Имя украинской Цусимы — Змеиный

22

 В истории многих стран есть события, символизирующие национальный позор, ставшие не проходящей десятилетиями или столетиями болью. В России таким символом навсегда останется Цусимское сражение, в ходе которого пытавшаяся прорваться во Владивосток 2-я Тихоокеанская эскадра потерпела сокрушительное поражение – погибли 8 броненосных кораблей, 4 крейсера, вспомогательный крейсер, 5 миноносцев и несколько транспортов.
Четыре броненосных корабля и миноносец по приказу командующего 3-м броненосным отрядом контр-адмирала Николая Небогатова сдались, несколько кораблей интернировали в иностранных портах. Главное же — Цусима показала общую гнилость системы управления, неподготовленность российского флота к современной войне, бездарность многих государственных деятелей, адмиралов и офицеров.

Насколько глубоко было впечатление от катастрофы и утвердившаяся нарицательность событий 14-15 мая 1905 года, прекрасно иллюстрирует запомнившийся мне рассказ деда, принимавшего в 1963 году участие в сессии ВАСХНИЛ. Его поразило, что в кулуарах академического собрания два стареньких ученых назвали последствия кукурузных экспериментов «аграрной Цусимой», хотя 58 лет назад они были, едва ли, гимназистами или студентами младших курсов. Воцарившийся тогда в России траур был поистине всенародным – в самых дальних селах отменялись свадьбы, а церкви были забиты людьми самых разных званий и положений, пришедших помолиться за упокой души убиенных воинов, «положивших живот свой за други своя».

Шок от трагедии в Цусимском проливе был настолько велик, что всколыхнул все классы российского общества – от самого бедного крестьянина до высшей аристократии, заставил их взглянуть на происходящее вокруг новым взглядом, почувствовать необходимость перемен в государстве, поиска выхода из кризиса и путей осмысления будущего.

Одной из причин дальнейшей эскалации революционных выступлений, крестьянских волнений, восстаний в армии и на флоте, требований введения конституционного строя стало оскорбленное национальное самолюбие. Монарх и правительство в сознании миллионов олицетворяли катастрофу. Изысканный поэт-символист Константин Бальмонт выразил господствовавшее настроение в стихах, в которых прозвучало: «Наш царь – Цусима». Пусть участники революции и выступлений протеста были не совсем объективны, рассуждали излишне прямолинейно, но они не остались равнодушными зрителями.

Своя Цусима, даже целых две, появилась и в Украине. Это «Фаина» и шельф острова Змеиный, достойные стать нарицательными именами современной бездарной и беспомощной украинской власти, да и в целом – государства Украина… Они, во всей полноте показали абсолютную бессовестность действующей власти и, увы, поражающую апатию общества.

Несколько месяцев, одурманенные наркотиками, бандиты удерживали судно и, все это время, не делалось ничего, кроме бредовых заявлений о том, что МИДу постоянно «не дают работать». Ни судьба несчастных моряков и их семей, ни всеобщее унижение Украины, власть имущих не волновали. А решался вопрос, при наличии желания, элементарно. Ветераны подразделений антитеррора, с которыми я общался, полностью подтвердили мнение министра внутренних дел Юрия Луценко, что обезвреживание неграмотных африканцев легко, без риска для заложников, провел бы любой из многочисленных украинских спецназов. Однако нелегитимый и.о. председателя СБУ предпочел, как обычно, заниматься травлей антипрезидентской оппозиции, прослушиванием депутатов и членов правительства, дежурными историческими фальсификациями. «Альфа» ее хозяевам на Банковой нужна только в качестве орудия очередного государственного переворота.

Подобно СБУ, ничего не делали и ВМС, видимо, чрезмерно занятые реализацией директивы министра обороны о комплектации частей морской пехоты уроженцами Галичины и проведением мероприятий по спецпропаганде в Севастополе. Немногие способные отойти от пирса суда готовились не к боевому походу к берегам Сомали, а к натовским учениям.

Что касается правоохранителей, то они предпочли «не заметить» темную историю с экспортом оружия. Вероятно, такая поражающая слепота объясняется тем, что торговля оружием курируется непосредственно Секретариатом президента Ющенко, а руководители занимающихся этим организаций отчитываются непосредственно перед главой государства и от него же получают задания.

