Энергетическое поле остается полем брани

12

На этой неделе вся страна стала свидетелем безобразной сцены, разыгравшейся между президентом и премьер-министром на заседании СНБО. Виктор Ющенко сделал изысканное заявление: «Я не маю ніякого відношення до вашого вонючого газу». Правда, о деньгах, «которые не пахнут», ничего не заявлял.

Премьер же, вроде дама тренированная, но на два дня «ушла в астрал» и всем, с кем проводила в эти дни неформальные встречи, твердила: «Как же так? Как же так?.. Это же развал власти! Это же конец! Что же делать дальше?». Очевидную для всех вещь Тимошенко для себя открыла после спичей президента и главы парламентской следственной комиссии по газу Инны Богословской.

Подавляющее большинство экспертов газовой отрасли расценили указ президента Украины №82/2009, дающий зеленый свет последнему из известных решений СНБО, исключительно как политический.

Президентский указ датирован 11 февраля и называется «О решении Совета национальной безопасности и обороны Украины от 10 февраля 2009 года «О неотложных мероприятиях по обеспечению энергетической безопасности».

Текст этого указа, размещенный на сайте президента, наводит на мысль, что он (а точнее — решение СНБО, утвержденное этим указом) написан несколькими людьми, каждый из которых пытался вставить, как говорится, свои пять копеек в решение. В том числе — представители «РосУкрЭнерго».

Кроме того, несмотря на заявления секретаря СНБО Раисы Богатыревой 10 февраля, что в решении СНБО даже не упоминается посредник «РосУкрЭнерго», эта компания не только названа. В пункте 9 вступительной части прямо сказано о том, что «нерешенность вопроса легитимной передачи от компании RosUkrEnergo НАК «Нафтогаз України» прав собственности на газ, находящийся в ПХГ Украины, в качестве зачисления обязательств AG RosUkrEnergo перед НАК «Нафтогаз України», возникших в результате переуступки ОАО «Газпром» прав требования в размере 1,7 млрд. долл., может помешать исполнению обязательств украинской стороны по транзиту газа, поскольку именно этот газ, согласно условиям контрактов, должен использоваться в качестве топливного (технологического) газа в 2009 году, а возможные судебные иски со стороны AG RosUkrEnergo могут заблокировать возможность его использования».

Наверное, могут. Но ведь НАК «Нафтогаз України» тоже не лаптем щи хлебает. Насколько известно , за этот газ «Нафтогаз» тоже намерен побороться в суде. Ведь, по подсчетам украинской национальной нефтегазовой компании, «РосУкрЭнерго» должна ей около 2 млрд. долл. Денег не платит. А газ требует. Да еще пеню начисляет. Непонятно… «Нафтогаз» же тем временем пытается растаможить и 11 млрд. кубометров газа. В смысле — найти в дырявом бюджете деньги на растаможку

В своем решении СНБО отмечает, что «полностью или большей частью не выполнены мероприятия по усовершенствованию законодательной и нормативной базы, внедрению рыночных преобразований в сфере энергетики… привлечению иностранных инвестиций… диверсификации источников и маршрутов транспортировки энергоносителей» и т.д.

Совершенно верно — не выполнены. Но не выполнены «полностью или большей частью» по разным причинам в течение более десяти лет. Поэтому не только у меня сложилось впечатление, что в решении СНБО, а затем и в указе президента смешались кони, люди, правительства и лоббисты… А в целом это выглядит как абсолютно политическое решение. Уже потому, что в нем поставлены нереальные сроки для решения глобальных и давно накопившихся проблем. При этом Совбезом точно не указаны источники финансирования перечисленных программ и проектов.

В решении Совета нацбезопасности и обороны также сказано о «замедлении внедрения реформирования рынка электроэнергии».

Каким же это образом и кто замедлил реформы энергорынка? При том, что это наиболее организованный сектор энергетики. При том, что в парламенте давно ждут своего рассмотрения проекты продолжения реформ. Или СНБО об этом не знает?

 Глава Минтопэнерго Ю.Продан 12 февраля публично заявил: «ходить на заседании СНБО — себя не уважать». С четверга в этом министерстве усиленно работает прокуратура. Может, поэтому и комментарий Минтоп­энерго получился настолько розовым, насколько черно решение СНБО.

Тем не менее в энергетическом ведомстве утверждают, что работа в направлении диверсификации источников поставок энергоносителей ведется постоянно, так же, как и работа над усилением энергетической безопасности.

