УКРАЇНІ ПОТРІБНІ РАКЕТИ ДАЛЬНІСТЮ 2000 КМ ТА БОЙОВІ РОБОТИ – АКАДЕМІК ГОРБУЛІН

172

Про це голова наглядової ради Українського інституту досліджень безпеки, перший віце-президент Національної академії наук України, академік Володимир Горбулін написав у статті «Технологическое перевооружение Украины как щит от российской агрессии» для ІА «Укрінформ».

Повна версія статті В.Горбулина:

Во-первых, отечественный ОПК демонстрирует небывалый всплеск и уровень предложенных высокотехнологических решений в военном деле – от разработок до готовых образцов. Количество и качество новых разработок, пожалуй, превышает все, что было оформлено и выплеснуто на суд общественности за всю предыдущую историю независимого государства.

Во-вторых, военно-политическое руководство настойчиво держит курс на импорт вооружений и военной техники для сил обороны – иностранным производителям в текущем году направляется, полагаю, не менее трети всего ежегодного бюджета на перевооружение. Мы покупаем за границей ударные беспилотники и комплексы противодействия им, средства связи, ракетные катера, корветы, вертолеты, противотанковые комплексы, самоходно-артиллерийские установки, снайперские винтовки и даже боевые машины, минометы и автомобильную технику. Откровенно говоря, добрую треть того, что могли бы производить для сил обороны сами. А намерения военных простираются уже до крупных проектов, таких как приобретение боевых самолетов и зенитно-ракетных систем.

Да, большинство перечисленной техники действительно необходимо силам обороны. Но размах импорта при мизерном бюджете приобрел угрожающие формы для будущего отечественного ОПК. Может ли в современных условиях существовать симбиоз иностранного и отечественного оружия в силах обороны? Убежден, что может. И именно такой путь необходим на этом этапе развития оборонного потенциала.

РК-360МЦ «Нептун»

Почему Украине нужны собственные оборонные технологии?

Начну с того, что многократно и справедливо повторяется: противостояние с путинской Россией только набирает обороты. Украина остается потрясающе уязвимой мишенью. Признак времени неутешителен: Украина находится в условиях перманентной военной угрозы, и так будет продолжаться до времени магистрального перевооружения. Но закупить несколько сотен боевых самолетов и вертолетов, как минимум, в ближайшее десятилетие Украина не сможет, да и вряд ли это нужно. Поэтому выстоять в военном противостоянии со страной-агрессором можно не в линейной войне, а за счет применения и развития асимметричной стратегии. Причем, в условиях нынешней технологической стагнации России шанс Украины заметно вырос.

Предупредительным выстрелом и предвестником технологического коллапса российского государства стал взрыв жидкостного ракетного двигателя во время испытаний новой ракеты «Буревестник» в августе 2019 года – вследствие этого погибли семь человек. Специалисты утверждают, что форсированные и наспех организованные испытания ракеты привели к повреждению малогабаритного ядерного реактора. Уже в 2020 году в РФ осторожно заговорили о существенных технологических проблемах в нашумевших проектах пятого поколения – самолете С-57 и танке Т-14 «Армата». Затем появились откровенные рассуждения экспертов об отставании России в области развития ударных беспилотников. Публично объявив об устрашающих планах создания ударных стратегических беспилотников (С-70 «Охотник», «Альтиус-У» и «Орион»), ни один из трех мегапроектов Россия не довела до конца. Военно-транспортная авиация России ушла в безвозвратное пике: к середине 2020 года в России признались, что с разрекламированным самолетом Ил-112В, который создавали 19 лет, все пошло не так. Санкционный удар остановил разбег пышного проекта «Суперджет-100» (где около 80% комплектующих – западного производства). Хотя РФ невероятно гордится своими ракетами, в этой области тоже обнажились прорехи. Так, поставленные Армении хваленые оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер-М» попросту не поразили цели в условиях действия современных комплексов РЭБ. Москва упорно твердит об успехах в создании гиперзвукового оружия. Но вот, в середине 2020 года сами российские ученые подвергли критике заявления чиновников и пропагандистских СМИ о разработанных российской «оборонкой» всемогущих ракетах. Среди них доктор военных наук Константин Сивков и футуролог Максим Калашников, которые отметили, что ВС РФ не имеют достаточных технических возможностей для обеспечения целеуказания как для перспективных гиперзвуковых ракет «Циркон», так и для обеспечения точной стрельбы комплексами «Калибр» и «Кинжал». Супероружие России было названо «слепым».

