Россия утрачивает передовые позиции в мировом танкостроении

19

В государственной программе вооружения на 2001—2010 годы (ГПВ-2010) из-за неудовлетворительного финансирования первостепенная роль отводилась модернизации существующей техники.

Танковые войска продолжают жить по формуле «модернизация—разунификация—деградация».Фото wartechnic.ru

На этапе до 2006 года предусматривалось также проведение опытно-конструкторских разработок. До 2010 года планировалось производство и поставка в войска современного оружия нового поколения.

Господствовало ложное мнение, будто отечественное оружие обладает значительным модернизационным потенциалом, а «многие образцы нашего вооружения и военной техники конструктивно разработаны так удачно, что имеют большой запас возможностей по их совершенствованию». Это якобы позволяет при минимальных финансовых затратах значительно повысить боевые и эксплуатационные характеристики большинства образцов отечественного вооружения и военной техники (ВВТ) путем установки на них нового вооружения, аппаратуры связи, прицельных приспособлений, средств защиты и другого оборудования.

Применительно к бронетанковой технике все оказалось наоборот. Об этом свидетельствует недавняя острая критика этой техники первым заместителем министра обороны Владимиром Поповкиным. И хотя сегодня в оборонной сфере России взят курс на закупку новой техники и прекращение трат на модернизацию старых образцов, танковые войска продолжают жить по формуле «модернизация—разунификация—деградация».

Модернизация российского танкового парка не состоялась.

Научно-технический задел советских времен по вооружению и защите танков оказался исчерпан. Модернизация, по существу, выполняла роль текущего планового ремонта без какого-либо повышения боевых характеристик бронемашин. Потому и не удалось достичь паритета по техническому уровню с зарубежными образцами бронетанковой техники. Как заявил Владимир Поповкин, сухопутные войска будут довольствоваться модернизированным танком Т-90. Однако жизненный цикл этого танка завершился, что явилось следствием неверного прогноза в развитии противотанкового оружия.

За рубежом созданы высокоточные кассетные управляемые боевые элементы, которые доставляются авиацией, ракетами и артиллерией. Это обеспечило эффективное поражение бронемашин сверху, где танк Т-90 практически не защищен и потому непригоден к ведению боевых действий.

На модернизированном Т-90 будет установлено орудие 2А82 с более высокими баллистическими характеристиками. Часть боекомплекта перенесут из корпуса в кормовую нишу новой башни с установкой нового автомата заряжания для использования более длинных бронебойных подкалиберных снарядов (БПС). Предполагается усилить лобовые фрагменты защиты башни и корпуса. А вот о мероприятиях по защите Т-90 со стороны крыши опять ничего не сообщается.

Научно-исследовательский машиностроительный институт (НИМИ), отвечающий за создание танкового боезапаса, не способен в ближайшие пять лет создать бронебойные подкалиберные и кумулятивные снаряды для поражения современных зарубежных танков со стороны лобовых, наиболее защищенных зон из-за отсутствия научно-производственного потенциала. Для НИМИ задача создания БПС с бронепробиваемостью 350 мм/60 град. — неподъемная задача. Но сегодня даже с такой бронепробиваемостью зарубежные танки М1А2 SEP «Абрамс», «Леопард-2А5», «Челленджер-2», «Меркава-3» можно поражать только при стрельбе в борт.

НИИ стали рекламирует новый комплекс тандемной динамической защиты (ДЗ) «Реликт». Но еще в 1992 году в армиях Франции и Германии принята на вооружение противотанковая управляемая ракета (ПТУР) НОТ 2Т, которая надежно поражает танки с ДЗ «Реликт». Установка последней на танк Т-90 не даст желаемого результата.

Сегодня на Т-90 вообще используются комплексы, которые не обеспечивают в полной мере его защиту. Комплекс оптико-электронной защиты «Штора» предназначен только для воздействия на ракеты второго поколения. На ракеты третьего поколения этот комплекс не оказывает никакого влияния. Остается надежда на активную защиту «Арена», если микроволновое оружие противника не выведет ее из строя. «Арена» не способна бороться с БПС и ударными ядрами.

В 2007 году командование сухопутных войск заявило, что работы по созданию бортовой информационно-управляющей системы (БИУС) ведутся успешно. Их планируется установить на разрабатываемые образцы бронетанковой техники. БИУС сопрягается с автоматизированной системой управления тактического звена, и командир танка получает на экране дисплея картину о расположении своих войск и противника. Установка БИУС на устаревшие Т-72, Т-80, Т-90, по заявлению военных, слишком дорога и потому нецелесообразна. Российские танки поэтому в боевых условиях будут подобны слепым котятам. Это выглядит цинично по отношению к выживаемости экипажа.

Практика свидетельствует: через десять лет после изготовления (или капитального ремонта) танк становится небоеспособным. Жизненный цикл Т-72, Т-80, Т-90 — 30 лет плюс-минус пять лет. Поэтому ставка на их модернизацию приведет к перенасыщению армии старыми образцами.

В свое время бывший начальник Главного автобронетанкового управления (ГАБТУ) Александр Галкин по поводу «разномарочности» танков писал: «В последние годы мы имели на вооружении три танка — Т-64, Т-72, Т-80, различавшиеся незначительно по основным характеристикам, но конструктивно существенно. Это порождало огромные сложности в обеспечении войск горюче-смазочными материалами, запасными частями, инструментом, оборудованием и средствами обслуживания. Да и с экономической точки зрения содержание такого разнообразного парка боевых машин расточительно».

