Евгений Ясин: Кризис – это тот момент, когда нам эту ситуацию всё равно придётся нормализовать

15

М. ГАЙДАР: Здравствуйте. Рубль укрепляется, как Вы и говорили. Вы говорили, что доллар дошёл до своего дна, по-крайней мере, дошло до дна падение рубля, и теперь он укрепляется. Скажите, как долго это продолжится, и что же теперь будет? Он будет укрепляться до 23-х рублей за доллар опять?

Е. ЯСИН: Я думаю что он на этом и остановится, потому что падение рубля началось по объективным причинам, связанным с тем, что снизились цены на нефть, произошло падение нашего фондового рынка. И резко ухудшился платёжный баланс. Этих факторов достаточно было для того, чтобы вызвать падение рубля. Но когда он падает, то наступает момент равновесия с негативным влиянием соответствующих факторов. И его снижение в районе 40% — это достаточно серьёзное снижение. И на этом можно остановиться. Если не будет новых факторов, которые будут ухудшать его положение, он будет сравнительно стабилен. Сравнительно стабилен при плавающем курсе немножко выше, немножко ниже. Так он и будет находиться. Будет ли его повышение? Если будет повышаться цена на нефть, если у нас пойдут вверх котировки на фондовом рынке, то тогда да.

 В газете «Ведомости» пишут, что ЕПФР «Глобал» сообщил о том, что выросли все фонды всех развивающихся стран последнюю неделю. Может быть, это какое-то преломление общемировой тенденции, и мы являемся частью этого процесса?

Не исключено. Но по моим представлениям ещё рано, потому что мы прошли некую волну кризиса. Если это чисто финансовый кризис, может быть, дело на этом и остановится. Но если это кризис структурный, то будут новые волны, которые трудно предсказать в настоящее время. Думаю, что они будут исходить сейчас от развитых стран. Но я не думаю, что ситуация в развивающихся странах настолько стабильна, что можно считать, что те повышения, которые произошли на различных площадках, что это уже свидетельство того, что кризис остановился.

Как можно объяснить, что США печатают доллары, и на них везде можно купить товар. А на наши напечатанные рубли ничего не купишь. Как их печатный станок приводит к инфляции наш рубль и сколько необеспеченных товаром долларов «гуляет» в мире?»

Наш рубль имеет хождение только в России. Соответственно, сказать, что на рубль ничего купить нельзя – это неправда, потому что товары продаются за рубли. Другое дело, что здесь, может, выбор хуже, цены выше, но, тем не менее, это валюта, которую все принимают. Почему никто не пользуется рублями, как долларами? Ну, потому что российские граждане недавно бегом бежали и сдавали рубли за доллары, потому что, стало быть, к рублю нет такого доверия. А нет такого доверия потому, что за ним стоит гораздо более слабая экономика, чем американская, которая, как на крючке висит на нефти и газе. Поэтому с нашим рублём ситуация такая. А с американским долларом, это мировая резервная валюта, одновременно национальная валюта самой могущественной страны в мире.

И если американцы печатают доллары, то они отвечают на тот спрос, который есть во всём мире. Ведь на самом деле, они не просто печатают и пускают в оборот. Есть запрос – граждане России хотят купить 30 млрд. долларов. Они напечатали и отправили. Тридцать миллиардов я сказал «с потолка». Может быть, двадцать. Но всё время у нас есть спрос на доллары. Они отправляют с готовностью. Потом, когда здесь образуется слишком много долларов, если мы захотим их продать в США, наверное, какие-то процедуры есть, как они их принимают, но там это вопрос такое, что они регулируют у себя инфляцию и другие внутренние параметры, и не допускают значительного роста инфляции посредством печатания доллара.

Как правило, прежде всего, они для покрытия своего бюджетного дефицита привлекают иностранные инвестиции, соответственно, это бумаги. Которые они продают за эти инвестиции – это бумаги долларовые. Но они расходятся по всему свету. Скажем, в Китае иностранные валютные резервы составляют 2 трлн. долларов. Там, наверное, есть какая-то доля евро, йен и т.д. Но основная масса – это доллары.

Малый бизнес, общественное питание, — имеет ли смысл во время кризиса открывать новые объекты малого бизнеса, или довольствоваться тем, что есть на сегодняшний день, и отложить планы по развитию до лучших времён?