Танк Т-14 «Армата»

Гиперзвуковая ракета «Циркон»

Тем не менее, нельзя исключать, что российская война против Украины в будущем способна трансформироваться в масштабную и глобальную. В то же время, современный мир настолько взаимосвязан, что скорее от Москвы следует ожидать избирательного, очагового характера ведения войны и применения войск. Это автономные диверсии, точечные огневые атаки и скрытые нападения на элементы инфраструктуры и информационные системы. Война, скорее, будет иметь волновой локальный характер, вестись не против всей Украины (с ее силами обороны и готовящимся национальным сопротивлением), а против политических лидеров, отдельных общественных деятелей или групп населения. То есть, объектами будущих атак в первую очередь могут оказаться не только Вооруженные Силы, но и гражданская инфраструктура, банки и системы связи, отдельные группы населения. В том числе, путем удачного применения медийных ресурсов и подрывной работы в соцсетях.

Если говорить о применении военного рычага, то не только украинские реалии, но и другие военные конфликты последних лет демонстрируют успех массового применения относительно недорогих, высокотехнологических вооружений. При этом наиболее вероятными условиями современной всеобъемлющей военной активности станет ликвидация такого понятия как «линия фронта», а также массовое применение тактических (оперативно-стратегических) ударных элементов и автономных подразделений. Что увеличивает для Украины риски локальных диверсий или операций, включая, например, проникновение диверсионно-разведывательных групп со стороны белоруской границы и десантно-штурмовых – с морской акватории.

Для иллюстрации можно вспомнить, что Саудовской Аравии, на которую осенью 2019 года было совершено нападение десятком дронов-киллеров, никак не помогли современные американские F-15SA (F-15S) и европейские Eurofighter Typhoon, как и баллистические ракеты. Не сработали ПВО этой страны (12 батарей буксируемых американских ЗРК Patriot РАС-2, т.е. 96 пусковых установок), кстати, объединенное в единую систему с США, а также покупка американской системы противоракетной обороны THAAD на сумму 15 млрд долларов. А вот своей цели атаковавшая группа достигла.

THAAD / Фото: Missile Defense Agency

Еще один показательный аргумент – недавний отказ Германии в поставках оружия Украине. Кстати, это не первый отрезвляющий щелчок. И, вероятно, не последний. Если Украина не будет развивать собственные технологии, она рискует безнадежно отстать и оказаться в вечной зависимости от иностранных партнеров.

Украине с ее скудным бюджетом на перевооружение – менее 1 млрд долл., – очень трудно рассчитывать на закупку иностранных самолетов или мощных противоракетных систем. В то же время в Украине есть технологии, которые могут стать основой асимметричного потенциала сдерживания.

Разработки для гиперскачка в области технологического перевооружения не должны вырываться из общей системы противоборства. Подробно я представил такую современную ​​систему в книге «Как победить Россию в войне будущего» (2020 год). В двух словах, это – сочетание невоенных и сугубо силовых средств. А именно – развитой дипломатии, мощной разведки и хорошо подготовленной контрразведки, развернутой и законодательно выверенной системы территориальной обороны, высокотехнологической профессиональной армии. В этой системе противоборства именно технологическое превосходство может стать основным козырем украинского асимметричного противодействия внешней агрессии.

