Россия отстает в инновационности

17

Фонд информационных технологий и инноваций (Information Technology and Innovation Foundation — ITIF) опубликовал рейтинг 40 стран и регионов мира по развитию инноваций. В итоговой таблице ITIF Россия заняла 35-е место.

Станция Хилок Забайкальской железной дороги, 1900 год. Фото: ИТАР-ТАСС

Сегодня уже совершенно неоригинальна мысль о том, что развитие передовых транспортных систем и коммуникационных технологий обеспечивает компаниям гораздо большую географическую свободу в ведении бизнеса. Не ново и то, что для все большей доли товаров и услуг рынок становится международным. В силу этих и других факторов государства вынуждены повышать свою конкурентоспособность, и глобальная экономическая рецессия только усиливает эту необходимость.

Более того, для многих стран конкуренция по издержкам теряет свою актуальность, и они все больше опираются на инновации и науку, пытаясь создавать, развивать и привлекать компании с высоким потенциалом генерирования добавленной стоимости. В обзоре ITIF дается оценка инновационной конкурентоспособности 40 государств и экономических регионов.

При составлении рейтинга ITIF учитывал 16 индикаторов, отнесенных к шести категориям и взвешенных с учетом значимости.
1. Человеческий капитал: высшее образование у граждан возрастной группы 25-34 года; число сотрудников научных и исследовательских учреждений на 1000 занятых.
2. Инновационный потенциал: корпоративные инвестиции в исследования и разработки (R&D); государственные инвестиции в исследования и разработки; доля в мировом объеме научных публикаций.
3. Предпринимательство: инвестиции в венчурный капитал; новые компании.
4. Инфраструктура информационных технологий (IT): современные технологии государственного и муниципального управления (e-government); широкополосные коммуникации; корпоративные инвестиции в IT.
5. Экономическая политика: эффективная ставка налогообложения корпораций; простота организации и ведения бизнеса.
6. Экономические результаты: торговый баланс; приток прямых иностранных инвестиций; реальный ВВП на душу населения трудоспособного возраста; производительность труда.

В отличие от ряда опубликованных в последнее время исследований, согласно которым США занимают лидирующие позиции по критерию инноваций и конкурентоспособности, в отчете ITIF среди 40 стран и регионов у США лишь шестое место с итоговым баллом 63,9, что на 15% ниже результата лидера рейтинга — Сингапура (73,4). Группа ЕС-15*, включающая 15 ведущих государств Европы, занимает 18 место в итоговом списке с суммой баллов 52,5, отставая от Сингапура на 40%. По данным анализа ITIF, вопреки распространенному мнению, США не являются безусловным и недосягаемым лидером в плане конкурентоспособности в мире, но тем не менее, существенно опережают Европу.

*Группа ЕС-15: Австрия, Бельгия, Дания, Финляндия, Франция, Германия, Греция, Ирландия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Испания, Швеция, Великобритания.

Более того, согласно отчету ITIF, за прошедшее десятилетие прогресс в США в направлении развития инновационной наукоемкой экономики был наименьшим в рассматриваемой выборке. В группе ЕС-15 было отмечено некоторое улучшение, но темпы его ниже среднего по выборке и итоговое место — 29.

Если ЕС-15 будет сохранять по темпам развития такой же отрыв от США, то к 2020 году регион опередит США по инновационной конкурентоспособности, — делает вывод ITIF.

Для успешного развития и повышения инновационной конкурентоспособности принципиально важны следующие направления работы.

1. Стимулирование инноваций в компаниях. В том числе необходимы налоговые льготы на исследования и разработки (R&D), а также другие виды стимулов, например, ускоренная амортизация, чтобы увеличивались инвестиции в новое оборудование, в частности IT, важны также и другие нормативы, которые поощряют инвестиции в главные экономические блоки, определяющие рост экономики, например, развитие кадрового потенциала.

2. Открытость для иммиграции высококвалифицированных кадров, которые могут являться источниками новых идей и инноваций. Страны, ведущие такую политику, смогут достигать большего успеха.

