Доброе утро, Вьетнам! Первый квартал 2020 года

141

Вот и закончился первый квартал на фронте – сошел снег, подсыхает грязь, на днях начнется зеленка. Прошли дежурные ротации – как оно будет дальше по поводу карантина с поездками, командировками и отпусками пока висит в воздухе.

Судя по тому, что даже в Кремле тестируют возможный карантин до осени, а аэропорт в Шереметьево не готовится принимать самолеты раньше лета, то те кто менял 128 бригаду еще в январе могут и выпасть из графика. А те, кто мотался на выходные на маршрутке домой уже поняли как все резко поменялось за считанные недели. Но нет худа без добра – в связи с тем, что пару миллионов человек лишилось работы, сократило часы или зависло в карантине до мая , то обязательно будет приток людей в контрактники и служащие.

Бои продолжаются. Февраль-2020 завершился для силовых структур Украины 9 погибшими в красной зоне. Это, естественно, с небоевыми потерями и смертями по болезни. Март принес 13 убитых, причем из них 4 в один день – от попадания ПТУР и огня снайпера. Похоже ли это на работающее перемирие и постепенную подготовку к пошаговому выполнению Минска? Консультационная группа с ОРДЛО, дипломатический прорыв, хитрый план, который оставит боевиков за бортом и вот это всё. Не очень, если честно.

Мы имеем те же управляемые ракеты по машинам снабжения, те же подрывы на минах, тот же снайперский огонь, что и месяцы назад. Как в 2019 году, в феврале прилетело по «ГАЗ-66» 24 ОМБр: там был погибший с тремя ранеными. Так же в начале марта месяца 2020 пришла ракета в «КРАЗ» 46-ой, с одним убитым и четырьмя ранеными. Так же работает 122-мм артиллерия короткими налетами по тактическому тылу и во время ротаций опорных пунктов в первой линии. Немного, десяток-другой снарядов, но приходит стабильно, едва ли не через день. И это не единичный случай – идет системная работа. Стороны активно применяют крупные калибры на юге, у Докучаевска, в полосе у Донецка, по фасу Горловки, на Бахмутке.

Много это или мало? Смотря с чем сравнивать. С февралем, впрочем, как и с мартом прошлого года число павших уменьшилось. С другой стороны, активных действий сейчас немного, а даже самым ярым оптимистам в плане влияния разведения на ситуацию давно понятен итог мирных инициатив. И что число жертв на фронте в 400+километров особо не изменится, если убрать несколько наблюдательных пунктов возле КПВВ. А развести по всей линии мешает тактическая обстановка – где-то это командные высоты, где-то нужно уйти за реку с плацдарма, где-то оставить промышленную зону или застройку за которую зацепились. Все вот эти скучные будни войны.

Остается «наблюдать и не провоцировать». Это обошлось нам с января месяца в 43 жизни украинских солдат и офицеров. Противник из открытых источников показывает примерно те же цифры, хотя штаб ООС подает 51 убитых боевиков только за март. Несмотря на то, что часть гибнет позже на госпитальном этапе и часть потерь не светится в социальных сетях, цифра достаточно серьёзная и не сильно «стреляет» по происходящему на фронте. Это видно и из сводок. ВСУ за март месяц потеряли четыре автомобиля снабжения от ударов ПТРК – либо доставка личного состава на короткие ротации в красной зоне, либо развозка продуктов. Где-то не повезло проскочить, где-то стояли чуть дольше чем нужно, где-то ударная группа подлезла на нейтралку и дотянулось. У противника так же управляемыми ракетами поразили автомобиль на Бахмутке, водовозку и машину с лесом на юге, группу пехоты в Калиново, расчет АГС и мотолыгу. Кроме того, был подрыв у Сокольников, где двое тяжелых трехсотых и погибший боевик.