Украинские передовые технологии

На самом деле, следует рассматривать два уровня технологического перевооружения отечественной армии – создание стратегических (оперативно-стратегических), дорогостоящих платформ и развитие тактических платформ для массового применения.

Первый – построение глобальной системы сдерживания за счет ракетных технологий. Именно ракетных, потому что Украина способна развить ракетный потенциал самостоятельно, без помощи иностранных партнеров. Это одновременно и ракетный меч, и ракетный щит страны.

РСЗВ «Ольха-М»

Ракетный меч – это оперативно-тактические ракетные комплексы (ОТРК) и комплексы крылатых ракет дальностью действия 500 и более километров, а также ракетные комплексы стратегического назначения (РКСН) 2000-5000 км. А также средства усовершенствованной артиллерии с дальностью применения 130-150 км. И авиационные ракеты «воздух-поверхность» с дальностью действия до 110 км. Многие могут высказать скепсис, однако детальное изучение потенциала ракетных технологий говорит в пользу таких возможностей. Сегодня Украина может со всей ответственностью заявить: создание стратегических ракетных комплексов дальностью 2000-5000 км возможно! Оснащенные ракетами с аэробаллистической траекторией полета, они способны преодолеть любую систему противоракетной обороны (ПРО) – ни одно из государств в мире не владеет надежной системой ПРО для уничтожения таких ракет. Но, самое главное, ядро этой идеи состоит в том, что появление определенного количества ОТРК и РКСН де-факто решило бы задачу ПРО Украины.

Каким образом? Да тем, что ракетный фактор становится асимметричным оружием сдерживания. С четким превентивным предупреждением агрессора, что в случае атаки будут поражены стратегические объекты и военная инфраструктура на его территории. И, кстати, таким образом Украина сэкономит миллиарды, которые необходимо выложить на иностранные системы типа Patriot или Iron Dome. За годы войны в ходе работ по созданию РСЗВ «Ольха-М», ракетных комплексов «Нептун», ОТРК «Гром» и МФРК «Сапсан» были отработаны технологии твердого топлива, снаряжения корпусов ракетных двигателей, приготовления взрывчатых смесей и снаряжения корпусов боевой части. В первую очередь, конечно, следует вспомнить ракетные наработки ГосККБ «Луч», разработчики которого создали ракетный комплекс «Нептун» и РСЗВ «Ольха-М». Это КБ вполне способно создать крылатую ракету дальностью 500 и более километров.

РК-360МЦ «Нептун»

Можно также вспомнить выводы специалистов днепровского ракетного кластера, которые берутся за 2-3 года создать многофункциональный ракетный комплекс (МФРК) «Сапсан» и довести дальность полета с 450-килограммовой боевой частью до 500 км. В дальнейшем при использовании авиационных носителей (бомбардировщиков, штурмовиков) и осуществлении пусков ракет с высоты 9-15 км можно достичь дальности применения ракеты МФРК «Сапсан» 1000-1200 км. Затем перейти к созданию двухступенчатых ракет, что позволит достичь дальности действия ракеты уже 2000 км. Что касается 5000 км, то потребуется применение военно-транспортного самолета и изготовления ракеты-носителя двойного назначения с ориентировочным увеличением массы топлива до 9 тонн. Такая ракета будет достигать гиперзвуковой скорости в 10-12 махов, и ее можно будет использовать как для доставки боевой части, так и для выведения на околоземную орбиту спутников.

МФРК «Сапсан» / Фото: Defense Express

Параллельно должен создаваться и ракетный щит. Это отечественные зенитно-ракетные системы и комплексы ПРО с дальностью поражения целей от 30 до 200 км. А также авиационные ракеты «воздух-воздух» с дальностью действия более 50 км.

