Донбасс — это не южный Тироль, господин премьер!

31

 В своем выступлении на Петербургском экономическом форуме премьер-министр Италии Маттео Ренци вновь подчеркнул, что считает неплохой моделью для Донбасса модель Южного Тироля. И в этой исторической параллели кроется очевидное лукавство, которое нельзя игнорировать.

Южный Тироль стал частью Италии только в 1919 году. Это был один из самых болезненных результатов Первой мировой войны. Дело даже не в том, что Италия аннексировала часть территории Австро-Венгерской империи – империя вообще тогда распалась на части. А в том, что отделение Южного Тироля разорвало когда-то единый регион Тироль с общей историей, традициями, языком. Жители Южного Тироля и сегодня общаются между собой на немецком. В австрийском Тироле нет большого города, в котором улицы не были бы названы в честь городов итальянского Тироля. Первый вопрос, который мне задали, когда я приехал в Мерано, центр Южного Тироля, – знаю ли я, какая несправедливость произошла здесь в 1919 году?

Италия и не думала решать проблемы региона. Ее политика в Тироле была позорной

Италия и не думала решать проблемы региона. Ее политика в Тироле была позорной. Более того, правительство Муссолини разработало план его насильственной итальянизации. После Второй мировой войны ситуация привела к волне террора в Южном Тироле. Только австрийско-итальянское сотрудничество и решения международных организаций позволили выработать модель его автономного существования в Италии. Остальные проблемы были смягчены членством обеих стран – Австрии и Италии – в Евросоюзе. Но даже в 2006 году сенатор Франческо Коссига предлагал разрешить жителям провинции провести референдум относительно их желания оставаться в Италии. Почти через девять десятилетий…

Что в этой истории напоминает Донбасс? А вот что. Российская империя и большевистская Россия вели себя в отношении этого региона ровно так же, как Муссолини в отношении Тироля. Они делали все, чтобы лишить Донбасс его украинской идентичности. Венцом этой политики был, вне всякого сомнения, Голодомор. Но на Донбассе все равно не живут люди, которые чем-то отличаются от жителей соседних районов. Язык, на котором говорят на Донбассе, – это тот же язык, на котором говорят в соседних регионах. Нет никакой разницы между Донецком и Краматорском, Луганском и Кировоградом. Кроме одной – оккупации региона российскими войсками и их наемниками.

Если оккупанты уйдут, на Донбассе не будет никакого Южного Тироля. Это – неудачный пример. И если премьер-министр Италии хочет помочь нам – и одновременно вернуть Россию в цивилизованный мир – он должен способствовать этому. А значит – нужно продолжать санкции и работать над демонтажем преступного путинского режима.

А не заискивать перед ним.

Виталий Портников

Поделиться:
Загрузка...