Более чем очевидно, что такое большое количество современной военной техники не нужно мирной, никогда ни с кем не воевавшей Кении. Зато новейшее вооружение крайне необходимо граничащему с ней Судану, в котором на Юге и в провинции Дарфур на Западе сосредоточены крупные силы повстанцев, а отношения с Египтом и Эритреей накалены настолько, что могут перейти в вооруженное противостояние.

Согласно имеющейся у меня информации, высокопоставленные правительственные чиновники Кении, за вознаграждение, просто выписали фальшивый сертификат конечного пользователя и обеспечивали дальнейший транзит, что украинской стороне было заранее известно. Таким образом, речь идет о сознательном нарушении государственным руководством Украины эмбарго Совета Безопасности ООН (наложенного 29 марта 2005 года Резолюцией № 1591) на поставку вооружений в Судан. Как и в истории с вооружением Грузии, оружие было продано по демпинговым ценам, а разница с рыночной ценой и доплата за нарушение эмбарго перечислены Суданом на несколько частных счетов в западных банках.

Всю правду о назначении груза мы вряд ли узнаем даже после президентских выборов, но, уверен, и частичная информация будет иметь соответствующие правовые последствия. Сейчас же президент рассказывает о титанических усилиях, приведших к освобождению судна, хотя моряков просто отпустили исключительно благодаря судовладельцу, заплатившему выкуп. А руководители всех украинских бумажно-виртуальных разведок, четыре месяца «освобождавшие» заложников в киевских креслах, уже повалили спецрейсами в Момбасу обниматься с согражданами, брошенными на произвол судьбы.

Еще более показательна утрата Украиной шельфа вокруг острова Змеиный, навсегда теперь ставшим в отечественной истории и народном сознании братом-близнецом острова Цусима. Отдана не цистерна бензина, а 9,7 тысяч квадратных километра, составляющих около 80% нефтегазоносного шельфа. Запас углеводородов на переданной территории составляет, по оценкам экспертов, не менее 1,2 миллиарда тонн, что полностью обеспечило бы ВСЕ наши потребности в газе более чем на 40 лет. В сегодняшних ценах на газ, сумма составит почти 500 миллиардов долларов.

Создается впечатление, что Украина, преданная президентом и его дипломатами, оккупирована Великой Румынией и вынуждена подписать навязанные условия капитуляции. Наши потери в экономическом и моральном плане сопоставимы с потерями России от Брестского мира. Особый ужас в том, что государственное руководство пошло на римейк «похабного мира» по своей воле, фактически подарив Бухаресту территорию со сказочными богатствами. Подобного прецедента история не знает. Как не знает и такого непробиваемого безразличия народа к распродаже родной земли и национальных богатств. Брестский мир стал спусковым крючком, вырвавшихся из глубин униженного народного сознания, гнева и ненависти, давших белым армиям прилив убежденных добровольцев. Шельф Змеиного – темой нескольких возмущенных публикаций, не имевших особого резонанса.

Я не буду повторять знаменитый вопрос-рефрен Павла Милюкова: «Что это – глупость или измена?» Очевидно, что произошла именно сознательная и хорошо оплаченная измена. В Украине невозможно без взятки решить вопрос и с установкой палатки на базаре, что уж говорить о вопросе ценою в сотни миллиардов долларов. Могут возразить, что Ющенко и Огрызко пошли на сдачу национальной территории, пытаясь заручиться поддержкой Румынии при вступлении в НАТО. На это обстоятельство недвусмысленно намекнул бывший министр иностранных дел Румынии Адриан Северин: «Румыния недавно вступила и в НАТО, и в Европейский Союз, и это дает ей возможность оказывать всемерную поддержку Украине на долгом пути реформ, которые призваны приблизить ее к стандартам этих двух сообществ… От дружбы и поддержки Румынии Украина выиграет гораздо больше, чем от нескольких лишних квадратных километров континентального шельфа». Спасибо румынскому министру – он, по крайней мере, откровенен. Даже не спорю — поддержка в НАТО могла учитываться наряду с меркантильным финансовым интересом, но интимные подробности отношений евроатлантических партнеров пусть выясняет следствие. Пока же можно констатировать, что, де-факто обнаруживается очевидная ДОБРОВОЛЬНОСТЬ передачи шельфа.

