Мы не британцы, британцы – не мы

15

Целостность Объединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии находится под угрозой. И дело не в происках какого-то внешнего врага — союзным нациям все труднее уживаться вместе. Вполне вероятно, что вскоре мы увидим, как они станут независимыми друг от друга.

SCOTTISH NOT BRITISH – стикер с такой надписью на фоне национального шотландского флага висит на самом видном месте возле шотландской национальной святыни –замка Даннотар, недалеко от Абердина. Заметны попытки персонала содрать неполиткорректный стикер, но — весьма слабые.

Замок Даннотар несколько раз оказывался местом выяснения отношений между англичанами и шотландцами. В первую очередь, он известен тем, что здесь во времена Оливера Кромвеля шотландские роялисты прятали регалии шотландских королей: в результате, в отличие от английских королевских регалий, шотландские удалось сохранить.

И даже, когда армия Кромвеля отрезала и изолировала замок, жена местного священника сумела вынести и документы, и огромный церемониальный меч, который, правда, пришлось сломать пополам.

А в начале восемнадцатого века владелец замка был обвинен в государственной измене союзному государству Англии и Шотландии, а замок был конфискован и продан строителям на кирпичи. Сейчас это романтические руины и национальная шотландская святыня. Впрочем, в других местах Шотландии разворачивались куда более драматические события истории взаимоотношений двух близких народов – англичан и шотландцев.

Тут надо заметить, что  государство Великобритания возникло в результате союза, заключенного англичанами и шотландцами в начале восемнадцатого века. Но вопрос о том, кто из членов королевских семей будет править в союзном государстве, не раз приводил к жестоким столкновениям и массовой резне. Так, в 1715 году шотландцы пытались посадить на престол правнука Марии Стюарт – Джеймса, в котором видели защиту от произвола «английский братьев». Попытка провалилась, но в 1745 году сын Джеймса Чарльз решил попробовать захватить трон еще раз и это привело к куда большему кровопролитию.

Чарльз, строго говоря, имел права на трон, но был католиком, что категорически не устраивало англичан. А вот шотландские горцы, принимавшие его восторженно, решили послужить Чарльзу своими мечами. Их армия двинулась с севера на Эдинбург и захватила его практически без сопротивления. После этого Чарльз решил двинуться на Англию, но был оттеснен обратно.

А весной 1746 года возле столицы Северной Шотландии (Хайленда) города Инвернесс состоялась решающая битва. Горцы были разбиты, переодевшись в женское платье, Чарльз бежал с помощью шотландской дворянки (она считается национальной героиней). Вскоре вождей восстания повесили, рядовых солдат сослали в колонии; шотландцам запретили иметь оружие, носить килты и даже играть на волынке — она была объявлена инструментом войны.

Более того, весь Хайленд был «очищен» от горцев, которые частью вынужденно эмигрировали, частью, утеряв идентичность, влились в равнинную жизнь, а частью просто умерли, лишившись земли, домов и привычного образа жизни. Очевидно, что в истории совместной жизни англичан и шотландцев было немало черных страниц, время же, как оказывается, отнюдь не лечит такие раны.

Тема независимости, выхода из союза с Англией витает в бодрящем шотландском воздухе. А ведь у Шотландии широчайшие права в рамках союза! Многие принципиальные вопросы жизнеустройства – медицины, образования, самоуправления шотландцы решают сами, шотландский банк выпускает собственные – шотландские —банкноты, соответствующие британским, но с другими –шотландскими – изображениями.

Памятники двум важнейшим шотландским героям – Уильяму Уоллесу и королю Роберту Брюсу Первому – успешным борцам с англичанами, выигравшими по крупной битве за независимость еще до создания совместного государства — стоят по всей стране в самых важных точках. Кругом развеваются шотландские, не британские, флаги. Но шотландцам все равно не дают покоя мысли об отделении от Англии и обретении настоящих свободы и независимости.