Второй уровень технологического перевооружения – технологии для создания относительно дешевых разведывательно-ударных систем для массового применения, а также смежных с ними систем функционального обеспечения. Это технологии создания и внедрения автоматизированных систем управления войсками и вооружением, средства радиоэлектронной разведки, радиоэлектронной борьбы, роботизированная техника различного функционала и базирования. Конечно, следует добавить средства защищенной связи и противодействия в киберпространстве. А также – разработки оружия на новых физических принципах, в частности – электромагнитное и лазерное оружие.

Развитие технологий. Украинский путь

Как обеспечить развитие таких технологий в условиях жесткого дефицита ресурсов? Да еще в период, когда уже сделан акцент на импорт оружия? На этот счет тоже имеются рекомендации – как минимум, они могут стать основой для дискуссии. Предлагается рассмотреть следующие возможности.

Основой должно стать выведение нескольких наиболее приоритетных задач в непрерывно действующие, независимые от гособоронзаказа, программы – утвержденные соответствующими постановлениями правительства. Нет сомнения, что ключевой должна стать Государственная целевая «Программа создания ракетных комплексов крылатых ракет, оперативно-тактических ракетных комплексов и ракетных комплексов стратегического назначения». Дополнительно следует определить возможность формирования и утверждения Государственной целевой «Программы автоматизации и роботизации ВСУ», предусматривающей как создание автоматизированных систем управления войсками и вооружением, так и разработки роботизированных систем различного базирования: беспилотных авиационных комплексов, наземных, морских, подводных и космических роботизированных комплексов. А также подобная программа по развитию боеприпасов. Такие программы должны быть полностью защищены и финансироваться беспрерывно, бесперебойно, независимо от сроков утверждения гособоронзаказа.

Развитие отдельных элементов системы сдерживания может осуществляться за счет финансирования через Агентство передовых оборонных технологий, которое уже предусмотрено создать в Министерстве по вопросам стратегических отраслей промышленности. Это могут быть разработки, например, беспилотного ракетного катера или комплекса электромагнитного или лазерного оружия.

Определенных успехов в создании и развитии отдельных элементов системы сдерживания можно достичь и за счет двусторонних или международных проектов военно-технического сотрудничества, в том числе, в рамках создания совместных предприятий. Для чего нужна реализация реформы ОПК с образованием ряда отраслевых холдингов как гибких акционерных обществ. Тут уже наметились и первые шаги, в частности, создание совместного украинско-турецкого предприятия по производству ударных беспилотников по турецким технологиям.

БПЛА Bayraktar TB2 / Фото: АрміяInform

Наконец, еще один реальный путь – за счет трансформации государственных спецэкспортеров от предприятий-посредников к предприятиям, которые в результате инвестиций оборотных средств обеспечивали бы разработки современных боевых систем и стали бы совладельцами технологий и производств. В свое время я был инициатором централизации системы государственной оружейной торговли, включая создание госкомпании «Укрспецэкспорт». В настоящее время, когда предусмотрено формирование самостоятельных отраслевых холдингов, вполне логично, чтобы в сфере их компетенции была и реализация продукции, которую они производят. А вот спецэкспортеры в ходе трансформации системы могут развиться до уровня инвестиционных компаний.

Еще один любопытный, хотя и не отработанный до конца механизм развития технологий – за счет форвардных контрактов. То есть, контрактов между силовыми ведомствами-заказчиками и предприятиями – под разработки, которые при условии подтверждения заявленных и согласованных сторонами технических характеристик закупались бы заказчиком в определенном заранее количестве.

В любом случае, ключевым выводом должен быть следующий: если сейчас, в условиях срочного обеспечения защиты государства, активный импорт вооружений и военной техники может быть оправдан, то в рамках среднесрочного и долгосрочного планирования перевооружения акценты должны быть сделаны на отечественные оборонные технологии. Это единственный путь к действительно мощным Вооруженным Силам и надежно защищенному Украинскому государству.

Владимир Горбулин

председатель наблюдательного совета Украинского института исследований безопасности,

первый вице-президент Национальной академии наук Украины, академик

Поделиться:
Загрузка...