Сегодня продолжается работа по присоединению Украины к европейскому энергетическому сообществу, выполняются мероприятия по присоединению объединенной энергосистемы страны к объединенной европейской энергосистеме UCTE.

В 2009 году основное внимание действующего правительства направлено на решение вопросов сокращения потребления природного газа и использования потенциала альтернативных видов топлива.

Министерство уже подготовило соответствующий проект распоряжения о первоочередных организационных мерах, которые позволят значительно сократить потребление газа на предприятиях теплоэнергетики.

По поводу привлечения финансовых средств для модернизации украинской газотранспортной системы (ГТС) в марте текущего года запланировано проведение совместной инвестиционной конференции Украина—ЕС, на которой украинская сторона предложит потенциальным кредиторам (прежде всего речь идет о международных финансовых организациях — ЕИБ, ЕБРР, ВБ и крупных европейских банках) мастер-план соответствующих приоритетных проектов по модернизации транзитной части ГТС.

Минтопэнерго также уделяет огромное внимание развитию атомно-промышленного комплекса и ядерной энергетики. Здесь речь идет как о строительстве новых атомных мощностей (третий и четвертый энергоблоки на ХАЭС), так и об обеспечении украинских атомных электростанций ураном собственной добычи (строительство предприятия на базе Новоконстантиновского месторождения урановых руд).

В любом случае, утверждают в министерстве, закрепленное указом президента решение СНБО будет выполняться, как того требует украинское законодательство. Однако, отмечают в ведомстве, в этом решении поставлены задачи, для реализации которых необходимо наличие значительного финансового и временного ресурса, а также законодательная поддержка.

Идем дальше. СНБО решил, в частности, следующее: до 1 марта 2009 года оптимизировать структуру потребления энергоносителей… Если этого не сделали за 17 лет независимости Украины, то возможно ли это сделать за две оставшиеся недели февраля? Возможно ли за этот срок «проработать детализированные механизмы финансового обеспечения долгосрочных программ (планов) развития энергетической отрасли»?

До 1 апреля СНБО хочет наблюдать «подготовку к либерализации газового рынка Украины в соответствии с принципами рынка газа ЕС». Это возможно? При том что в самом Европейском Союзе об этом тоже пока только мечтают. И в чем состоит «подготовка к либерализации газового рынка Украины»? Из решения СНБО это не понятно.

К слову, об открытости рынка газа вообще не упоминается. Может быть, это само собой разумеется? Но, как по мне, — где угодно, только не у нас.

Какие институты и организации и за какие средства до 1 апреля будут «пересматривать… основные показатели Энергети­ческой стратегии Украины на период до 2030 года» с учетом решения Совбеза? Непонятно. Ясно только, что она устарела. Но решение СНБО на сей счет хотелось бы видеть структурированным и реальным по срокам исполнения (а то выходит: «Выполним пятилетку за одну ночь!»), а также с указанием источников финансового обеспечения. Вместо этого получился винегрет из политических желаний. Причем желаний, рассчитанных на внутриполитический и, в общем-то, сиюминутный эффект.

Я абсолютно согласна с руководителем энергетических проектов Центра «НОМОС» Михаилом Гончаром, что решение СНБО (как и одноименный указ президента) программирует методологическую ошибку в контексте пересмотра Энерго­стратегии Украины до 2030 года. Причем, к 1 апреля! Прежняя стратегия практически не учитывала аналогичные стратегии ЕС и соседней России. Тогда какая же это стратегия?! Для внутреннего потребления?

Теперь несколько слов о газе.

До 15 февраля СНБО и президент велят (постановочная часть, пункт 2): «утвердить баланс газа Украины на 2009 год… утвердить финансовый план НАК «Нафтогаз України» на 2009 год… сбалансировать бюджеты всех уровней в связи с повышением НКРЭ цены газа для бюджетных учреждений», обеспечить своевременную оплату газа потребителями, обеспечить субвенции из бюджета на покрытие разницы в ценах, обеспечить «разработку механизма покрытия разрывов финансовых потоков». Словом, сделать много правильных и нужных вещей в темпе перебирания двух мешков чечевицы, высаживания роз…

В принципе, специалисты финансовый план и газовый баланс уже сверстали. Так что справятся. А вот насчет платежей — это будет непросто. Как рассказал «ЗН» один из руководителей «Нафтогазу», максимальная дыра в бюджете НАКа может составить 62 млрд. грн. Тут без дорогой крестной никак не справиться. Вопрос — где ее взять и не будет ли она о-чень дорогая?