Для понимания сложившейся ситуации приведу исторические факты. Змеиный стал российским в результате победоносной русско-турецкой войны 1828-29 годов. После крымского поражения, союзники отдали остров Румынии, не преминувшей показать традиционные шакальи повадки своей внешней политики. Историческая справедливость была восстановлена в апреле 1944 года — Змеиный освободил отряд морской пехоты Черноморского флота. 23 мая 1948 года передачу острова СССР оформили дипломатическим протоколом. С советской стороны стояла подпись первого секретаря посольства Николая Шутова, с румынской — полномочного министра Эдуарда Мезинческу. Советская дипломатия умела показать достоинство государства — при ющенковской первые секретари румынского посольства ощущают (с полным на то основанием) профессиональное и нравственное превосходство над министром измены…

Протокол был подтвержден советско-румынскими договорами о государственной границе: подписанным Вячеславом Молотовым и Петру Гроза в 1949 году и договором 1961 года. Кроме того, принадлежность острова Советскому Союзу, Румыния признала подписанием в Хельсинки в 1975 году Заключительного акта Общеевропейского Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, зафиксировавшего незыблемость послевоенных границ. Упомянутые международно-правовые документы были единогласно и без малейших оговорок ратифицированы как Верховным Советом СССР, так и Великим национальным собранием Румынии.

Пока существовал Советский Союз, никому в Румынии в голову не приходило поднимать вопрос Змеиного и прилегающего к нему шельфа. Но, когда появилась независимая Украина — румынские реваншисты заявили, что следует ликвидировать «последствия тоталитаризма» и на государственном уровне развернули мощную пропагандистскую кампанию о «сталинской аннексии». Говоря о несамостоятельности и неправомочности коммунистических властей Румынской Народной Республики/Социалистической Республики Румыния, Бухарест, по сути, выдвинул тезис о денонсации всей действующей договорно-правовой базы.

Если, в свою очередь, нам взять данный принцип на вооружение, то можно выдвинуть такой счет за румынскую оккупацию Украины в период Второй Мировой войны, что Бухарест не расплатится десятилетиями. Ведь послевоенные репарации платились Румынией не независимой Украине, а СССР. В какую сумму оценить жизни жителей УССР, убитых румынскими оккупантами (только в Одессе и только евреев было расстреляно более 60 тысяч человек), этнические чистки, уничтоженное имущество, безвозвратно потерянные бесценные произведения искусства?

В случае продолжения педалирования Бухарестом тезиса «сталинской аннексии», я, как народный депутат Украины, буду настаивать и добиваться перевода вопроса компенсации за румынскую оккупацию 1941-1944 годов в практическую плоскость. Например, чтобы каждый гражданин Украины, пострадавший от румынской оккупации, получил компенсацию за причиненные страдания, утрату близких, нанесенный материальный ущерб.

Впрочем, для того, чтобы потребовать от Румынии выплаты компенсации, можно было в 2006-2008 годах и не прибегать к логике зеркального отражения. 5 декабря 2006 года Аппеляционный суд Бухареста реабилитировал казненного в 1946 году маршала Иона Антонеску и членов его правительства. Постановлением суда он признавался невиновным в военных преступлениях, а оккупация советской территории трактовалась как «юридически оправданная превентивно-оборонительная война» и «освобождение оккупированных земель». Иными словами, Румыния официальным оправданием оккупации, приняла на себя юридическую ответственность за действия режима Антонеску и, необходимо было немедленно потребовать компенсации нанесенного ущерба в полном объеме. Разумеется, украинская власть этого не сделала. Во-первых, для нее невозможно обидеть одного из главных лоббистов по вталкиванию Украины в НАТО, а, во-вторых, сближала идеология. Ведь не могут деятели, делающие национальными героями палачей «Нахтигаля», осуждать румынских фашиствующих коллег реабилитирующих местных преступников против человечества. Официальный Киев не только не поставил вопрос о выплате компенсации, но и не проронил ни единого слова осуждения. У Ющенко и Огрызко жертвы делятся на категории – если погибли от голода тридцатых, то им нужно ставить помпезно-кощунственные пантеоны и устраивать геноцидный фарс, если от рук фашистских оккупантов, в том числе – румынских, то они не нужны и неинтересны.

