Дрожащее вымя российского фюрера

719

Вторая по счету операция «Узурпация» входит в завершающую фазу. Элла Памфилова получила баблище и потекла государственной слюной. Сейчас эта слюна вспенится и заполонит собой умы электората.

Впрочем, мозги и так «промыты» до имперского блеска: «нас боятся, уважают, можем повторить, нам завидуют, точат зубы на ресурсы, и – хрен им, а не нашего Путина». А еще – «бедный, бедный Путин, он так старается, но ему никто не дает». Прямо старик Козлодоев в период весеннего гона: полон потенции, но отринут предметами сексуального вожделения.

Не дают – что? Воровать? Но он еще в благословенную собчачью эпоху нахапался так, что у прикормленной братвы зелень из ушей полезла. Что еще не дают? Нападать на соседей? Вот вам «Крымская весна» и «Донбасская мясорубка». Шантажировать не дают? Но и тут из кремлевской ширинки выскакивает северокорейский упитыш, помахивая своим набухшим ядерным достоинством. Наверное, несчастный электорат имеет в виду, что «не дают народ осчастливить»! Но не для того этот парень узурпирует власть, чтобы кормить Марьиванну и Васильпетровича. Он узурпирует её для себя и своей клиентелы. Для тех, кто греет свои натруженные косточки на лазурных побережьях, нежась на украденных виллах и рассекая на наворованных яхтах с обнаженной обслугой. Они и есть его избиратели, подельники, гаранты, защитники и спонсоры, а итоге – бенефициары путинской эпохи. Все эти Прохоровы и Дерипаски, Потанины и Ковальчуки, Ротенберги и Тимченки, Авены и Фридманы. Откройте русский список «Форбс» и насладитесь.

Западу трудно признавать собственную ошибку. Пока в Европе и Америке миндальничали с угнездившейся в Кремле русской мафией – на оккупированной территории России вырос гибридный монстр, которому трудно дать однозначное исчерпывающее определение. Полу-фашизм, полу-совок, полу-расизм, полу-нацизм, все – с приставкой «-полу», кроме одного: этот режим несет вполне реальную смерть сотням тысяч, и даже миллионам людей на планете. Он сеет страх и пожинает мертвецов, которые потом по мановению волшебной палочки политтехнологов восстают из склепов, чтобы воскликнуть «Путин крут!» и, не вспотев, поагитировать за смертоносного Вовочку. Превратив телевидение в «магазин на диване», он вот уже восемнадцать лет успешно продает электорату протухшие идеи дохлого «совка». Покупатель раскошеливается, жрет, пьет, давится и подыхает на месте от несварения. Но по телевизору не говорят о том, что всероссийское кладбище вот уже 18 лет наступает на Москву. Напротив: «больше «совка», еще больше, даешь закручивание гаек по всей площади, наведем порядок железной рукой!..» А за красивым кадром, сляпанным в Останкино по устаревшему голливудскому стандарту – зияющие могилы и мертвящее запустение…

О, эти страшные списки, составляемые в кипящей злобой Америке! О, нежное вымя клепто-олигархата, набухшее от капитала и подрагивающее от любого прикосновения! Оно не терпит пытливого взора судейских и прокурорских, морщится от малейшего просвечивания, оно брызжет ядовитым молочком ненависти, но ничего не может сделать. И вот уже американцами озвучены имена токсичных бизнесменов, с которыми партнерам США дел иметь «не рекомендуется». А скоро огласят весь список, по именам, начиная с верховного клептокомандующего и спускаясь вниз по тщательно выстроенному хребту «суверенной вертикали»: через плечи военщины и губернаторскую грудину – до самых лубянских интимностей и когтистых лапонек останкинского «шагающего экскаватора», что выгребает из черепов россиян любую здравую мысль.

В Кремле негодуют и паникуют: Запад замахнулся на «священное вымя». Сколько лет из России выкачивали все, что только можно выкачать, вывозили чемоданами, самолетами и железнодорожными составами, распыляли, рассовывали по укромным уголкам, аккумулировали и чахли над златом! И что теперь? Все пойдет прахом? Сгорит или заморозится? Эти панические вопросы порождают хаос за сакральными красными стенами. Путин делает вид, что уверен в себе как никогда. А что ему еще остается? Только раздуваться жабой на болоте и пугать своими размерами местных кикимор. Он раздает невыполнимые обещания, вплоть до устрашающих, грозящих чудовищными последствиями от масштабной амнистии в честь «Дня узурпации». И тюрьмы рухнут, и выйдут на волю вольную десятки тысяч уголовников, готовых кромсать и резать рыхлые тушки лопушков-обывателей. Не политзаключенных же он собрался освобождать, а свою, классово близкую «урлу», которой просто повезло немного меньше, и они в свое время не смогли устроиться под теплое собчачье крылышко…

Кремлевская паника будет рукотворно экстраполирована на всю территорию России, которая после марта 2018-го пожнет свою бурю. Рухнет рубль, потому что его и так уже удерживают из последних сил; обнищает население, обложенное новыми непосильными налогами; скукожится ассортимент продуктов в магазинах, ибо новые санкции не позволят наполнять прилавки с прежней интенсивностью, а качество «силоса для быдла» снизится до непристойного уровня; сократится производство и подскочит уровень безработицы; увеличится давление на общество, участятся политические убийства и преследования…

Это пощупанное вымя будет мстить всем и каждому. За то, что посмели, высветили и прикоснулись. Оно зальет своим ядовитым молоком страну, чтобы смешать его с кровью. И не найдется никого, кто решился бы на подвиг князя Юсупова и депутата Пуришкевича. Или найдется, как всегда, в самом ближайшем окружении? И готовы ли вы простить, к примеру, убийце Золотову смерть Немцова в обмен на ликвидацию «Распутина номер два»?

Александр Сотник

Поделиться:
Загрузка...