Очень хороший вопрос. Я постараюсь на него ответить. Кризис должен открыть со временем какие-то новые ниши на рынке. Какие, я не знаю. Это конкретные предприниматели должны лучше чувствовать. Возможно, это непосредственно в том бизнесе, которым они занимаются. Но в чём я убеждён – это в том, что снижение стоимости рубля, его падение – это значительное подкрепление для российских предпринимателей. И поэтому я на месте нашего слушателя сделал бы так. Я, может быть, сейчас бы месяц-второй ещё бы выждал. За это время, может быть, я бы постарался создать некий дополнительный капитал, сберечь какие-то средства, которые можно было бы потом авансировать в новое дело или в свою старую компанию, для того, чтобы её развить.

А потом я бы, если есть такое ощущение или просто расчёты, которые показывают, что возможно будет выгодно вложение денег, я бы сделал такие вложения, потому что я убеждён, может быть сейчас как раз благоприятный момент для малого бизнеса, который будет открывать какие-то ниши на рынке, заполнять те ниши, которые до недавнего времени были заняты иностранцами.

Я бы всё больше думал о том, что есть некие ниши, которые сегодня можно будет заполнить, поскольку импорт товаров сократился на 30-40%. Что именно сократилось, надо понять. Единственное, что я не советую, я всё привык с точки зрения государства, но я не советую развивать бизнес в таком предположении, что те цены, которые составляют поставщики импортных товаров, что они должны сохраниться. Надо играть на понижение. Мы можем захватывать рынки, играя. Сейчас, когда вы стремитесь, должны стремиться увеличить свою долю на рынке, вы не можете делать ставку на большую прибыль. Вы должны увеличивать масштаб бизнеса. Вот я бы так сказал.

Почему во всём цивилизованном мире снижают ставки ЦБ, а у нас повышают? У нас что, опять совершенно иной путь развития, иная экономическая модель, или за этим кроется что-то другое?

Я уже несколько раз об этом говорил. Все остальные страны вступили в кризис при низкой инфляции. США – 4%, в Европе – ещё ниже, в Китае максимальный уровень цен в прошлом году был с инфляцией 7%. У нас – 13% с лишним. При этом мы не можем иметь дешёвого кредита. Поэтому с моей точки зрения главная задача правительства, главная задача ЦБ на первой фазе кризиса – это снижение инфляции. Я уже говорил ни один раз – 5% для нас это реально, то, что мы можем себе позволить себе, чего мы должны добиться. Добиться перелома. Мы никак не можем. Эти 13%, 12%, один год было 9%. Никак не можем!

Вот как рассуждает банкир. Я себе представляю, неоднократно слышал их суждения. Инфляция 13%. Для того, чтобы я мог заработать, я не могу вам предложить ставку меньше этого. Я должен что-то добавить. Что добавить? Я добавляю свою маржу. А кроме того, я добавляю ещё и составляющую рисков. Политических рисков или каких-то ещё. Но он должен добавить. Значит реально, если вы возьмёте те ставки, которые сегодня имеются на рынке, при том, что есть по существу количественные ограничения на выдаваемый кредиты, потому что банки себе ставят лимиты – больше этого не давать в обстановке кризиса и недоверия.

Но даже то, что они выдают – они выдают примерно 20%. Во столько они оценивают инфляцию, политические риски и сумму прибыли. Теперь давайте вспомним, что было до кризиса, и что сейчас ещё полностью не преодолено. Если мы возьмем начало 2008 года, то ставка процента по кредиту была 12%. Это была очень хорошая ставка. Я хочу обратить внимание, что инфляция тоже составляла 12%. То есть, по существу, кредиты предоставлялись бесплатно. А вообще-то говоря, и под отрицательный процент, потому что инфляция на рынке недвижимости была выше, чем инфляция на товары, по которым составляется индекс потребительских цен. Там по капиталовложениям более высокая инфляция.

Если кроме этого вы возьмёте сырьё, промежуточные продукты, оборудование, всюду тоже цены были, динамика была более высокая. Какая мораль? Если я предоставляю кредит, то я должен… почти нулевой процент они брали, или даже отрицательный. Почему? А потому что они давали, платили по вкладам, по депозитам, они платили намного ниже инфляции, потому что населению они платили по 8%-10%. Двенадцать – это кто-то ошибся. Был какой-то момент, когда банкиры, кто-то ошибался. Но на самом деле, они просто не доплачивали вкладчику. А сейчас вкладчик стал бежать из банков, стал переходить в доллары. На доллары уже невозможна отрицательная ставка.

Но самое главное, кризис – это тот момент, когда нам эту ситуацию всё равно придётся нормализовать, чтобы платили положительную ставку вкладчику, старались привлекать кредиты, и они вынуждены тогда для получения своей маржи так же и предлагать более высокие процентные ставки.

Поделиться:
Загрузка...