Решение о реабилитации свергнутого кондукатора отменил Верховный суд Румынии в мае 2008 года из-за протестов еврейских организаций, возмущенных героизацией одного из организаторов Холокоста. Они развернули настолько активную антирумынскую кампанию в странах ЕС и США, что официальный Бухарест вынужденно пошел на попятную. Видимо, и у нас некоторые «оппозиционеры» храбро ждут, что, вместо них, отмены реабилитации нацистских карателей, добьются еврейские и международные организации.

Показательно, что у истоков продажи шельфа стоят те же личности, что и закончили в 2009 году оформление сделки. В 1997 году был заключен договор «Об отношениях добрососедства и сотрудничества между Украиной и Румынией», содержащий положение о праве обращения сторон, при наличии спорных вопросов делимитации границ, в международный суд. Этот договор, грубейшим образом, нарушает статью 2 Конституции, гласящую, что «территория Украины в пределах существующей границы является целостной и неприкосновенной». Это антиконституционное положение осталось в окончательном тексте Договора благодаря позиции секретаря СНБО Владимира Горбулина и начальника Управления внешней политики Администрации Президента Владимира Огрызко, обезумевших от евроатлантического рвения до такой степени, что явный ущерб национальным интересам был ими проигнорирован. Единственный украинский дипломат, мужественно пытавшийся не дать совершиться готовящемуся предательству, был научный консультант Президента Виктор Воронин. Незадолго до заключения договора, он направил Леониду Кучме докладную записку о недопустимости согласия на международный суд при территориальных спорах с Румынией. К сожалению, документ была заблокирован Огрызко, постаравшемся потом, с помощью Горбулина, убрать Воронина из АП.

А Горбулин свой путь прошел до закономерного конца. Поработав в СНБО после путча над обеспечением интересов США и усилению конфронтации с Россией, он ныне публично призывает к «вооруженной демократии» — аналогу массовых репрессий против лидеров Юго-Востока и повторению 1937 года.

Подписанный договор предоставлял потенциальную возможность отторжения украинских земель и Ющенко реализовал полученный шанс. Международный суд ООН в Гааге рассматривает любые вопросы только (!) при условии согласия сторон и, никто не мог заставить Украину его давать. Тем не менее, Ющенко согласился без колебаний и заверил президента Румынии Траяна Бесэску в том, что любое принятое решение будет Украиной неукоснительно выполнено.

Не сомневаюсь – он неукоснительно выполнит положения сделки и пойдет дальше Симона Петлюры, у которого на счету всего лишь один подобный международный договор – Варшавский договор с Пилсудским. По словам президента Украины, «принятое судом решение открывает новые возможности для плодотворного сотрудничества во всех сферах двусторонних отношений».

Действительно, возможности для «плодотворного сотрудничества» немалые — Румыния также претендует на Буковину и часть Одесской области. Единственное, что следует помнить, идя по стопам главы Директории – деньги, полученные от маршала Пилсудского, Петлюра не успел потратить даже в Париже…

Заранее предвижу, как после этой статьи опять начнутся вопли, что я «не люблю Украину». Ведь сформировалась целая прослойка паразитов, получающих хорошую плату за мантры о «любви к Украине». В результате их душеполезной деятельности, по данным социологов 18% населения ненавидит собственное государство, а более 70% относится к нему скорее плохо, чем хорошо. Это, несравненно, более убийственная цифра, чем вполне предсказуемые 94,6% недоверия к власти.

Что касается верховного «любителя Украины», перешедшего от махинаций с валютным курсом к продаже национальной территории, то, как будто про него, написаны строчки Тараса Шевченко: «А той, щедрий та розкошний, Все храми мурує; Та отечество так любить, Так за ним бідкує, Так із його сердешного, Кров, як воду точить!»