Пришедший на смену Галкину генерал Сергей Маев отмечал, что разунификация образцов вооружений — самое уродливое явление в технической оснащенности вооруженных сил. Она влечет разунификацию средств технического обслуживания и ремонта в геометрической прогрессии. Исходя из того, что сегодня на вооружении российской армии продолжают оставаться старые танки, «разномарочный» разунифицированный ряд выглядит так: Т-72, Т-72К, Т-72А, Т-72АК, Т-72М, Т-72М1, Т-72АВ, Т-72Б, Т-72Б1, Т-80, Т-80Б, Т-80БВ, Т-80БВК, Т-80У, Т-80УК, Т-80АТ, Т-80УД. Этот ряд с добавлением Т-90 свидетельствует о больших трудностях, возникающих при обеспечении войск запасными частями, средствами обслуживания и боеприпасами.

Разунификация не обошла и динамическую защиту. Она на наших танках существует в двух вариантах: навесном (только против кумулятивных боеприпасов) и встроенном (против БПС и кумулятивных боеприпасов). В НАТО уже отработана технология отстрела российских танков, навесная и встроенная динамическая защита которых преодолевается БПС, выстрелами гранатометов и ПТУР с тандемными боевыми частями.

Разунификация затрагивает силовые установки машин — на Т-80 остается газотурбинный двигатель, на Т-72, Т-90 — дизельный. Наши разработчики все спорят, какой из них лучше. Американцы давно решили, что на «Абрамсах» будет газотурбинный. Наши войсковые ремонтники выявили: лишь полтора десятка гаечных ключей в комплектах Т-64, Т-72, Т-80 одинаковы. Из трех этих танков, имеющих различные боевые повреждения, невозможно отремонтировать одну машину, используя детали и узлы двух других.

Традиционно главным боевым свойством отечественных танков считается их огневая мощь. И в качестве главного направления модернизации было создание единого унифицированного боевого отделения для танков Т-72, Т-80, Т-90, в котором пушка, автомат заряжания, стабилизатор будут одни и те же. Но поскольку часть боекомплекта Т-90 будет перенесена из корпуса в кормовую нишу новой башни с установкой нового автомата заряжания, идея создания унифицированного боевого отделения не состоялась.

В 2006 году планировалось модернизировать 139 танков Т-72, Т-80, Т-90. С такими темпами работ на модернизацию имеющихся 12 800 этих бронемашин потребуется 92 года. Как следует из заявлений военачальников, в сухопутные войска будут поступать модернизированные танки Т-72, Т-80 и Т-90. Другими словами, уродливое явление — разунификация — продолжается.

В 2003 году руководство ГАБТУ сообщило, что российские конструкторы разработали облик танка нового поколения. Он будет оснащен робототехникой, средствами разведки, навигации, приборами управления и иметь мощное вооружение. Научные разработки по созданию нового танка в соответствии с ГПВ-2010 должны были завершиться к 2010 году. «Если к этому времени в стране возникнут благоприятные экономические условия, можно будет говорить о серийном производстве нового танка», — отмечал начальник ГАБТУ генерал Маев.

В конце декабря 2008 года, будучи еще в ранге начальника вооружения и заместителя министра обороны, Николай Макаров сообщил, что в 2009 году на вооружение планируется принять принципиально новый танк Т-95. В свою очередь начальник 46-го ЦНИИ Минобороны Василий Буренок еще в 2008 году поведал: Т-95 уже принят на вооружение. Но в апреле нынешнего года грянул гром — Владимир Поповкин заявил, что реализация проекта нового танка Т-95 нецелесообразна. Этот факт свидетельствует о полной утрате Россией передовых позиций в мировом танкостроении.

Одновременно видна неразбериха во взглядах руководства вооруженных сил, сколько же танков необходимо иметь. По заявлению главкома сухопутных войск Александра Постникова, в армии 20 тыс. танков, что превышает их потребность в два раза. При этом не упоминается, что большая часть танкового парка нуждается в капитальном ремонте. Владимир Поповкин считает, что достаточно 5—6 тыс. боевых машин. В прошлом году в СМИ просочилась информация о том, что Генеральный штаб принял решение сократить танковый парк до 2 тыс. Непонятно, как можно отразить агрессию, например, после обмена ядерными ударами, когда механизированные войска соседей ринутся захватывать территории, богатые полезными ископаемыми. Здесь двумя тысячами Т-90 ничего не сделаешь.

Зарубежная технология поражения российских танков — это система боевых операций с применением спутников радиолокационной и оптической разведки, самолетов-разведчиков, беспилотных летательных аппаратов с оптоэлектронными и инфракрасными камерами, высокоэффективных противотанковых боеприпасов, функционирующих по формуле «обнаружение — наведение — поражение цели». Наивно полагать, что можно надежно скрыть от разведки танковое подразделение на марше. Его координаты немедленно будут переданы тактическим подразделениям ВВС и сухопутным войскам для нанесения ударов высокоточным противотанковым оружием. В результате боевая задача не будет выполнена из-за больших потерь еще до выхода на передний край.

Поэтому одним из приоритетных направлений должно быть создание средств, снижающих вероятность обнаружения и поражения высокоточными боеприпасами с головками самонаведения. США и НАТО давно работают над средствами защиты боевых машин от оружия с инфракрасными (ИК) и комбинированными (радиолокационными и ИК) системами наведения средств поражения. Сомнительно, чтобы российская оборонка провела достаточный объем НИОКР для создания средств поражения систем обнаружения и наведения противотанкового оружия.

Кардинально проблема создания современного парка бронетанковой техники может быть решена только за счет перевооружения на перспективные образцы. Продолжающееся производство и поставка в войска старых модернизированных танков Т-90 — это подготовка к прошлой войне.

Михаил РАСТОПШИН, кандидат технических наук

Поделиться:
Загрузка...