок, можно понять сравнивая то, что в это же время происходило в оккупированной Франции, например.

Хайфа. Датская площадь. Памятник датчанам, спасшим евреев в 1943 году
Этот исторический факт показывает шкалу ценностей, применяемых в Дании и других странах. Они считают, что оккупация – неприятное и в какой-то степени – позорное состояние, но оно не отменяет обязательства оставаться самими собой даже под властью оккупанта и поступать так, как считают они сами, а не как приказывает оккупант.

Примерно то же самое можно сказать и о Чехии. Ее угораздило оказаться в самом центре Европы и почти все большие войны прокатывались по ее территории, которая имела различные названия в разные времена. Тем не менее, огромное количество фактов оккупации Праги и земель вокруг нее не стали причиной потери идентичности местных жителей. Им всегда удавалось сохранить свое ядро, и как только ситуация менялась и обстоятельства позволяли, Чехия снова возрождалась и восстанавливала свои связи с историческими корнями. Такая тактика чем-то напоминает пустынное растение, которое практически не подает признаков жизни при жестокой засухе, но как только наступает сезон дождей, оно оживает и дает такой бурный рост и цвет, что этого трудно было бы ожидать еще несколько дней назад.

Более того, имея опыт жизни в оккупации, эти народы уже отработали определенные механизмы самосохранения и понимание того, что оккупация – тяжелое и позорное явление, но оно – временно, и когда придет время, надо очень быстро восстановить свою государственность и привычный образ жизни.

Люксембург. Девиз

В этом смысле, наиболее показательным является пример Люксембурга. В настоящее время там живет чуть больше полумиллиона человек, что примерно соответствует населению Позняков и Осокорков в Киеве. Территория Люксембурга попадала в состав различных империй столько раз, что это уже становится не столько историей, как статистикой. В отличие от подобных ему небольших государств, Люксембург довольно активно и не раз оказывал вооруженное сопротивление оккупанту, но самостоятельно противостоять многочисленной армии противника он, конечно же, не мог и все снова заканчивалось оккупацией.

Тем не менее, сейчас это одна из стран с самым высоким уровнем жизни в Европе и мире. Причем, там сохранены все исторические памятники, уклад, обычаи, язык и атрибуты нормального и уважающего себя государства.

Именно в Люксембурге вычищен, вылизан и поставлен на обозрение принцип, который позволяет сохранить идентичность всем странам, которые мы перечислили в самом начале и этот принцип следует усвоить нам. Причем, не просто усвоить, а сделать его естественным и необходимым как воздух и вода. Как только мы начнем отталкиваться от него как от фундамента, все остальное начнет выстраиваться в правильную и надежную конструкцию.

Люксембург. Девиз на колонне

Итак, девизом Люксембурга является фраза: «Mir wëlle bleiwe wat mir sinn — Мы хотим остаться теми, кто мы есть». Этот девиз довольно часто встречается в столице герцогства в виде надписи на памятниках или просто – на домах. Они хотели остаться самими собой и прилагали к этому постоянные усилия, а потому – безусловно остались самими собой. Это при таком ничтожном количестве населения, которое никогда не переваливало за миллион человек, а в основном, колебалось между 400 и 600 тыс. Причем, их не нужно убеждать в сохранении своей идентичности, они сами ее сохраняют и укрепляют. Что характерно, это их стремление никто не воспринимает в качестве шовинизма или национализма.

Таким образом, исторический экскурс дает две основных модели поведения европейских стран, в случае открытой военной агрессии. Первый – жесткое военное противостояние, которое может увенчаться успехом, если таковым считать отстаивание своей территориальной целостности, а может закончиться поражением и оккупацией. Второй – отказ от военного противостояние и принятие оккупации как временного негативного явления, которое надо переждать и избавиться от нее при первой же возможности, сохранив силы и средства для восстановления собственной государственности. Для этого следует поддерживать собственную идентичность даже в режиме вражеской оккупации.

Однако вся эта история показывает фундаментальный элемент именно европейской модели цивилизации. Оккупант всегда преследует две основные цели – военное поражение противника и подчинение его экономики для обеспечения собственных нужд. Причем, исторический опыт подсказывает и оккупанту, и оккупированному, что такое состояние – временное явление. История показывает, что рано или поздно произойдут изменения, которые вынудят оккупанта отступить. Это диктует соответствующее поведение обеих сторон. Проще говоря, оккупант понимает, что через два, три, десять или больше лет придется отступить, а потом – жить по соседству с этой страной. Поэтому даже в роли победителя и оккупанта следует себя вести, учитывая эти реалии. В такой ситуации оккупированная сторона выжидает момента ухода оккупанта и сохраняет в свернутом состоянии все свои национальные признаки и устои.

Понимая то, как работали и работают эти механизмы в Европе, нам следует сделать вывод о том, что Московия – оккупант не европейского типа, поскольку кроме военного поражения противника и присвоения себе его экономики, она имеет еще одну цель – разрушение идентичности оккупированного народа. Причем, военное поражение и оккупация территории отнюдь не является окончанием войны. Она продолжается уже не военными, а репрессивными средствами, направленными на быстрое и безвозвратное уничтожение самоидентификации захваченного народа.

Наиболее ярко и зримо это можно было наблюдать в 1939 году при захвате совком Восточной Польши. В общем, там не было ничего нового, просто сценарий развивающихся событий был написан довольно плотно, а потому вещи, которые Московия обычно растягивала на десятилетия, там произошли стремительно и потому – более заметно.

Первое, что сделал совок – быстро и эффективно нейтрализовал польскую элиту, которая как раз и обеспечивает сворачивание и консервацию национальных структур в период оккупации. Речь шла о политических, культурных, духовных и военных деятелях, совокупность которых дает ядро самоидентификации нации. В общем, все эти люди были очень быстро вычислены, задержаны и так же быстро – ликвидированы.