Подобно профессору Преображенскому, скажу – да, я не люблю ксенофобские отбросы, рассевшееся в высоких креслах убожество, многопудовых сытых люмпенов при власти, наедающих на «любви к Украине» третий подбородок. Не люблю навязывания, в качестве государственной идеологии, бандеровского национал-фашизма, восхваления гитлеровских коллаборационистов и повальной коррупции. Не люблю подонков в министерских креслах – разворовывающих бюджет, печатающих за счет налогоплательщиков в школьных учебниках русофобскую мерзость и восхваления собственных деточек.

Я не просто их не люблю, а буду и дальше стараться очистить Украину от этой грязной майданной пены. Я знаю, что нет ничего более бессмысленного, чем пытаться договориться с этой агрессивной средой. Знаю, что «компромисс» с оранжево-коричневыми — это предательство миллионов соотечественников, не желающих превращения страны в заповедник националистического тоталитаризма.

Пусть вопят — после сдачи шельфа, они, вообще, не имеют права произносить само слово Украина. Показательно, что, всегда крикливые, национал-патриоты молчат о том, что отдана часть украинской территории. Их логика ясна. Румыния – не Россия, пусть забирает…

Еще я знаю, что смешно надеяться на то, что власть «прозреет» или ужаснется содеянному и уйдет добровольно. Самоочищения, подобного, происшедшему в России после Цусимы, не будет. Тогда самодержавие усвоило горькие уроки и начало с программы развития флота и наказания виновных в национальном позоре. Контр-адмирала Небогатова отдали под суд и приговорили к смертной казни (замененной 10 годами заключения в крепости), не минула кара командиров и старших офицеров броненосцев «Николай I», «Апраксин» и «Сенявин». Кто-то может вообразить картину наказания Ющенко Огрызко или Наливайченко?

У далеко не идеального царизма было не только чувство ответственности перед страной и способность к самоочищению, но и понятие чести – недоступного национал-радикалам по определению. После Цусимы добровольно ушли в отставку Главный начальник флота и Морского ведомства великий князь Алексей Александрович (кстати, родной дядя императора) и Морской министр адмирал Федор Авелан. В отличие от, бесчестных и бездарных, ющенковских назначенцев, они были людьми порядочными, внесшими неоспоримый вклад в укрепление обороноспособности России. Можно по-разному оценивать великого князя, но нельзя отрицать, что он, руководя флотом с 1881 года, восстановил морскую мощь империи.

Бывший командующий погибшей эскадрой вице-адмирал Зиновий Рожественский был тяжело ранен в бою, а проведенный им, без единой потери, почти полугодовой переход из Балтики в Тихий океан, до сих пор вызывает восхищение. Хотя он допустил в ходе боя серьезные ошибки, но основная вина за поражение лежала не только на командующем. Тем не менее, Рожественский подал в отставку с должности начальника Главного морского штаба и настоял на проведении судебного процесса над собой. На суде он заявил, что ответственность за Цусиму лежит только на нем, требовал (!) для себя смертной казни и превозносил героическое поведение подчиненных. Суд полностью оправдал адмирала, но он счел морально невозможным вернуться на службу.

Можно ли представить на месте генерал-адмирала Романова и адмирала Авелана Наливайченко или Маломужа, добровольно подающих в отставку? Можно ли допустить даже мысль, что Огрызко потребует суда над собой и заявит, что заслуживает пожизненного заключения за сдачу нескольких тысяч квадратных километров украинской территории?

Вопросы риторические… Мы имеем дело с подлой властью самозванцев и это отнюдь не метафора. Украина для них — не более чем средство наживы, а фарисейские вопли о любви к Отчизне – дымовая завеса, маскирующая неистребимое желание остаться у кормушки навечно. Сегодня, к сожалению, возлагать надежды на диалог с властью, ее перерождение или очищение от грязи бессмысленно. Последствия современных Цусим придется преодолевать нам самим и следующим поколениям.
Дмитрий Табачник, доктор исторических наук, профессор

Поделиться:
Загрузка...