Памятник Роберту Брюсу Первому

Вот и последнее скандальное решение шотландского правительства – выпустить террориста Аль- Меграхи из тюрьмы и дать ему возможность с почетом вернуться в Ливию, можно связать с глубоко спрятанной симпатией шотландцев к героям-одиночкам, бросающим вызов имперским машинам. Вот и в главном шотландском музее – галерее Келвингроув в Глазго —  висит изображение наиболее любимого национального поэта Шотландии — Роберта Бернса в образе Че Гевары. 

Роберт Бернс в образе Че Гевары

Напомним, Абдель Басит аль-Меграхи в 2001 году был приговорен шотландским судом к пожизненному заключению. Его обвиняли в организации взрыва на борту «Боинга-747» над территорией Шотландии, в результате которого погибли 259 человек, в основном граждане США. Не все верят в вину Меграхи, которого некоторые считают сотрудником ливийских спецслужб, и полагают, что улики против него были сфабрикованы, чтобы оказать давление на Ливию.

Действительно, Ливия вскоре после этого случая официально заявила об отказе от террористических методов борьбы и выплатила семьям погибших $2,7 млрд  компенсации. В минувшем августе министр юстиции Шотландии заявил о своем решении из гуманных чувств освободить и отпустить умирать на родину неизлечимо больного 57-летнего Меграхи.

Кстати, решение об освобождении Меграхи продолжает широко обсуждаться в Шотландии на всех уровнях. Одна из ведущих местных газет « The Scotsman» опубликовала результаты дискуссии старших школьников о предоставлении свободы Меграхи. Материал занял целый разворот и вердикт был такой: да, это было сложное решение, но мы думаем, что его позитивные аспекты перевешивают негативные, и мы гордимся своей страной, которая проявила смелость принять такое решение.

Особенное возмущение шотландских школьников вызвало давление США, осудивших шотландское правительство. Америке припомнили и бомбардировки Ирака, и то, что она вообще любит совать нос не в свои дела.

Сам факт того, что в сложную политическую дискуссию шотландцы вовлекают старших школьников, вызывает искреннее восхищение. При этом рядом можно найти и мнение бизнесменов, производителей виски, сильно озабоченных тем, что после предоставления свободы Меграхи, США в знак протеста резко сократили закупки шотландского виски. И, кстати, перелистывая газеты, вы опять натыкаетесь на характерные подписи  под читательскими письмами – «scotnotbrit». А ведь из России жизнь союзных наций  в Великобритании кажется почти идиллической.

Двадцать первый век, похоже, будет веком нового расцвета национализма. Конечно, дело тут не в обострившейся национальной сентиментальности под воздействием, например, таких фильмов, как «Храброе сердце» Мэла Гибсона, рисующего образ благородных и гордых шотландцев и откровенно мерзких англичан. По-видимому, образование такой структуры, как «Евросоюз», требует деконструкции промежуточных образований, в которые превращаются федеративные государства, входящие в  ЕС или близкие к нему.

Усиление централизации предъявляет требование упрощения структуры частей союза. Это даже не политика, это законы организации структур, законы соотношения частей и целого.  Не исключено, мы еще увидим, как Шотландия станет независимым государством. Между прочим, ее территория – около трети Великобритании.

Просторы Шотландии

Несколько недель назад один из наиболее ярких шотландских политиков Майкл Форсит  обратился к премьеру Великобритании Гордону Брауну (между прочим, тоже шотландцу) с призывом провести референдум о независимости Шотландии в ближайшее время, лучше всего — одновременно с всеобщими выборами, которые должны состояться в следующем году.

По мнению Форсита, это должно положить конец спекуляциям на данном болезненном вопросе. Некоторые шотландские политические обозреватели полагают, что это действительно был бы верный ход, который позволил бы выяснить истинное взвешенное  мнение шотландского народа, а не ориентироваться на выступления отдельных экзальтированных групп, раздувающих пламя национализма. Однако, по общему мнению, Гордон Браун не тот человек, который может решиться на такой смелый политический поступок.

Татьяна Чеснокова

Поделиться:
Загрузка...