Трагедия Катыни как раз и стала той лакмусовой бумажкой, которая проявила третью и основную цель московского оккупанта азиатского типа – стирание самоидентификации оккупированного народа. В самом деле, собранные и расстрелянные вместе польские деятели не совершали и не могли совершать никаких преступлений против совка, но были расстреляны просто в рамках плана по обезглавливанию польской нации и располячивания поляков. То есть, оккупант делал ровно то, что и всегда на оккупированных территориях. Только здесь пришлось все делать быстро, и без растянутых до незаметности процессов.

Понимая цели, которые ставит перед собой московский оккупант, следует сделать вывод о том, что тактика европейских стран, относительно собственной оккупации, не может работать в принципе. Европейцы просто не имеют опыта противостояния именно с таким оккупантом. Восточная Европа отделалась легким испугом потому, что она оказалась на западной периферии совковой зоны оккупации, а потому – имела теоретическую возможность восстать и перейти на Запад. Будь эти страны в районе Казахстана, все было бы иначе.

Но даже в этом случае они пережили растянутый во времени процесс, который четко проявился в Катыни. Имея возможность контролировать оккупированную территорию, Московия стразу же запускает в работу механизм ассимиляции местного населения по самому жесткому и безвозвратному типу.

Сначала уничтожается политическое, духовное и культурное ядро, в след за этим подменяется история, вытравливается культура и уничтожается язык.

Что характерно, механизм уничтожения идентичности уже работал в царстве московском, потом – перекочевал в империю, оттуда – в совок, и теперь этот механизм точно таким же образом действует в федерации. Что характерно, даже при обретении формальной независимости в 1991 году, Украина все равно оставалась в режиме гуманитарной оккупации самого агрессивного типа.

Как только у РФ появились средства и возможности, она усилила гуманитарное давление на Украину все с той же целью – разрушение ее идентичности и разложение ядра, состоящего из совокупности политических, культурных, духовных и военных деятелей. То есть – она пыталась сделать то же самое, что с польской элитой Куропатах, но другими средствами, выдвигая на самый верх украинского общества откровенно токсичных маргиналов, которые отравляли все вокруг себя. Когда достижение этой цели стало казаться невозможным или слишком отдаленным по времени, Москва решила подключить два классических компонента – военную агрессию и экономическое удушение, или то, чем ограничивались европейские оккупанты. Только Москве надо не просто захватить и удушить, а контролировать территорию для проведения ее полной зачистки и превращения местного населения в овощей, как это окончательно произошло в самой Московии.

Что характерно, Московия это делает вот уже триста лет подряд и нет никаких оснований полагать, что она это прекратит делать впредь. Ведь не секрет, что переформатирование царства московского в империю произошло под руководством царя Петра 1, и не руками собственного населения, а при помощи немцев, голландцев и к великому сожалению – украинцев, которые не поняли этой большой игры и стали тем хребтом, вокруг которого империя наращивала мышцы. Практически все не европейские деятельные фигуры времен становления империи были украинцами. И вот был создан азиатский молох, который нацепил на себя европейскую маску. Он действует в своей привычной парадигме и с учетом того, что в этом плане ничего не изменилось при смене общественно-политических формаций, это есть коренным признаком Московии, в какой бы ипостаси она не возникала. То есть, мы никуда не денемся от соседа, который всегда желал не только захватить нас, но и уничтожить нашу идентичность.

Непонимание именно этого основного фактора оккупанта азиатского типа Европой обусловлено тем, что они имеют иной исторический опыт и никогда не сталкивались ни с чем подобным. Если бы Сталину удалось захватить Европу, то за три десятка лет не было бы ни Дании, ни Люксембурга, ни всех остальных. Они бы уже забыли свою историю, свой язык и традиции, а вместо этого – ходили бы строем и пели строевые песни, а если нет – в братскую могилу и – до свидания. Скажем так, все население Люксембурга репрессивная машина Сталина отправила бы в чернозем за полгода, и там, под слоем земли, они бы навсегда остались такими, какие они есть.

Но мы сами должны понимать, что это за агрессор, и что оккупация для него лишь элемент для ускорения процесса деукраинизации в необратимой, терминальной форме. Собственно говоря, прямо сейчас это происходит в Крыму и на оккупированной части Донбасса.

Это значит, что никакого мирного сосуществования с этой сущностью у нас не будет. Даже после изгнания оккупанта и укрепления армии – не будет. Украина должна ставить себе цель в виде исправления исторических ошибок, благодушно допущенных нами. Киевские князья опрометчиво основали Москву. Наша элита помогла создать Петру империю, мы стали опорой совковой власти, поскольку наши ученые, военные и так далее оказались намного более успешными, чем жители митрополии. Этому надо положить конец, и сверхзадачей Украины должно быть не только достижение высокого развития экономики, создание мощной армии и достижение высоких социальных стандартов, но и безусловное уничтожение остатков империи в том виде, в котором они могут нести угрозу нам, и всему миру. Понятно, что задача это нелегкая, но мы от нее никуда не денемся, поскольку любая наша слабина, при живой Московии, может стоить нам всего.

В этой связи справедливо будет отметить, что нам самим будет не легко осуществить развал империи, но мы должны донести до партнеров суть ее деятельности и существования. Мы должны пояснить разницу между той оккупацией, к которой они привыкли, и той, которую несла и несет Московия. А еще, мы должны быть в авангарде тех сил, которые разделяют неизбежность выполнения этой задачи. Эта опухоль должна быть ликвидирована навсегда. Мы невольно породили это зло, мы и должны написать на ее могильнике: «Ошибка исправлена».

anti-colorados

Поделиться:
Загрузка...