Россию часто пинали и унижали, но унижения мы не прощаем

10

Господа! Вы дураки! Ровно с того самого момента, когда радостно захлопали в ладоши, узнав о распаде Советского Союза. ‘Советский медведь издох!’ — переполняли чувства вас и прессу. А медведь, устав уговаривать все лесное население держаться вместе (ватагой всегда сподручнее), плюнул, да и отпустил всех на вольные хлеба, оставшись при своем добре.

Мало того, снабдил в дальнюю суверенную жизнь кого частью своих исконных территорий, кого припасами, и все долги повесил на себя, разойдемся, мол, по-тихому. Дубину только себе оставил. По хилости остальных — с ней больше никто и не справился бы.

Как мы тогда смотрели на Запад! Как мы надеялись! Не на подачки, на понимание! Мы смертельно устали от серости, однообразия и тупоголовости. Нам хотелось красок Мира, ведь он так прекрасен. И столько в нем мест, где мы ни разу не были!

Да, вся душа — нараспашку! Никогда до, и никогда после не было бы у вас лучшего друга, чем наша Россия, отнесись вы к нам по-доброму, построй вы с нами действительно доверительные, равноправные отношения!

Вы цинично и подло обманули наши надежды! Ваш бизнес-план оказался полным дерьмом, впрочем, как выяснилось, и многое остальное!

Тогда вы нам были еще не друзья, но уже не враги. Сейчас — уже не друзья и пока не враги! Вместо того чтобы мягко, без самодовольного превосходства вводить Россию во все мировые институты, без брезгливости интегрировать нашу экономику в мировую, вы, господа, считали хорошим тоном, где только можно пнуть нас, посмеяться, унизить.

Идиоты! Вы не учили Историю? Русские (Я имею ввиду всех, кто русский по духу, а не по крови. Плевать я хотел на наши национальности. Я и сам, подозреваю, не чистых кровей) могу понять и простить многое. Но не презрительное унижение.

Вы начихали на договоренности о неприближении НАТО к нашим границам (пусть и устные). Разве договор не дороже денег? Всей своей деятельностью вы снисходительно демонстрировали нашу якобы второсортность, никчемность, бедность и дремучесть. Иначе с чего это вдруг кандидатша Хиллари внезапно ‘запамятовала’ фамилию теперешнего президента России? Страны, которая камня на камне от мира не оставит, не приведи, Господи! Нет, ну не дура ли? И все объяснения по поводу избирательного PR-а и речей для внутреннего употребления здесь не проходят. Как говорится: ‘Разговорчики в строю!’ Вспомнит, выучит! От зубов отскакивать будет! Или уже выучила?

В России все намного жестче. Мало полутонов. Или ты — или тебя. Или мы — или нас. Разве я могу забыть, что оба моих деда не вернулись домой? ‘Пропал без вести’ и ‘пал смертью храбрых’ — так написано о них. Разве я могу забыть, что от голода и лишений , мой отец, тогда еще малолетний мальчишка едва не умер, провалявшись в горячке почти год. Как писал он свои первые слова не в школьной тетради, а на отрезанных от довоенных газет склеенных полях. Историю моей семьи забыть? Фига! А сколько нас не забывших, вы легко посчитаете по Георгиевским ленточкам на автомобилях в мае. И, пожалуй, единственным дефицитом, настоящим, будет недостаток этих ленточек.

И когда на Красной площади во время праздничного концерта в честь Победы звучит великолепный голос Гвердцители : ‘Сомнения — прочь, уходит в ночь отдельный, 10-й наш десантный батальон’, вся площадь, вся страна, выпившая и не очень, прильнувшая к экранам телевизоров, на несколько минут становится этим десантным батальоном. Такая аура возникает, что не только веришь, знаешь, нас ничего не сломает, не испугает. Башку свернем любому супостату.

Точка возврата вами пройдена. И самое удивительное, что все больше и больше молодых приходит к выводу о том, что коммунисты, говорившие о враждебности Запада, к сожалению, были правы. Нет, мы охотно общаемся, влюбляемся, ‘зажигаем’. Перенимаем достойное, учимся. Это не зазорно. Царь Петр, не нам чета, тоже топором на верфях махал. И мы не переломимся. С нашей жаждой жизни — только держись! Но все отчетливее проступает линия различия наших менталитетов, за которую вам не переступить.

Может быть, вы будете удивлены, но у каждого из нас есть две страны, в которых мы живем одновременно. Одна страна — это наше Государство, которому мы все должны уже чуть ли не с рождения. Которое обложило нас налогами, податями и матом. Которому плевать, если правды не доискаться. И для которого все мы априори — уголовники. От уплаты которому чего-либо отвертеться, если и не геройство, то, во всяком случае, для многих и не криминал.

Другая страна — это наша Родина, которой мы и сами отдадим последнее. Которая пахнет теплым хлебом и полевыми цветами. В которой бьют чистейшие родники, и текут полноводные реки. Которая смотрит на нас, непутевых, с фотографий отцов и дедов в военной форме, словно, тысячелетней мудростью извиняя за нашу всеобщую безалаберность. В которой у каждого есть свой, дорогой сердцу уголок. И какого-нибудь деревенского дьячка-пьяницу, я ни за что не променяю на лощеного святого отца-педераста.

Что не все служители церкви на Западе педерасты? Так и в России не все пьют! А такой Родины, которая есть в душе каждого из нас, вам, никогда и не выдумать!

Нам незачем воевать! Своей земли любой и сколько хочешь! У нас дел — не переделать! Но теперь мы едва нуждаемся в вашей помощи. Технологии — в клюве сами принесете, уговаривать будете, чтобы взяли. Спасибо кризису. Наш рынок сбыта — мечта! И ‘отскочим’ мы быстрее. Финансы потекут по другим руслам. Дошло до всех: Запад -‘западло’. Так что, господа, не усугубляйте ситуацию. Искупайте вину. Кто успеет раньше, тому зачтется.

НАМ НЕЗАЧЕМ ВОЕВАТЬ!!!

Но если припрет! Советская Армия по численности превышала 4 млн. ‘штыков’. И что не говори, вся Армия не могла заниматься строительством дач для генералов, как утверждают некоторые защитники прав. Кто-то водил танк, кто-то стрелял, кто-то настраивал радиостанции и т.д. Мы давно уже в запасе и занимаемся своими делами. Но выучка и навыки никуда не делись! Просто за ненадобностью вся эта ‘моторика’ дремлет в подсознании. И привести ее в боевое состояние много времени не потребуется. Нас таких много. И еще лет 10-15, хотя бы и одним своим наличием, мы страну в обиду не дадим. А дальше…

У нас взрослый сын. Через год он заканчивает институт и идет в Армию, а подросток дочь уже вполне освоила начальные навыки вождения нашего ‘проходимца’. Да, и по английскому у нее ‘пятерка’. Пригодится для допроса пленных. Вы и сейчас ничего не поняли?

По мотивам статьи И.Мильштейна: Одинокая страна

Поделиться:
Загрузка...