3. Развитие «цифровой» экономики. Необходимо не только увеличивать государственные инвестиции в IT в таких сферах, как здравоохранение, энергетические системы, транспорт, государственное управление, образование, но также создавать эффективную регулирующую базу, чтобы стимулировать, а не ограничивать развитие «цифровой» экономики. Необходимо также рассмотреть возможности перестройки сложившейся системы регулирования и государственной политики закупок, чтобы содействовать «цифровизации».

4. Поддержка всех институтов, необходимых для инноваций. Важно увеличивать финансирование не только университетских исследований, но и в сфере институтов, способствующих коммерциализации научных разработок. Кроме того, необходимо поддерживать такие направления, как локальное экономическое развитие, развитие предпринимательства и обучение кадров.

5. Эффективная государственная политика в сфере инноваций. Необходимо следить за тем, чтобы государственная политика стимулировала, а не тормозила инновации. Зачастую влиятельные лоббистские группы борются против изменений и нововведений, прикрываясь общественными интересами, но очень и очень часто это приводит к замедлению прогрессивных и позитивных инноваций. Все государства должны следить за тем, чтобы регулирующие нормативы, политика закупок и другие соответствующие государственные программы благоприятствовали инновациям.

При правильном подходе давление конкуренции между странами может привести к общему и повсеместному росту конкурентоспособности и производительности, что в конечном итоге пойдет на пользу не только отдельным государствам, но и мировой экономике в целом. Но если в результате конкуренции государства начнут практиковать варианты «игры с нулевой суммой» и стратегии «сделай соседа нищим», в особенности те экономики, которые ориентируются на рост за счет экспорта и протекционистскую и меркантилистскую политику, тогда глобальная экономика только проиграет.

Все государства должны создавать необходимую базу, благодаря которой международная конкуренция будет стимулировать движение всех субъектов мировой экономики к инновационному и максимально быстрому развитию, но таким образом, чтобы это поддерживало, а не ограничивало глобальный рост. На США и Европе, лидировавших в 20 веке, лежит обязанность возглавлять это движение в 21 веке.

В итоговой таблице ITIF группа ЕС-15 опережает США только по трем из 16 индикаторов: эффективная ставка налогообложения корпораций, торговый баланс, приток прямых иностранных инвестиций.

При этом в рамках европейской группы существуют значительные различия. Швеция занимает второе место среди всех рассмотренных стран и регионов и по сумме баллов на 11% опережает США. Дания в списке четвертая. Все остальные страны из ЕС-15 отстают от США, показатель Испании составляет только 68% суммы США. Италия, Греция и Португалия уступают некоторым развивающимся странам (Греция в итоговом списке расположилась даже ниже России).

В рамках группы ЕС-10* также показатели заметно колеблются: Польша набирает по сумме баллов на 45% меньше, чем США, а Эстония опережает Испанию.

*Группа ЕС-10 включает 10 новых государств, вступивших в ЕС в 2004 году: Кипр, Чехия, Эстония, Венгрия, Латвия, Литва, Мальта, Польша, Словакия, Словения.

Важно отметить при сравнении, что между штатами США показатели также существенно варьируют: в лидирующем Массачусетсе доля расходов на R&D в структуре экономики в восемь раз выше, чем в Миссисипи, замыкающем рейтинг. На самом деле, штаты с самыми высокими баллами, такие как Массачусетс, Вашингтон, Мэриленд, вероятно, значительно опережали бы Швецию и другие европейские страны, если бы они входили в состав рейтинга как самостоятельные государства.

Хотя США пока располагаются выше Европы, по показателям динамики ситуация обратная. В последние несколько лет страны ЕС-15 добились большего прогресса по всем 16 индикаторам в целом, чем США (хотя темп изменения в европейской группе все еще ниже среднего по выборке).

