Москва и Минск завершили создание единой системы ПВО

10

Президенты России и Белоруссии Дмитрий Медведев и Александр Лукашенко во вторник подписали в Москве соглашение "О совместной охране внешней границы Союзного государства в воздушном пространстве и создании Единой региональной системы противовоздушной обороны".

Россия и Белоруссия не создали единого государства, но остаются близкими союзниками

В боевой состав единой системы ПВО войдут пять авиачастей, десять зенитных ракетных частей, пять радиотехнических частей и одна воинскую часть радиоэлектронной борьбы.

Дмитрий Медведев назвал подписание документа "знаковым событием".

"Мы к этому достаточно долго шли. Работа завершена. Я хотел бы поблагодарить всех коллег, которые принимали участие в подготовке этого документа. Его реализация заметно повысит обороноспособность России и Белоруссии", — заявил он.

Главком ВВС и ПВО России генерал-полковник Александр Зелин ранее сказал, что "единая система ПВО России и Белоруссии усилит радиолокационный контроль воздушного пространства на малых и сверхмалых высотах вдоль западных границ Союзного государства от стран Балтии до Украины".

Общие заявления

Соглашение по ПВО было подписано в ходе заседания Высшего совета Союзного государства (так с 1999 года называются российско-белорусские саммиты), которое первоначально планировалось на ноябрь 2008 года, и дважды переносилось по инициативе белорусской стороны.

Находясь в Москве, Александр Лукашенко не скупился на комплименты хозяевам.

По его словам, они "с Дмитрием Анатольевичем очень быстро закончили разговор, в ходе которого вообще не нашли никаких разногласий".

Лукашенко заверил, что "настоящие друзья никогда не будут действовать в ущерб интересам друг друга".

Он не преминул указать на "изъяны монополизма в современной архитектуре мироустройства" и заявил, что "глобальный финансовый экономический кризис набирает обороты не без помощи непродуманных действий отдельных государств".

Москва и Минск начали создавать совместную систему ПВО много лет назад

Вместе с тем, на встрече не было принято конкретных и важных решений, углубляющих двустороннюю интеграцию.

Системы ПВО двух стран начали объединяться почти 10 лет назад, и подписанное соглашение лишь поставило в этом процессе формальную точку.

В вопросе придания российскому рублю статуса региональной валюты, то есть перевода двусторонней торговли на рублевые расчеты, о чем давно хлопочет Москва, белорусский президент ограничился общим замечанием о желательности "активизировать взаимодействие" в данном направлении.

Как сообщил Дмитрий Медведев, на встрече рассматривался некий "важный и своевременный" совместный план по борьбе с финансовым кризисом, однако его детали не раскрываются.

Во вступительном слове на заседании Высшего совета Лукашенко говорил о "готовности находить компромиссные варианты даже по самым сложным вопросам", дав тем самым понять, что полного единомыслия между партнерами нет.

Не вполне ясно, что стоит за его замечанием, что создание единой системы ПВО обязательно должно увязываться с неким "комплексом мер по углублению военно-технического сотрудничества".

По мнению Лукашенко, необходимо также "обеспечить на деле равные условия для хозяйствующих субъектов двух стран".

Под "равными условиями" в Минске подразумевают, прежде всего, установление одинаковых цен на энергоносители для российских и белорусских предприятий.

Сложная игра

Союзное государство, созданное Борисом Ельциным и Александром Лукашенко за две недели до добровольной отставки российского президента, десять лет спустя остается аморфным образованием без конституции, единой валюты и паспортов, органов управления и символов. Помимо единой системы ПВО, практически единственным его реальным содержанием являются взаимные безвизовые поездки граждан.

В 2002 году во время визита Лукашенко в Россию между ним и Владимиром Путиным произошел публичный "обмен любезностями".

Российский лидер попытался "отделить котлеты от мух", предложив Белоруссии войти в Российскую Федерацию на правах субъекта, а Лукашенко отверг идею с присущей ему эмоциональностью.

Единственной зарубежной страной, которую Путин назвал по имени в своем последнем послании Федеральному собранию в апреле 2007 года, оказалась Белоруссия. Тогда он фактически признал, что процесс создания Союзного государства зашел в тупик и предложил Минску развивать отношения в межгосударственном формате.

За последние месяцы Белоруссия предприняла ряд шагов, которые наблюдатели расценивают как осторожную попытку сближения с Западом.

В августе прошлого года был освобожден из заключения оппозиционный политик Александр Козулин.

В сентябре власти Белоруссии сотрудничали с международными наблюдателями во время проведения в стране парламентских выборов, и те отметили "позитивные моменты" в организации голосования.

В ноябре были сняты некоторые ограничения на выпуск и распространение неподцензурной прессы.

В ответ на это Евросоюз снял часть санкций, ранее введенных против Белоруссии за несоблюдение прав человека. В частности, в октябре был отменен запрет на поездки в Европу Лукашенко и 35 высших белорусских чиновников.

В начале января МВФ выдал Белоруссии кредит в 2,5 млрд. долларов.

Минск хотел бы получать газ по внутрироссийским ценам, не поступаясь независимостью

Практически одновременно Минск получил двухмиллиардный заем от России, а цена на российский газ для Белоруссии на первый квартал 2009 года, по имеющимся данным, была согласована на уровне 160-170 долларов за тысячу кубометров. Для сравнения: Украине придется платить по 360 долларов.

После заседания Высшего совета во вторник помощник Дмитрия Медведева по международным вопросам Сергей Приходько не исключил выделения Белоруссии дополнительного кредита "в несколько десятков миллиардов рублей".

Встречаясь с белорусскими журналистами перед поездкой в Москву, Лукашенко заявил, что "мы с Западом против России не дружим, как и не дружим с Россией против Запада".

Словесно поддержав действия России на Кавказе в августе прошлого года, ближайший союзник Москвы, тем не менее, пока не спешит с официальным признанием Абхазии и Южной Осетии.

Российские представители, в частности, секретарь Высшего совета Союзного государства Павел Бородин, недвусмысленно преподносили предстоящее подписание соглашения о ПВО как ответ на американские планы размещения в Восточной Европе элементов системы противоракетной обороны.

Однако Лукашенко во время уже упоминавшейся встречи с прессой воздержался от подобных оценок, а лишь заметил, что "в Европе нет еще никаких ПРО".

Некоторые эксперты предполагают, что белорусский лидер стремится занять в мире уникальное положение, которое занимал некогда Иосип Броз Тито: и Восток, и Запад экономически поддерживали его режим, опасаясь, что в противном случае Югославия полностью перейдет в противоположный лагерь.
 

Поделиться:
Загрузка...