Принципиальный момент в указе и решении СНБО касается годового объема газа. Как известно , контрактный объем на десять лет составляет 52 млрд. кубометров ежегодно. СНБО и президент считают, что эти объемы «превышают ежегодные прогнозные потребности Украины в импортном газе». И, по версии СНБО и президента, «это противоречит Энергетической стратегии Украины на период до 2030 года в части диверсификации источников поставок газа, увеличения объемов собственной добычи и сокращения его потребления в целом».

Но проблема в том, что других источников поставок газа в обозримом будущем не наблюдается. Для увеличения собственной добычи пока недостаточно средств и репрессий, призванных навести порядок в этой сфере. Впрочем, прокуратуру Совбез на сей счет уже озадачил.

А вот насчет контрактных 52 млрд. кубометров ежегодно — прямо объяснено в контракте с «Газпромом» на закупку газа (статья 2, пункты 2.2—2.5), где четко сказано, что в 2009-м Ук­раина закупит 40 млрд. кубометров газа. С 2010-го может покупать по 52 млрд. При этом объем закупаемого газа может быть изменен в ту или иную сторону в пределах 20%. В контракте сказано, что можно применить уменьшающий коэффициент 0,8. То есть Украина должна покупать не менее 80% оговоренного в контракте годового объема газа. Динамика последних лет свидетельствует, что такие условия нас устраивают. Так что если нам не нужно 52 млрд. кубометров, мы и покупать их не будем, а ограничимся 40–41 млрд. кубометров. Именно так записано в контракте.

 Но изначально расчет строился на прогнозных данных, в частности, международной консалтинговой компании Purving&Certz. В формуле контрактной цены импортного газа поквартально учитываются данные в зависимости от уровня цен на нефтепродукты — мазут и газойль, — которые действовали на рынке в течение девяти месяцев, предшествующих периоду определения цены газа. В первом квартале 2009 года она составляет 360 долл. за 1000 кубометров с учетом 20-процентной скидки от базовой цены 450 долл.

Подчеркну, что приведенные в таблице данные являются прогнозными на второй-четвертый кварталы текущего года и могут изменяться в зависимости от изменения цен нефти и нефтепродуктов на мировых рынках. Но тенденция сохраняется.

Что и вовсе трудно понять из решения СНБО, так это связь между диверсификацией источников энергопоставок, добычей урана, закупкой топлива для АЭС, сокращением нефтепереработки и… «игнорированием» правительством Ю.Тимошенко распоряжения президента и СНБО об аверсе нефтепровода Одесса—Броды. Так прямо и сказано в тексте цитируемого документа (пункт 3 преамбулы): «Изменение позиции премьер-министра Украины в июле 2008 года относительно реализации проекта Евро-Азиатского нефтетранспортного коридора и последующее блокирование Кабинетом министров выполнения решения СНБО от 28 июля 2008 года «О неотложных мерах по обеспечению работы нефтепровода Одесса—Броды в проектном направлении», введенного в действие указом президента от 15 августа 2008 года №716, привело к стагнации национальной нефтеперерабатывающей отрасли, к увеличению доли импорта с 50% до 70% на украинском рынке нефтепродуктов и к потере Украиной имиджа как перспективного транзитера каспийской нефти в европейские страны».

Ну как, скажите, правительство может «развернуть» нефтепровод, если нет ни продавцов нефти для этого маршрута, ни покупателей в Европе? Нет четких договоров, а только обещания и пустые заявления? Так что — пусть труба стоит пустой? Пере­говоры постоянно ведутся, но до решения задачи еще далеко. Так что вряд ли тому виной «изменение позиции премьер-министра».

Идем дальше. СНБО решило, что нужно «разработать и утвердить программы развития угольной, газовой, нефтяной и электроэнергетической отрасли». А разве прежде таких программ не было? И кто будет их утверждать? И финансировать? Ведь даже в Минтопэнерго говорят, что нужен механизм финансирования. В противном случае политическая конфетка президента и СНБО окажется без повидла.

В обсуждаемом указе президента ключевые слова — энергетическая безопасность. На поверку же оказывается, что в погоне за внутренним политическим эффектом его авторы забыли о том, что внешняя газовая агрессия уже имела место. И события января 2009 года стали ее ремейком. Но вместо того чтобы действительно заниматься энергобезопасностью страны, президентская рать банально сводит счеты с правительством. А правительство, в свою очередь, декларируя в общем-то верные подходы, пока ничем не доказало свою эффективность.

Энергетическое поле остается полем брани. Ожидаем публичного перехода на ненормативную лексику.

 Алла ЕРЕМЕНКО

 

Поделиться:
Загрузка...