Это неудивительно, если учитывать работу Европейской комиссии и каждого из национальных государств Европы в направлении развития экономической модели, опирающейся на инновации и знания. В частности, было очень много сделано в сфере финансирования исследований и разработок. В противоположность этому, американские чиновники действовали менее активно, отчасти ввиду распространенной точки зрения, что США фундаментально не конкурируют с другими странами, либо удерживают неоспоримое лидерство и что так будет и впредь.

Отчасти ввиду более низких стартовых позиций, но и в результате принимаемых мер на государственном уровне, страны ЕС-10 также более стремительно прогрессировали, с темпом выше среднего по выборке. В частности, Прибалтийские государства показали высокие результаты, опередив многие европейские страны с более развитой экономикой.

По динамике развития в группе ведущих европейских стран Германия и Италия занимают пятое и шестое место с конца, в свою очередь, быстро продвигаются в направлении инноваций Дания, Ирландия и Швеция.

Россия занимает в итоговом рейтинге инновационности 35 место (сумма баллов — 35,1). Более высокий результат— 8 позиция (15,2 балла) — по динамике инновационных изменений.

Между тем, по некоторым из 16 рассмотренных критериев Россия входит в первую десятку. Так, в России самый высокий процент населения с высшим образованием в возрастной группе 25-34 года (1 место). Россия — восьмая по индикатору эффективной ставки налогообложения корпораций, третья — по индикатору торгового баланса. Неплохой результат (13 место) также достигнут по уровню государственных инвестиций в исследования и разработки (R&D). Но по инвестициям в IT (34 место), развитию широкополосных коммуникаций (34 место), ВВП на душу трудоспособного населения (36 место) и деловому климату (38 место) Россия оказалась в десятке отстающих.

Лидеры глобального списка — в Азии. Сингапур занимает первую строчку таблицы, опережая по сумме баллов США на 15% и ЕС-15 на 40%.

Несмотря на более низкие доходы на душу населения, Южная Корея располагается в таблице на одну строчку выше США. Как и Сингапур, Южная Корея делает акцент на технологических инновациях, кроме того, отводит международной конкуренции приоритетную роль. В стране были созданы Агентство по информации и Фонд промышленных технологий. Стоит также отметить благоприятный для корпораций налоговый режим. В итоге Южная Корея сделала значительный шаг к процветанию и высокотехнологичному росту.

Даже Япония, которую многие экономисты ошибочно списывают со счетов (во многом ввиду медленного роста ВВП, который связан не столько с плохими показателями экономики, сколько с сокращением трудоспособного населения), занимает 9 строчку и по сумме баллов лишь на 7% отстает от США и на 14% превосходит ЕС-15.

Многие государства, которые привлекают большое внимание как конкуренты в сфере инновационной экономики, в том числе развивающиеся страны БРИК, фактически оказываются на нижних строках таблицы. Это не означает, что они и другие «отстающие» в списке не обладают инновационным потенциалом — обладают. Но в их структуре экономики вес этих факторов все еще минимален. Главный фактор привлекательности этих стран по-прежнему связан с низким уровнем издержек, а не с инфраструктурой инноваций. И такое положение, вероятно, будет сохраняться еще многие годы, по крайней мере, если не будет расти производительность в широком спектре отраслей.

Что касается прогресса, ситуация здесь намного лучше. Страны Южной Азии движутся вперед семимильными шагами. Наверное, неудивительно, что Китай занимает первое место по критерию прогресса. Это связано с активным содействием модернизации и развитием технологий. Сингапур не только лидер по сумме баллов на текущий момент, но занимает второе место по темпу изменений в сфере инноваций.

Между тем Южная Корея и Япония, два государства, которые пережили периоды быстрого роста десятилетие или два назад, продолжают быстро развивать успех, намного опережая США и ЕС-15.

В целом центральной проблемой для стран Южной Азии станет в следующем десятилетии переход от преимущественно экспортной модели роста, во многом построенной на меркантилистских мерах, в частности валютных манипуляциях, в сторону политики стимулирования инноваций, применению информационных технологий, повышения производительности во всех секторах экономики — не только в отдельных экспортных отраслях.

И другие азиатские страны, в том числе Россия (часть России находится в Азии, часть — в Европе, поэтому ITIF и относит ее к Азии) и Индия также демонстрируют большой прогресс, пусть и с невысоких стартовых позиций.

Как и Китай, эти страны должны пройти долгий путь, прежде чем стать реальными субъектами глобальной экономики знаний и инноваций. Их сильной стороной являются низкие издержки, но если они смогут эффективно преодолевать недостатки, в частности это касается делового климата, квалификации кадров, инфраструктуры, у них есть все условия для того, чтобы продолжать быстрое развитие и повышать производительность.

В целом, наблюдаемые тенденции указывают, что без согласованных государственных мер в США и Европе в направлении инноваций и повышения конкурентоспособности наступивший век станет веком не Атлантического, а Тихоокеанского региона, точнее — Юго-Восточной Азии.

Хотя и Мексика и Бразилия за прошедшее десятилетие по темпам развития ликвидировали отставание от США, они проигрывают позиции ЕС-15 и ЕС-10. Это отражает вызовы, с которыми сталкиваются латиноамериканские страны в целом. В окружении богатых и наукоемких экономик Европы, Японии, США и быстро совершенствующихся азиатских стран, в частности, Индии и Китая, Латинской Америке, за исключением нескольких стран, в частности Чили, не удавалось разработать и внедрить программы, которые позволили бы региону вступить на путь быстрого наукоемкого роста.

Аналогичным образом, государства Британского Содружества — Австралия, Канада, Великобритания — прогрессировали быстрее, чем США, но отставали от ЕС-15.

Кто-то может связать эти тенденции, в частности, невысокие результаты США, с процессом конвергенции, при котором отстающие догоняют лидеров. Наверняка по отдельным факторам возможно большее сближение, чем по другим. По индикаторам, для которых потенциал повышения ограничен (например, доля взрослого населения с высшим образованием не может быть больше 100%) оно более вероятно. Но по многим другим факторам, потенциал изменения которых не ограничен (например, ВВП на душу трудоспособного населения) либо по которым уровни относительно невысоки (например, венчурный капитал), едва ли можно ожидать сближения.

Таким образом, по многим факторам США, вероятно, смогут по-прежнему прогрессировать, по меньшей мере не отставая от менее развитых стран.

Действительно, экономисты отмечали, что сближения между странами с высокими и низкими доходами в целом не происходит. Более того, если оно имеет место, почему высокоразвитые государства, такие как Австрия, Дания, Япония и Швеция, развиваются намного быстрее, чем США?

И тот факт, что США больше не являются лидерами, и то, что развитие их идет медленнее, чем во всех других странах, показывает, что почивать на лаврах — опасная тактика. Как для США, как и для любого другого государства.

Рейтинг инновационности

ПозицияСтранаБалл
1Сингапур73,4
2Швеция71,0
3Люксембург66,2
4Дания64,5
5Южная Корея64,2
6США63,9
7Финляндия59,6
8Великобритания59,2
9Япония59,0
10НАФТА*58,6
18ЕС-15**52,5
20ЕС-25**50,6
30ЕС-10**36,9
33Китай36,0
35Россия35,1
38Бразилия30,1
40Индия21,6
 СРЕДНИЙ БАЛЛ36,5

*Северо-Американское соглашение о свободной торговле (НАФТА)

**Группа ЕС-25 включает все государства ЕС, за исключением Болгарии и Румынии, которые вступили в ЕС в 2007 году и по которым пока нет достаточных данных для анализа.

Изменения в инновационном статусе за период 1999-2009

ПозицияСтранаБалл
1Китай19,5
2Сингапур19,0
3Литва14,8
4Эстония18,1
5Дания17,4
6Люксембург16,9
7Словения16,7
8Россия15,2
9Кипр14,7
10Япония14,4
14Индия13,6
19ЕС-1012,8
26ЕС-259,4
29ЕС-158,5
37НАФТА5,1
39Бразилия3,7
40США2,7
 СРЕДНИЙ БАЛЛ11,2
Поделиться:
Загрузка...